ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Часом позже четыре человека, составлявшие теперь экипаж «Королевы», собрались в кают-компании на совещание. Перед ними на столе спал в своей клетке квикс.

– Их должно быть несколько, – сказал Уикс. – Но как мы будем их ловить? При помощи Синдбада?

Дэйн отрицательно покачал головой. Когда Хубат вернулся в клетку, а следы чужака были убраны с пола, Дэйн принес в сад кота и заставил его принюхаться. В результате кот чуть не сошел с ума и вырвался из рук Дэйна, оставив на его руках глубокие царапины. Было ясно, что корабельный кот не хотел знакомиться ни с живыми, ни с мертвыми захватчиками. Он убежал в каюту Дэйна и отказался покинуть койку, глядя дико на тех, кто заглядывал из коридора.

– Квикс поймал одного, – сказал Рип. – Но будет ли он охотится, пока не проголодается?

Он скептически осмотрел сонного Хубата. Они никогда не видели, чтобы любимец капитана ел что-нибудь кроме таблеток, которые капитан хранил в своем столе, и были уверены, что перерывы между кормлением долгие. Если они будут ждать, пока квикс вновь проголодается, ждать придется долго.

– Надо поймать одного живым, – задумчиво заметил Али. – Если бы квикс привел нас к их убежищу, мы могли бы использовать хотя бы сеть...

Уикс уверенно кивнул.

– Маленькая сеть, похожая на саларийскую... Набросить ее на животное...

Пока квикс дремал в своей клетке, Уикс принялся плести из прочной проволоки сеть. Помня о способности этих животных менять окраску, они не могли даже предположить, сколько их скрывалось на корабле. Было только ясно, что их нет там, где мог бы находиться Синдбад. Основываясь на этом, они выработали план, включающий использование и кота, и Хубата.

Синдбада одели в импровизированный костюм-доспехи, который защищал, главным образом, руки тех, кто должен был вести его.

Охота началась с вершины корабля, спускаясь затем вниз отсек за отсеком. Кот не выражал протеста ни в штурманской рубке, ни в каютах офицеров корабля. Если они правильно поняли его реакцию, центральные отсеки были свободны от захватчиков. Дэйн держал кота, Али нес клетку с Хубатом. Так достигли они уровня, на котором были расположены сад, камбуз, каюта стюарда и корабельный лазарет.

Синдбад сам, на своих четырех лапах, вошел в камбуз и кают-компанию.

Он вел себя как обычно и в лазарете, и в каюте Мура, и даже сад он на этот раз посетил без принуждения. Это удивило всех, ибо они считали, что в саду главное убежище безбилетных пассажиров.

– Где же они могут быть? – спросил Уикс, державший наготове свою сеть.

– Наверное, испугавшись квикса, они перебрались в другое место, которое кажется им более безопасным, – сказал Рип.

Синдбад заартачился лишь на лестнице, ведущей в грузовой трюм. Он упирался, мяукал, не желая идти туда.

– Посмотрите на квикса!

Все последовали совету Уикса. Хубат не находился более в летаргии. Он встал, прижался к прутьям клетки и издавал крики гнева. А когда Али начал спускаться по лестнице, квикс принялся биться в клетке, стремясь вырваться на свободу. Синдбад, воя и упираясь, отказывался идти дальше. Рип крикнул Али:

– Выпусти его.

Выпущенный из клетки, Хубат двинулся вперед прямо к двери в большой грузовой трюм и здесь остановился, как бы ожидая, пока откроют дверь и пустят охотника в его охотничьи угодья.

Глава 13

За пределами карты

На запертой двери грузового трюма висела пломба, повешенная Ван Райком еще до старта с Саргола. На взгляд Дэйна, она не была повреждена.

По всей видимости, дверь не открывалась от самой благоухавшей планеты. Тем не менее, Хубат ясно показал, что вредители были там.

Через секунду Дэйн совершил поступок, который, если он не оправдается, навсегда занесет его в черный список космической службы. Он сорвал пломбу, которую нельзя было трогать до приземления.

