ЛитМир - Электронная Библиотека

Можно вызвать у Киртиана безудержную страсть, такую, чтобы он принялся дарить очень дорогие подарки и творить всякие безрассудства, лишь бы только произвести на нее впечатление. Возможно, ей просто удастся довести его до разорения, привив юнцу страсть к азартным играм, или устроить так, чтобы он свернул себе шею на охоте или во время потех.

Или можно подбить его пойти стопами отца и сделать так, чтобы и сын навеки сгинул в глуши. Пожалуй, это самая перспективная идея. Толкнуть его на этот путь будет не так уж трудно, а возможностей тут открывается масса.

Если глухомань сгубила отца, почему эта же судьба не может постигнуть и сына?

Да, как только Триана войдет в доверие к Киртиану, перед ней откроются столь широкие горизонты, что сейчас просто нет смысла всецело сосредотачиваться на каком-то одном плане.

Ну а пока не исключено, что и Аэлмаркин может для чего-то пригодиться.

— Если ты пожелаешь задержаться здесь, думаю, мы подыщем для тебя местечко, — улыбнувшись, сказала Триана — к изумлению Аэлмаркина. — Ты собирался останавливаться у меня?

Она, конечно же, знала, что именно это он и собирался сделать; хоть Триана и не знала, что из вещей прихватил с собой Аэлмаркин, зато она точно знала, сколько их. Аэлмаркин прибыл в одном-единственном экипаже, и при нем было всего два раба — а значит, он как минимум собирался напроситься переночевать.

— Признаться, я надеялся, что ты пригласишь меня остаться, — осторожно произнес Аэлмаркин. Он явно намеревался подвигнуть Триану на этот шаг хитростью либо давлением, и ему даже в голову не приходило, что хозяйка дома по своей воле предложит ему приют.

— Может, ты тогда пойдешь передохнешь с дороги? — небрежно поинтересовалась Триана, указав взмахом руки на дверь. Там уже маячил вызванный незримым сигналом раб — тот самый, что привел Аэлмаркина сюда, — и ждал дальнейших указаний. — Я управлюсь с хозяйственными хлопотами, и мы сможем обсудить наши планы за обедом.

Триана от души позабавилась, глядя, как неуклюже Аэлмаркин выбирается из кресла, но сочла нужным скрыть свои чувства. Аэлмаркин поклонился — не особенно изящно. Триана ответила сдержанным кивком. Раб повел Аэлмаркина в покои для гостей, а Триана вновь взялась за хозяйственные счета. Да, это было скучно — но важно, и их следовало содержать в порядке. В наше время никому нельзя доверять. За всем нужен глаз да глаз — лишь тогда в хозяйстве будет порядок.

Ну что ж.., обед предстоит любопытный. И, честно признать, Триана ожидала его с нетерпением.

***

Триана намеревалась радушно принять Аэлмаркина, а затем, поскольку заняться ему здесь было особенно нечем, позаботиться, чтобы он отбыл — но лишь после того, как он уверит себя, что Триана ведет куда более сложную игру, чем он предполагал первоначально.

Именно так все и произошло. Аэлмаркин явно намеревался задержаться здесь на недельку, если не больше, а уехал через два дня.

Отъезд его ускорило до нелепости добродетельное поведение Трианы. Она не устраивала вечеринок, не приглашала гостей, и хотя Аэлмаркину предоставили несколько привлекательных рабынь, Триана вежливо дала понять, что, если Аэлмаркин повредит девушек, ему придется их купить. А финансовое положение Аэлмаркина было не настолько прочным, чтобы покупать рабов Трианы — да еще и платить по явно завышенной цене, которую она не преминет назначить, — и уж тем более он не мог позволить себе выкладывать такие деньги за мимолетное развлечение.

Чем еще можно было здесь заняться? Охотой? Но Аэлмаркин ее терпеть не мог. Прогулками? Но виды природы нагоняли на него скуку. Играми? Но игрок из Аэлмаркина был неважный.

В общем, он уехал, избавив Триану от своего нежеланного общества, и теперь Триана могла спокойно выяснить, что там происходит с Киртианом.

А значит, первым делом нужно было устроить прием для избранных. Не какую-нибудь оргию, которую она время от времени швыряла, словно кость, тем молодым лордам, что не взбунтовались против своих отцов, — нет, это должен быть благопристойный, но в высшей степени роскошный ужин для нескольких великих лордов, которых забавляло общество Трианы и которые могли себе позволить навещать ее.

