ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Али засмеялся.

– Я говорил вам, что мы пираты, – сказал он, слушая сообщение о их внезапном нападении на А-станцию компании. – Хотя что-то не припомню бластеров, о которых они сейчас рассказывают. Судя по их рассказу, там была настоящая битва.

Уикс нахмурился:

– Компания хочет поставить нас вне закона.

Рип не разделял общего веселья по поводу неправдоподобного рассказа:

– Я вижу, что они ничего не сказали о нашем обязательстве, которое мы оставили.

Али цинично усмехнулся:

– А ты надеялся на это? «И-С» считает, что с нами покончено. Зачем же оставлять нам какую-либо лазейку? Мы отрезали все концы этой посадкой, не забывайте об этом, друзья.

Уикс выглядел испуганным.

– Но я думал, что мы поступаем законно, – обратился он к Рипу. – А если патруль объявит нас вне закона...

– Они не смогут сделать с нами больше, чем уже сделали, объявив зачумленным кораблем. – объяснил Али. – Итак, что же нам делать?

– Надо найти причину чумы, – решительно сказал Дэйн.

– Как? – спросил Али. – Используя магию из собрания Крэйга?

Дэйн вынужден был ответить:

– Я не знаю как, но это наш единственный шанс.

Рип устало потер глаза:

– Не думайте, что я не согласен, но с чего начать? Мы обыскали каюты Мура и Кости, мы разрушили сад.

– Запись сада, вы просматривали ее? – поинтересовался Дэйн.

Не говоря ни слова, Али встал и вышел из каюты. Он вернулся с роликом микрофильма. Вставив его в большой проектор, он сфокусировал изображение на стене и нажал пуск.

Они сосредоточенно смотрели на сад. Запись была отличной, казалось, можно было шагнуть туда. Зелень растений была живой. Дэйн почувствовал что может сорвать лист. Дюйм за дюймом осматривали они ряды растений, ища чего-нибудь, что не имело бы права находиться здесь.

В молчании они ряд за рядом изучали довольно внимательно, напрягая все свои силы, чтобы заметить что-нибудь особенное. Но им всем не хватало знаний сада.

– Подождите! – прозвучал голос Уикса. – В левом углу, смотрите! – он указал на часть изображения, привлекшую его внимание. Али остановил изображение.

Пять или шесть небольших растений одного вида росли у стены. Теперь все видели, что именно заметил Уикс – изорванные листья, оборванные стволы.

– Фьюю! – реакция Дэйна.

Только один ряд растений был так изорван. Остальные разновидности на этой же гряде не были потревожены.

– Вредитель! – сказал Рип.

– Но Синдбад... – начал Дэйн и замолчал, вспомнив о странном поведении кота за последние недели. Синдбад большей частью спал. Охотник, который очищал корабль от всех форм чужой флоры и фауны, тайком проникавшей на борт вместе с грузом, не нападал на тех, кто повредил растения. Или, если и делал это, то не представил тела вредителей, как обычно на рассмотрение экипажа.

– Похоже, что мы наконец что-то нашли, – сказал Али, и все вздохнули с облегчением.

Глава 12

Странное поведение Хубата

– Прекрасно, можно думать, что теперь мы знаем намного больше, добавил немного спустя Али. – Что же нам теперь делать? Мы не можем оставаться дольше в космосе: у нас слишком мало горючего и продовольствия.

Рип уже принял решение.

– Мы не останемся в космосе, – начал он с выражением человека, видящего перед собой открытый путь.

– Луна, – с сомнением произнес Уикс.

– Нет. После такого предупреждения... Земля!

Все глядели на Рипа разинув рты. Смелость и опасность его предложения ошеломляла. С тех пор, как начались регулярные полеты в космосе, никакой корабль не приземлялся на родную планету непосредственно после возвращения – все обязательно проходили карантин на Луне. Это было не только рискованно, это было настолько неслыханно, что в первую минуту они даже не поняли Рипа.

– Мы попытаемся сесть в Террапорте, – первым заговорил Дэйн, – а они расстреляют нас...

Рип улыбался.

– Ваша беда в том, – сказал он, – что вы мыслите себе Землю только как Террапорт.

