ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я постараюсь как можно скорее связаться с лордом Киндретом, лорд Киртиан, — все так же спокойно сказал вассал. — Лорд Киндрет дал всем понять, что желает, дабы ваши доклады прежде всего передавали ему, и мне ведено беспокоить его в любое время, даже во время сна, если, на ваш взгляд, дело не будет терпеть отлагательств.

«Однако!»

Киртиан слегка сощурился.

— Нет, оно не настолько неотложное. Мы все равно пока что движемся по территории, которую молодые лорды покинули самое меньшее два дня назад. Но мне хотелось бы услышать его мнение до того, как мы завтра снимемся со стоянки и выступим в путь.

Вассал сдержанно поклонился.

— Я постараюсь добиться, чтобы он ознакомился с вашим докладом и связался с вами в течение ближайшего часа, лорд Киртиан.

Экран телесона снова погас, и Джель, благоразумно стоявший все это время вне зоны видимости, хмыкнул.

— Похоже, Киртиан, тебя начинают высоко ценить.

— Похоже, — согласился Киртиан и накрыл экран тонкой пластиной зачарованной бронзы, вставив ее в щель поверх стекла, чтобы не включить телесон случайно, по оплошности. Если кто-нибудь — авось это будет лорд Киндрет — захочет связаться с Киртианом, когда экран закрыт, сама пластина засветится и начнет издавать приятный негромкий звон, чтобы привлечь внимание хозяина. Киртиан всегда закрывал телесон подобным образом; существовала вполне реальная возможность, что кто-нибудь, заполучив ключ, будет со стороны включать экран и шпионить за ним А делать дубликаты ключей умели даже самые слабые маги.

Когда пластина оказалась на законном месте, Киртиан повернулся к Джелю.

— А ведь интересно, а? — сказал он. — Ты ведь тоже думаешь о том же, о чем и я?

— О том, что и статус лорда Киндрета возрастает — и как раз именно благодаря твоим нынешним действиям? — уточнил Джель. Киртиан кивнул. Джель поджал губы. — Если это и вправду так, он потребует, чтобы ты продвигался к поместью Мот, невзирая ни на что.

— Тогда мы придумаем другой план. — Чем больше Киртиан об этом размышлял, тем меньше ему хотелось давить на молодых лордов, занимающих поместье, некогда принадлежавшее мужу Мот. — Мы подсунем им более соблазнительную победу. Не какую-нибудь гипотетическую вероятность, а что-нибудь вполне реальное и осязаемое.

— Дерьмо собачье, — недовольно пробурчал Джель. — Да уж, ты умеешь поставить задачку. Ладно, тогда я разошлю разведчиков. Может, они отыщут какую-нибудь вкусненькую наживку.

И он вышел из палатки на поиски разведчиков. Разведчики, как и все прочие, к этому моменту успели рассесться вокруг своего костра, и их вовсе не радовала перспектива снова куда-то нестись. Все разведчики, естественно, были эльфийскими лордами — предыдущий командующий слишком мало доверял людям, чтобы позволить им разгуливать без присмотра, а Киртиан вовсе не стремился лишний раз рисковать своими людьми. Все они владели магией лишь по самому минимуму и считались лордами лишь в силу своей эльфийской крови. В мире великих лордов для них места не было, кроме как в качестве надсмотрщиков или поставщиков невест. А поскольку ценности они не представляли, с ними зачастую обращались даже хуже, чем с ценными рабами — скажем, с теми же наложницами или искусными гладиаторами.

Киртиан же с самого начала стал обращаться с ними уважительно и в результате и сам постепенно завоевал их привязанность. Они даже признали Джеля заместителем Киртиана — вот уж чего ни один великий лорд никогда бы не сделал! Киртиану стоило немало усилий не показывать, как ему жаль этих бедолаг, но все-таки он старался скрывать свои чувства. В длинной истории эльфов в этом мире их судьба была самой печальной — после судьбы порабощенных людей.

Тихое позванивание бронзовой пластины у самого его локтя оторвало Киртиана от размышлений, и он поспешно открыл экран.

На этот раз на него смотрело красивое, чеканное лицо самого лорда Киндрета. Киртиан коротко отсалютовал.

