ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну а если вдруг такой лорд что-нибудь все-таки вынюхает — что ж, Киртиан предпочитает приготовиться к этому заблаговременно.

— Может, она и сама захочет взяться за меч, — предположил Джель и лукаво подмигнул Киртиану. — Ты же знаешь — она неплохо управляется с оружием. Я думаю, если у нее есть хоть малейшая склонность к этому делу, она вскорости увлечется им не хуже нас.

— А что, это идея! — у Киртиана вырвался озорной смешок. — Я могу назначить ее своим заместителем. И что ты тогда станешь делать?

— Упаду на колени и запрошу пощады, — признался Джель. — Склонюсь перед неизбежностью. Я знаю, как она двигается, и видел ее на охоте — у нее реакция куда лучше, чем у тебя. Предки! Да если ей дать лук, я лучше сразу сдамся! Мне с ней не тягаться.

Экипаж в последний раз подскочил на ухабе, и колеса застучали по булыжнику. У Киртиана с Джелем одновременно вырвался вздох облегчения, и они откинулись на мягкие спинки сидений; ехать по мощеной дороге было так же удобно, как плыть по спокойной воде.

— Надеюсь, ты обо всем позаботился заблаговременно? — спросил Киртиан у Линдера. Парень всего лишь два месяца назад сделался его личным слугой, но его вышколил его предшественник, и эльфийский лорд не сомневался, что со временем Линдер будет справляться со своими обязанностями так же эффективно и так же незаметно, как и предыдущий слуга.

На лице Линдера промелькнуло легкое беспокойство.

— Купальни вымыты и подготовлены, обед задержат.

Да, еще музыка и еда для других слуг, которые присоединятся к вечеринке…

Юноша заколебался и бросил умоляющий взгляд на Джеля, словно спрашивая — уж не упустил ли он чего?

— Все правильно, Линдер, — успокаивающе произнес Киртиан, перехватив встревоженный взгляд слуги. Возможно, Линдер упустил пару деталей, но остальные слуги позаботятся, чтобы никаких сбоев не было. Учебные битвы шли уже не первый год, и все знали, чего следует ожидать.

Слуги, работающие в доме или на поле, малость сдвинут свое расписание, чтобы освободить купальни для вернувшихся бойцов. Обед сегодня будет позже обычного — чтобы к тому моменту, как все вымоются, еда была горячей.

И это будет не просто тушеное мясо с хлебом, а что-нибудь повкуснее. Обычно в такие дни жарили мясо или кур, готовили несколько салатов и что-нибудь на сладкое. И пива будет побольше — не так, чтобы начались проблемы, но по паре лишних кружек каждому достанется. А после обеда придут музыканты и начнутся танцы, и если нынешней ночью кто-то будет спать не в одиночку, окружающие и слова против не скажут. А назавтра работа и тренировки начнутся попозже, так что люди смогут выспаться. И все будут чувствовать себя вознагражденными за то, что сегодня пришлось хорошенько попотеть.

«И нам нужно не позднее завтрашнего дня начать обдумывать следующий праздник», — напомнил себе Киртиан. Он не любил, когда между праздниками получаются слишком большие промежутки: ему не хотелось, чтобы слуги, работающие в доме или в поле, начали думать, что с бойцами слишком много носятся, и обижаться на них.

Экипаж притормозил и остановился. Слуга в изумрудно-зеленой тунике и брюках распахнул дверцу, и Киртиан вышел наружу; Джель и Линдер последовали за ним. Солнечный свет уже угасал. Круглые светильники, гроздьями по четыре свисающие с бронзовых столбов, уже заливали беломраморную лестницу центральной усадьбы иссиня-белым светом. Киртиан огляделся по сторонам. Тем временем другие слуги в зеленых ливреях завладели его доспехами и оружием. Джель отсалютовал Киртиану и направился в казарму. Он шагал той неутомимой, неподвластной возрасту походкой, которую Киртиан так и не смог перенять.

Последние лучи заходящего солнца окружили Джеля золотистым ореолом, словно какого-нибудь героя человеческих легенд, удостоенного благосклонности богов.

Киртиан взбежал по мраморным ступеням; Линдер следовал за ним будто приклеенный. Постепенно начали сгущаться сумерки. Двустворчатые двери из литой бронзы распахнулись при одном лишь соприкосновении с магией Киртиана, но молодой лорд не обратил на них ни малейшего внимания. Он собирался пройти через расположенную сбоку незаметную дверцу, предназначенную для привратника. Облаченный в зеленое привратник ожидал этого и заблаговременно открыл дверь, поприветствовав Киртиана поклоном.