С помощью Али он отодвинул тяжеленную дверь, и они заглянули в грузовой трюм, полный красного дерева с Саргола. Красное дерево! Увидев его, Дэйн готов был ударить себя за глупость. Кроме камней корос в крепком сейфе, только эта древесина попала к ним на борт с Саргола. Что, если вредители были подброшены «И-С»? Но как обитатели Саргола проникли на корабль вместе с деревом?

Люди оставались у входа, чтобы предоставить Хубату свободу во время охоты. А Синдбад съежился, выражая криком свое отрицательное отношение к происходящему.

Они почувствовали запах, резкий и незнакомый: когда дерево грузили, этого запаха не было. Запах не был неприятным, а скорее необычным. И он или что-то еще – сильно подействовали на квикса. Голубой охотник, цепляясь когтями, вскарабкался на верх ближайшего бревна и уселся там. Очевидно, он осматривал территорию предстоящей охоты.

Затем ударив клешнями друг о друга, он начал свою песню, извлекающую противника из убежища. Ее звуки действовали и на Синдбада: Дэйн почувствовал, что кот перестал вырываться и не пытался удрать, он просунул голову в открытую дверь и уставился круглыми глазами на Хубата.

Скрип-скрип – монотонный звук бил по ушам, дергал за нервы.

– Ш-ш-ш, – Али понизил голос до шепота, рука его указывала на что-то на уровне пола справа. Дэйн заметил какое-то движение вдоль бревна.

Безбилетный вредитель был такого же яркого цвета, как и древесина, различить его, пока он не двигался, было невозможно: это и объясняло, каким образом он проник на корабль.

Но это был только первый. За ним последовали второй и третий. Зверьки застыли, очевидно, пытаясь сопротивляться гипнотизирующей музыке Хубата.

Квикс, казалось, был так поглощен своим занятием, что не замечал ничего вокруг. Рип прошептал Уиксу:

– Слева один, на самом конце бревна. Можете накрыть его сетью?

Маленький смазчик пропустил тонкую сеть сквозь мозолистую ладонь. Он продвинулся вперед и стал рядом с Али, который не отрывал глаз от выступающих красных нашлепок на красной древесине.

– Два... три... четыре... пять... – Али считал, но Дэйн не видел их столько. Он был уверен, что видит четверых, и то только потому, что уловил их движение.

Существа окружили Хубата, а два вскарабкались на бревно, к своей гибели. Уикс опустился на одно колено, готовый бросить сеть, но в этот момент на Дэйна снизошло вдохновение. Он выхватил свой парализующий пистолет, поставил переключатель на широкое действие и захватил лучом сразу три такие нашлепки.

Рип, увидев, что делает Дэйн, положил руку на плечо Уикса, удерживая его. Одна из нашлепок дернулась, соскользнула вниз по крутому боку бревна на узкую полоску пола между бревнами. Тут она осталось лежать неподвижно ярко-алое пятно на сером фоне.

Уикс набросил на нее свою сеть и подтянул пленника к себе. Алый цвет тела животного быстро сменился серым и наконец совершенно слился с серым металлом, на котором оно лежало – совершенная маскировка... Если бы животное не было в сети, они могли бы его потерять, настолько оно сливалось с полом.

Еще двое животных, попавших под луч, не переставали цепляться за бревна, и люди не могли достать их. Оставались и другие, не пораженные лучом и готовые обратиться в бегство. Уикс подтащил сеть с пленником еще ближе и вопросительно посмотрел на Рипа.

– Глубокое охлаждение, – кратко распорядился временный командир «Королевы». – Потом займемся.

Конечно глубокое охлаждение вместе с парализующим лучом сохранит животное, пока у них не появится возможность изучить его. Когда Уикс, выполняя поручение, проходил мимо кота, Синдбад так старался уклониться от него, что встал на задние лапы, попятился, перевернулся и упал, воя до тех пор, пока Уикс не скрылся на лестнице, ведущей на следующий уровень. Было совершенно ясно, что корабельный кот не желал иметь ничего общего с чужаками.

Хубат тем временем продолжал свой концерт. Подкрадывающиеся зверьки осмелели и быстрыми прыжками приблизились к нему. Дэйн не понимал, как Хубат собирается справиться сразу с четырьмя. Он насчитал, помимо двух парализованных действием луча и лежавших неподвижно, еще четырех двигавшихся.

26
{"b":"20930","o":1}