— Хротеран передал мне ваш доклад и изложил ваши доводы, — с ходу заявил Киндрет. — Первой моей мыслью было, что эти щенки не посмеют угрожать эльфийскому лорду или леди, но… — он неприятно хохотнул, — потом мне подумалось, что они уже это посмели.

— Ну да, — отозвался Киртиан. — По правде говоря, нам неизвестно, действительно ли все меньшие лорды, находившиеся в захваченных поместьях, были убиты людьми, или молодые лорды тоже приложили к этому руку. И у нас нет возможности это выяснить. Они ведь ни за что в этом не сознаются, ибо знают, какое жестокое наказание их ждет в случае разгрома.

Киндрет улыбнулся, но в улыбке его не было ни капли веселья.

— Для столь юных лет вы выказываете просто поразительный здравый смысл. До этого послания я все-таки подозревал, что вам присущ некоторый идеализм.

— Мой лорд, я изучал нашу историю от дней Эвелона и понял, что честь — штука дорогая и не каждому по карману, — бесцветным тоном произнес Киртиан. — Все преимущества на нашей стороне, и потому мы можем позволить себе некоторое благородство. Мятежники же не могут, и, скорее всего, они не воспользовались имеющейся у них возможностью исключительно потому, что не додумались до нее. — Он сделал паузу, потом рассудительно добавил:

— Боюсь, мне пока что не удалось заметить в их тактике особого воображения. И мне вовсе не хотелось бы подкидывать им идеи, до которых они не дошли своим умом.

— Неплохо сказано. Хорошо, я справлюсь с Советом.

А вы продолжайте в том же духе, — Киндрет снова хохотнул, но на этот раз в его смехе послышался отголосок веселья. — Судя по их последним действиям, не исключено, что эти щенки впадут в панику и примутся при вашем приближении попросту разбегаться изо всех укреплений. Ладно, держите меня в курсе.

— Слушаюсь, мой лорд, — сказал Киртиан, но великий лорд уже прервал заклинание, а вместе с ним и связь. Теперь в экране телесона виднелось лишь отражение самого Киртиана.

***

Потрясающую новость о том, что войска Киртиана внезапно свернули в сторону, даже не попытавшись захватить здешние укрепления, принесли не молодые лорды, засевшие в бывшем поместье Мот, а ее люди. Некоторое время назад Мот разослала самых сообразительных своих «мальчиков» следить за армией. И вот на рассвете один из них вернулся и сообщил, что утром армия снялась с места и пошла перпендикулярно своему прежнему маршруту.

Разведчики Мот были не просто умны — четверо из них владели людской магией и способны были подслушивать мысли окружающих. А потому, когда им удавалось подобраться поближе, они способны были узнавать все, что знали рядовые бойцы и даже некоторые офицеры — воистину, бесценный дар.

Теперь армия предположительно направилась к тренировочному лагерю — молодые лорды собрали туда гладиаторов и пытались переучить их на солдат.

— Матушка, они просто взяли да и повернули, — сообщил Мот загорелый, крепко сбитый парень, пока Мот продолжала подкладывать ему еду. «Мальчики» имели обыкновение, выбравшись во внешний мир, напрочь забывать о еде и питье, а потому по возвращении умирали от голода и готовы были выпить озеро. — Такое впечатление, что они прошлой ночью получили другой приказ.

Леди Мот немного подумала над этими новостями, потом приняла решение.

— Лазен, как ты думаешь, за какое время я смогу нагнать армию, если взять хорошего коня? — поинтересовалась она. Парень уставился на нее. В карих глазах постепенно проступило понимание; он задумчиво нахмурился и сделался похож на встревоженного гончего пса.

Лазен знал леди Мот — слишком хорошо знал, чтобы пытаться ее отговаривать. Ему не нужно было читать ее мысли, чтобы понять, что она задумала — впрочем, если бы он пожелал, то мог бы и прочесть, поскольку именно Лазен был одним из четырех местных уроженцев, обладающих магической силой.

«Мог бы, но не станет. Мальчики считают, что читать мысли друзей без разрешения невежливо. Малышу, наверное, такое и в голову не придет — разве что от этого будет зависеть жизнь, моя или его».

57
{"b":"20928","o":1}