ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Один из младших воинов клана Пафта поднялся и хлопнул в ладоши. В помещение вошел салариец в богатых одеждах высокого ранга, но с ошейником, который надевали взятым в плен. В обеих руках он нес кувшин. В сопровождении того же воина он обошел всех собравшихся, наливая в кубки из своего кувшина пурпурную жидкость. Наследник Пафта попробовал эту жидкость перед тем, как предложил ее собравшимся гостям. Когда они остановились перед Ван Райком, салариец только дотронулся до фляжки. Это означало, что земляне должны осторожно обращаться с местными продуктами и что они лишь символически попробуют этот напиток в знак начала торговых переговоров.

Пафт поднял свой кубок, и все повторили его жест. На быстром языке своего народа он произнес формулу, такую древнюю, что мало кто из саларийцев смог бы перевести ее на разговорный язык. Они выпили, и переговоры были открыты.

Первым заговорил пожилой салариец, сидевший слева от Халфера, человек без ножа-когтя и в темном плаще, который вносил диссонанс в пестроту одежд его товарищей. Он говорил на торговом языке линго, о котором саларийцы узнали от Трэкста Кама.

– Под белым, – он указал на щит наверху, – мы собрались поговорить об очень важных вещах. Но мы видим здесь два голоса, хотя каждый клан должен представлять лишь один важный отец. Скажите, чужеземцы, с кем из вас должны мы разговаривать? – и он перевел взгляд с Ван Райка на представителя «Интерсолар».

Суперкарго «Королевы» не ответил. Он смотрел на человека компании.

Дэйн нетерпеливо ждал, что тот на это скажет.

Но у того ответ был уже готов:

– Это правда, отцы кланов, здесь два голоса, тогда как по правам и обычаям он должен быть один. Но этот вопрос мы решим между собой.

Разрешите нам удалиться и поговорить друг с другом. Тот же, кто вернется к вам, будет иметь все права для разговора, который больше не будет откладываться.

Пафт ответил прежде, чем это успел сделать приближенный Халфера, который говорил до этого.

– Лучше бы вы договорились прежде, чем пришли сюда. Идите, пока нет тени от щита, а потом возвращайтесь сюда и говорите только правду. Мы не будем ждать ради удовольствия чужеземцев.

Одобрительный гул встретил этот резкий ответ. «Пока нет тени от щита». Значит, до полудня. Ван Райк встал, и Дэйн собрал образцы товаров.

С тем же видом превосходства, с каким он вошел, суперкарго покинул помещение. Они уже были на дороге, ведущей к «Королеве», когда их нагнали представители компании.

– Капитан Гран желает посмотреть ваши права, – начал суперкарго компании, но Ван Райк прервал его уничтожающим взглядом.

– Если вы, браконьеры, хотите что-то сказать, скажите это на «Королеве» капитану Джелико, – выпалил он и пошел дальше.

Лицо его противника вспыхнуло, он прикусил нижнюю губу. Мгновение он колебался, а затем в сопровождении своего помощника удалился. Лишь пройдя полпути до корабля, Ван Райк вновь заговорил.

– Я удивлялся, почему все идет так легко, – пробормотал он. – Клянусь хвостом Эксола, это не самый счастливый наш день! – и он пошел еще быстрее.

Глава 2

Конкуренты

– Стойте, представители «Интерсолар»!

Хотя торговцы по законам и традициям не использовали личное оружие, за исключением случаев большой опасности, и были вооружены лишь парализующими пистолетами, выстрел из которого лишал на некоторое время подвижности и доставлял весьма неприятное ощущение. Угрозы такого пистолета оказалось достаточно, чтобы три человека, подошедшие к трапу «Королевы», остановились. Пистолет небрежно держал в руке Али. Но глаза его цепко следили за ними, а у вольных торговцев была такая репутация, которая заставляла конкурентов из больших компаний уважать их. Жизнь преподавала вольным торговцам немало суровых уроков, и они их хорошо усвоили.

Дэйн, глядя через плечо помощника инженера, понял, что предположение Ван Райка о предстоящих переговорах оправдывается. Они покинули саларийский торговый Центр не более трех четвертей часа назад. А теперь внизу у трапа стояли капитан корабля компании «Интерсолар» и его суперкарго.