— А, Бекер! — поздоровался с ним Киртиан. — Как там твоя жена? Полегчало ей?

Вытянутое лицо человека озарилось улыбкой.

— О, ей уже намного лучше, лорд Киртиан! Мы даже не знаем, как вас отблагодарить…

— Ты вполне меня отблагодаришь, если впредь не станешь в подобных случаях отмалчиваться до последнего, — ответил Киртиан, достаточно строго, чтобы привратник понял, что лорд говорит серьезно. — Если что-то происходит — обращайтесь к аптекарю. Если обычные лекарства не помогают, идите к лорду Селазиану. Я ведь ради этого и держу его на службе. Должен же он хоть как-то отрабатывать свое жалованье!

— Да, лорд Киртиан, — прошептал привратник, кланяясь еще ниже. — Непременно, мой лорд.

— Вот и продолжайте в том же духе, Бекер, — сказал Киртиан и зашагал дальше, оставив привратника заниматься своим делом.

— Линдер, напомни лорду Тенебринту, чтобы он поговорил с аптекарем, ладно? — бросил Киртиан через плечо, когда они со слугой преодолели уже половину коридора.

Толстый светло-серый ковер под ногами скрадывал шум шагов. И хотя алебастровый потолок и стены из белого мрамора с зелеными прожилками были не очень внушительными, Киртиану подумалось, что смотрятся они вполне достойно. — Я не могу допустить, чтобы мои люди и дальше болели только из-за чрезмерного доверия к этому.., этому полутравнику-полушаману! Я вообще не стал бы его держать, если бы люди на этом не настаивали!

— Лорд Киртиан.., некоторые из нас вообще побаиваются лишний раз обратиться к лорду — не то что докучать ему своими болячками, — нерешительно отозвался Линдер. — Вы иногда забываете, что, хотя многие здешние жители родились здесь и выросли у вас на службе, большинство все-таки прибыло из-за границ поместья, а в остальном мире порядки совсем другие.

— Вот потому-то я и прошу тебя напомнить лорду Тенебринту, чтобы он поговорил с аптекарем. Я подозреваю, что этот тип нарочно подогревает подобные страхи своих пациентов. И если это и вправду так, я желаю это пресечь. — Киртиан нахмурился. — Предки! Нам только не хватало, чтобы у нас тут начался мор, и все из-за типа, уверенного, что погремушка из костей и всякие варева лечат все на свете. Он же их потчует этим, пока люди не умирают!

— Лорд Киртиан, я бы, с вашего позволения, сперва попросил сержанта Джеля сказать аптекарю пару слов. — Киртиан краем глаза заметил, что Линдер улыбается. — Сержант бывает на диво убедителен.

Киртиан кивнул. Они свернули из главного коридора в боковой, ведущий к покоям членов семейства.

— Хорошо, Линдер. Делай как знаешь. Но не забудь поставить Тенебринта в известность. В конце концов, он — мой сенешаль.

Линдер скользнул вперед и распахнул расположенную справа дверь, прежде чем Киртиан успел к ней прикоснуться.

— Слушаюсь, лорд Киртиан, — отозвался он.

Киртиан перешагнул порог своих покоев, и его тут же окружили слуги.

Во владениях других лордов их именовали бы рабами.

Да, правда, официально Киртиан считался их владельцем.

Но если бы кто-то из этих людей пожелал уйти отсюда, ему достаточно было бы подать прошение лорду, и его тут же отпустили бы. Киртиан уж как-нибудь изыскал бы способ переправить их на территории, занятые волшебниками или свободными людьми. Но никто об этом пока что не просил: окружающий мир был слишком враждебным, неуютным и опасным, чтобы кого-то туда тянуло.

Киртиан и его мать — а прежде его отец и дед — пользовались уважением, почтением и даже любовью не только со стороны людей, проживающих в поместье, но и со стороны немногочисленных эльфов, признавших их своими синьорами. Самыми значительными были три вассала: вышеупомянутый Тенебринт, занявший пост сенешаля еще до рождения Киртиана, врач Селазиан, уже несколько веков изучающий болезни эльфов и людей, и лорд Пеленаль, агент Киртиана, ведающий всеми внешними делами поместья.

9
{"b":"20928","o":1}