– Ну что ж, есть еще посадочное поле для патрулей в Стелле, – с сомнением согласился Уикс. – Но у нас тем более нет прав садиться там...

– А разве у нас был регулярный порт на Сарголе, на Лимбо, на пятидесяти других планетах, записанных в нашем вахтенном журнале? спросил Рип.

Новое возражение высказал Али:

– Ладно. Допустим, нам повезет, и мы сядем никем не замеченные. А дальше что?

– Мы закроем корабль и разыщем вредителя, затем поставим на ноги врача и взлетим со здоровым экипажем, – уверенность Рипа была заразительной. Дэйн уже поверил, что это возможно.

– А думали ли вы, – резко сказал Али, – что произойдет, если «Королева» действительно зачумленный корабль?

– Но я же сказал: мы закроем корабль, герметически закроем, возразил Шеннон. – И там, где мы приземлимся, у нас не будет посетителей, некому будет переносить инфекцию.

– Где же это? – спросил Али, который знал пустыни Марса лучше, чем зеленую планету, с которой происходил его отец.

– Прямо в центре Большого Ожога!

Дэйн, родившийся и выросший на Земле, первым понял, что имел в виду Рип и что это означало для них. Да, там «Королева» будет совершенно защищена от преследования. Выживет ли ее экипаж – это другой вопрос. Даже если они приземлятся там, то возникнет много других опасностей.

Большой Ожог – это страшный рубец, оставленный последней атомной войной, отравленный радиацией район Земли, занимавший сотни квадратных миль, территория, не заселяемая в течение многих поколений. Первоначально выжившие после войны избегали всего изуродованного континента. Прошло еще два столетия, прежде чем люди стали возвращаться на некогда безопасную территорию, поселившись далеко на запад и на юг.

И хотя прошли годы, избегать Большого Ожога стало расовой привычкой.

Он был символом того, о чем не хотел вспоминать ни один землянин.

Но у Али оставался еще один вопрос:

– Сумеем ли мы сделать это?

– Пока не попытаемся, не узнаем, – ответил Рип.

– Нас будут подстерегать патрули, – это голос Уикса.

Выросший на Венере, он более уважал законы и порядки на звездных линиях, чем опасности Большого Ожога.

– Они будут ждать нас на обычных линиях, – ответил Рип. – Они не ожидают, что корабль будет садиться на территорию, удаленную от всяких портов. И зачем бы им там ждать? С тех пор, как основан Террапорт, все приземлялись только на нем. Мы схитрим. – И, беря большую часть ответственности за предстоящее на себя, добавил:

– Я верю, что мы сделаем это. А здесь нам оставаться нельзя. Нас не ждет здесь ничего хорошего: только жаждущие крови «И-С» и получивший предупреждение патруль!

Никто из слушателей не возразил. Дэйн воспрянул духом: в конце концов люди так мало знают о Большем Ожоге, что он вполне может послужить им надежным убежищем. После обсуждения все согласились попытаться и главным образом потому, что не видели другого выхода, кроме того, как обратиться к властям и быть расстрелянными, как зачумленный корабль.

Их решение вскоре было подтверждено сообщением, полученным по радио.

Его принял Али.

– Привет, пираты!

– Что это значит? – Дэйн подогревал суп для капитана Джелико.

– Так нас называют. Наше нападение на А-станцию вошло в историю и в записи патруля. Объявлен розыск.

Дэйн почувствовал, как холодок пробежал по спине. Теперь они желанная охотничья добыча для всей системы. Любой патрульный корабль имеет право расстрелять их без вопросов и предупреждений. Конечно, они учитывали такую возможность, когда принимали решение садиться на астероиде. Но осознать, что это стало реальностью, было трудно. Это был как раз тот случай, когда знание хуже ожидания. Он попытался успокоиться и сказал:

– Будем надеяться, что план Рипа удастся осуществить.

– Нам ничего другого не остается. Но что вы знаете о Большом Ожоге, Торсон? Он таков, как о нем рассказывают?

– Точно это никому не известно. Его никогда не исследовали, точнее, те, кто его пытались исследовать, никогда не возвращались. Насколько мне известно, там до сих пор никого нет.

24
{"b":"20930","o":1}