И в их число, конечно же, входил и лорд Киндрет.

Первым делом Триана навестила кухню, сообщила поварам о своих планах и рассказала, дабы подстегнуть их, несколько историй о том, что бывало с рабами, имевшими несчастье не угодить гостившим здесь великим лордам.

Увы, в этом ее хозяйство уступало владениям других эльфийских лордов: трапезы Трианы зависели от искусства ее рабов-поваров, а не от иллюзий. Ну, ничего, теперь рабы из шкуры вон вылезут, лишь бы угодить гостям.

О меню Триана не беспокоилась: пускай с ним разбирается главный повар. Он знал, что сейчас созревает и какому мясу, дичи или рыбе сейчас сезон. В этих вопросах на него можно было положиться. А Триана отправилась к телесону, приглашать выбранных ею великих лордов. Всего их было шесть, включая лорда Киндрета и его сына, Гилмора. Гилмор, конечно, та еще обуза, но она уж как-нибудь позаботится, чтобы его несложные запросы были удовлетворены.

Конечно же, среди гостей не было ни единой женщины — одни мужчины. Хотя нет, одна все-таки имелась — любимая наложница Гилмора. Он испытывал какую-то нелепую привязанность к этой твари. Но когда лорд Киндрет деликатно намекнул, что Гилмор, возможно, пожелает прихватить ее с собой, Триана лишь рассмеялась.

— Ну, нельзя же отнимать у ребенка его игрушку! — сказала она с легким оттенком насмешки. — Ничего страшного, мой лорд. Я предоставлю остальным гостям хорошеньких компаньонок, так что она не будет бросаться в глаза. Я, конечно, специализируюсь на другой разновидности рабов, но могу пообещать, что вы останетесь довольны.

— Это вполне меня устраивает, — отозвался лорд Киндрет с экрана. Телесон Трианы был вмонтирован в стену, и обычно его скрывали шторы. Похоже, безрассудное увлечение отпрыска лишь забавляло его — так же, как и Триану. — Уверен, что ваше гостеприимство будет столь же безукоризненным, как и всегда.

— Тогда я жду вас завтра вечером. — Триана улыбнулась, пустив в ход все свое обаяние. — Прекрасно. Надеюсь, мой ключ от портала по-прежнему у вас?

— Я никогда с ним не расстанусь, — заверил ее Киндрет — как перед этим все прочие лорды. — Итак, до завтра?

— До завтра!

Триана подождала, пока лорд Киндрет прервет связь, и откинулась на спинку кресла, весьма довольная собою.

Но она не позволила себе долго наслаждаться достигнутым успехом. Требовалось решить еще один вопрос. Как лучше поступить: продемонстрировать свое магическое искусство, создав для приема причудливое, фантастическое обрамление, или скрыть свои способности и принять гостей совсем без помощи магии?

«Нет, все-таки с магией», — решила Триана после долгих раздумий. Но употребить ее нужно скромно, в меру. Все эти лорды — могущественные маги, и им куда приятнее будет посидеть в спокойной, но элегантной обстановке, чем очутиться посреди устроенного в их честь представления.

А элегантная умеренность требует времени для подготовки. Значит, лучше начать прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик.

Триана выехала вместе с креслом из-за стола и отправилась в обеденный зал. Там она обошла зал, присматриваясь к каждому уголку. Что лучше: создать иллюзию пространства или атмосферу почти интимной близости?

Пожалуй, для ее целей больше подходит аура интимности.

Триана кликнула слуг и велела убрать большой обеденный стол и стулья, оставшиеся от последней вечеринки, а взамен принести обеденные ложа на двоих и столики к ним.

К тому моменту, как слуги все расставили и принесли по требованию хозяйки мшисто-зеленые бархатные покрывала для лож, Триана определилась с основной темой.

Над головой будут звезды. В качестве фона — камни, обросшие мхом, как будто здесь не обеденный зал, а потайная долина, узкая и глубокая. Триана уселась на одно из лож и принялась медленно, со всевозможным тщанием, создавать иллюзию, сплетая ее из воздуха и энергии. Она расставляла и переставляла заново все, от камней и изящных деревьев до крохотных фиалок, пока наконец не сочла полученный результат удовлетворительным, а созданную иллюзию — соразмерной и гармоничной. Струйки энергии сливались в потоки и снова расплетались — и так тянулось до тех пор, пока Триана не решила, что больше ничего менять не нужно.

76
{"b":"20928","o":1}