ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 29

Триана лежала на холодной, твердой земле, прячась за кустом, и следила за лагерем, разбитым внизу, в небольшой лощине. На капюшон ее плаща капала вода с ветвей, и хотя плащ сам по себе был водонепроницаемым, влажный туман как-то умудрялся проникнуть даже под искусно заколдованную ткань. Лежать под кустом было неудобно, но представшее ее взору зрелище так изумило Триану, что она позабыла про неудобства.

Внизу сквозь морось виднелся небольшой лагерь; семь-восемь фигур суетились, приводя лагерь в порядок, одна сидела. Именно сидящий и приковал к себе внимание Трианы.

— Видите, моя леди? — прошептал на ухо Триане ее человек-следопыт. — Все как я вам и говорил. Вот тот эльфийский лорд, которого вы искали.

Да, верно, это и вправду был эльфийский лорд — только вот совсем не тот, которого искала Триана. Но упрекнуть следопыта было не в чем. Он никогда не видел лорда Киртиана и потому не смог бы его узнать, и уж тем более — издалека. И уж подавно ему неоткуда было знать, что этот придурок Киртиан никогда не стал бы сидеть и созерцать, как его рабы разбивают лагерь. Но во имя Предков, что заставило Аэлмаркина победить собственную лень и притащиться в эти дебри?

Триана искренне порадовалась, заметив, что Аэлмаркин выглядит не очень-то счастливым. Он сидел, скорчившись, опершись локтями о колени, и даже отсюда Триана видела, как он ежится. Предки! И вправду, даже отсюда видно! Рабы Аэлмаркина пытались разжечь костер, но у них ничего не получалось — слишком уж мокрыми были дрова. Аэлмаркин неуклюже устроился на табурете под навесом и наблюдал за ними. Отсюда Триана затруднялась угадать, о чем он сейчас думает; но мгновение спустя Аэлмаркин ткнул пальцем в сторону груды дров, и та с ревом вспыхнула. Рабы поспешно отскочили, чтобы не обжечься.

Неужто он тоже выслеживает Киртиана? И даже не потрудился сообщить об этом ей?

Внезапно разозлившись, Триана скрипнула зубами. Ах он мерзавец! Да как он смеет?..

Но ее гнев утих так же быстро, как и вспыхнул. А чего, собственно, еще можно было ожидать от Аэлмаркина? Она ведь и сама, если на то пошло, не сообщила ему о своих замыслах. Ну так чего ж злиться? Для нее это всего лишь пари, а для него — очень важный вопрос. Достаточно важный, чтобы заставить Аэлмаркина явиться в здешние чуждые, лишенные удобств края, хотя он любит их не больше Трианы.

Ну что ж, если он выслеживает Киртиана, она будет просто следить за ним! Это сбережет ей массу сил, ибо Аэлмаркин куда хуже приспособлен к жизни в лесу, чем его кузен со своими людьми. Ну а если он начнет плутать, она всегда может велеть своим следопытам взяться за дело самим.

Киртиан между тем так или иначе собирался лезть под землю. Ему нужно найти волшебников, и он желает разыскать Великие Врата, а и то, и другое следует искать в пещерах. А если здешние пещеры и впрямь столь обширны, как о них рассказывают, то обойти Аэлмаркина будет проще простого.

— Молодец, — прошептала Триана рабу. Тот просиял, и улыбка гордости буквально-таки преобразила некрасивое лицо. — Продолжай наблюдать. Я пришлю к тебе Картара. Когда они снимутся с места, следуйте за ними. Когда они снова остановятся и разобьют лагерь, пришлешь Картара за нами.

— Моя леди… — Раб поклонился. Это был крепкий, закаленный человек — как и все, кого Триана взяла с собой.

Раб был одет в подходящий для этого леса наряд: одежда из прочного холста, крепкие сапоги и непромокаемая туника с капюшоном. Триана и сама была одета точно так же, с небольшими отличиями: у нее еще имелся непромокаемый плащ, а одежда была пошита из прочной, но более мягкой ткани. Насколько было видно, Аэлмаркин не принял подобных мер предосторожности. Триана мрачно улыбнулась, отползла от куста и зашагала вниз по склону холма, туда, где ее ждали остальные рабы.

Раб бесшумно вел ее по паутине оленьих тропок. Одним лишь Предкам ведомо, как он умудряется находить дорогу! Впрочем, Триану это не интересовало. В конце концов, это его работа, его этому учили — и, надо заметить, очень хорошо учили. Жаль, однако, что требования скрытности заставляют держать лошадей на таком большом удалении от лагеря Аэлмаркина. А то ведь у оленьих троп есть свои недостатки: оленей не волнуют ветви, нависающие над тропой, и корни, лезущие под ноги.

К тому моменту, как Триана с сопровождающим добралась до своего лагеря, уже сгустились сумерки. Благодаря тому, что Триана куда лучше Аэлмаркина поняла, каких именно рабов следует брать с собой в дорогу, ее лагерь находился куда в лучшем состоянии. Под искусно сооруженным навесом из ветвей горел небольшой костер; навес не только достаточно надежно укрывал огонь от вездесущего Дождя, но еще и рассеивал дым, и тот не поднимался столбом, по которому их стоянку можно было бы засечь.

Хорошие люди. Триана была рада, что купила их у лорда Киндрета, — купила, не задумываясь, стоило ей узнать, что они не просто следопыты: их обучали на военных разведчиков. Они были расторопны, ненавязчивы и молчаливы. А кроме того, они умели работать командой и не нуждались в постоянном надзоре.

И они уже уразумели, что их госпожа хорошо награждает за верную службу. Триана уже дала им это понять.

Есть время для кнута, и есть — для пряника. Если хочешь, чтобы кто-то работал на тебя не за страх, а за совесть, в полную силу — используй пряник.

Кроме того, несмотря на некоторую грубоватость, они неплохо выглядели, и после ее обычных хорошеньких игрушек это было приятным разнообразием.

И потому Триана, хоть она и успела продрогнуть от сырости, похвалила своих рабов и проследила, чтобы Картара хорошо накормили и снабдили провизией, прежде чем отослать его к тому следопыту, что следил сейчас за лагерем Аэлмаркина. Ничего, сумерки здесь тянутся долго, а Картару предстоит идти по тропе. Так что он до темноты доберется.

Несмотря на то, что нынешняя ситуация ей не нравилась, все это начинало становиться интересным. Весьма и весьма. Триана снова улыбнулась, приняв от раба тарелку со слегка подгоревшим мясом, и удалилась с ней в свою крохотную палатку. Если окажется, что Киртиан заставил ее таскаться по лесу из-за погони за какой-то недостижимой нелепицей, этого она никогда ему не простит. Если же…

Если же ее догадки верны, то это может оказаться наилучшей возможностью разрушить давно устоявшееся равновесие сил среди великих лордов.

А кроме того, существовал еще один вариант, который она могла пустить в ход, и он, учитывая обстоятельства, способен доставить ей массу удовольствия, даже если все это и вправду окажется погоней за какой-то чушью.

Раз Аэлмаркин не сказал ей, Триане, о том, куда он направляется и что собирается делать, скорее всего, он не сказал об этом никому. Ну, разве что Чейнару, но это особого значения не имеет. Всем известно, насколько опасны эти леса. Ее следопыты обучены для войны. Следопыты Аэлмаркина — нет. И никто не знает, что Триана тоже отправилась в эти холмы.

А потому, если Аэлмаркин со своими людьми попросту исчезнет, это никого не удивит. И вряд ли кто-нибудь станет его разыскивать, после того как Чейнар сообщит, куда именно он отправился.

Она не выиграет пари — но зато и не проиграет. А ради удовольствия увидеть лицо Аэлмаркина в тот момент, когда она перережет ему глотку, стоит нарушить все законы и обязательства, которые клялись исполнять великие лорды.

***

Это был самый темный и самый мрачный лес, в котором Киртиан когда-либо имел несчастье останавливаться на ночлег. Киртиан поймал себя на том, что размышляет, как ему ухитриться рассредоточить внимание так, чтобы слышать и разговор у костра, и разнообразные звуки, доносящиеся из леса, естественно, кроме шума дождя. Ну должны же эти тучи хоть когда-нибудь разойтись! Не может же дождь идти вечно! Или все-таки может?

Прошло не больше часа с тех пор, как они отыскали местечко, где хотя бы не было тумана. Хорошо, что ему с его людьми не приходится определять север при помощи старинного способа, по мху, растущему на стволах деревьев. Здесь этот мох растет повсюду, по большей части — сплошным ковром! Если существует на свете место, по самой своей природе предназначенное для засад, так это — оно. До сих пор им удавалось избегать встреч с теми неведомыми незримыми тварями, но окружающий пейзаж был настолько мрачен, что весь отряд Киртиана постоянно нервничал.

98
{"b":"20928","o":1}