– Я бы хотел поговорить с вашим капитаном, – проворчал офицер «И-С».

Али выразил крайнее презрение. Это выражение вызывало у тех, к кому было обращено, самое дурное из глубины души. Дэйн испытал это на себе: он помнил первое знакомство с капитаном «Королевы».

– Но хочет ли он разговаривать с вами? – возразил Камил. – Стойте там, пока мы не выясним этот факт.

Дэйн должен был выполнять роль вестника к капитану. Он отступил в корабль и взобрался по лестнице в командирскую рубку. Проходя мимо личной каюты капитана Джелико, он услышал приглушенный крик отвратительного капитанского любимца Хубата – кошмарную помесь попугая, жабы и рака, одетого в голубые перья и склонного кричать и плеваться на всех входящих.

Поскольку Хубат в присутствии хозяина вел себя спокойно, Дэйн прошел дальше и в штурманской наткнулся на совещавшихся капитана, суперкарго и штурмана.

– Ну? – изуродованная бластером щека капитана Джелико дернулась.

– Внизу капитан корабля компании «И-С» со своим суперкарго, сэр. Они хотят видеть вас.

Рот Джелико был сжат в прямую линию, и глаза смотрели сурово.

Инстинктивно рука Дэйна потянулась к рукояти пистолета, укрепленного у пояса. Когда у старика такое лицо – гляди в оба! Итак, мы будем бороться, сказал себе Дэйн, думая о том, какие обязанности предстоит выполнить ему.

– Неужели? – начал Джелико, но оборвал свою речь: он умел подчинять свои чувства железной воле, когда это было необходимо.

– Ладно, пусть остаются там, где стоят. Ван, мы пойдем к ним...

Мгновение суперкарго колебался, а его полуприкрытые глаза казались сонными, можно было подумать, что он не интересуется происходящим. Наконец он кивнул головой.

– Верно, сэр. – Он поднял свое тяжелое тело с маленького стула, на котором сидел, поправил тунику и надел шляпу с таким видом, будто ему предстояло представлять «Королеву» перед собранием вождей всего Саргола.

Дэйн поспешил спуститься по лестнице и остановился рядом с Али.

Теперь настала очередь человека внизу задать нетерпеливый вопрос:

– Ну?

Видимо, это было любимое словечко из лексикона всех капитанов.

– Ждите, – ответил Дэйн, не собираясь расшаркиваться перед пришельцами. Пребывание в течение года на борту «Королевы Солнца» наполняло его гордостью за свою службу. Вольный торговец подчиняется только своим командирам и больше никому в целом свете – и даже между звездами, независимо от того, какие правила этикета приняты между компаниями.

Он ожидал, что офицеры «И-С» после такого ответа уйдут. Капитана такой компании требование ждать какого-то вольного торговца должно было разъярить до предела... Однако они остались, и это свидетельствовало, что у экипажа «Королевы» было преимущество перед предстоящей сделкой.

Некоторое время люди «И-С» кипели внизу от злости, Али, развалившись у входа, поигрывал пистолетом, а Дэйн внимательно всматривался в травяной лес. Концом башмака он постукивал по обшивке корабля, вопросительно глядя на Али.

– Кошачья награда, – ответил тот на невысказанный вопрос.

Вот оно что: награда за возвращение кота Синдбада.

– И что сегодня?

– Сахар, полная столовая ложка, – повернулся к нему помощник инженера. – Два цветных стержня. Так высоко они еще никогда не поднимали цен. Я думаю, что они делят всю добычу поровну: каждый вечер новый мальчишка приносит кота.

Как и все земные корабли, «Королева» в качестве важной составной части экипажа имела кота. Дородный Синдбад до прибытия на Саргол никогда не доставлял никаких беспокойств. Он исполнял свои обязанности по избавлению корабля от обычных и необычных вредителей с быстротой, аккуратностью и энергией. И когда они приземлялись на чужих планетах, он никогда на изъявлял желания убежать. Но запахи Саргола, очевидно, одурманили его, лишив достоинства и независимости солидного и немолодого кота. Теперь Синдбад убегал с корабля рано утром, а вечером его, протестующего голосом и когтями, приносил обратно кто-нибудь из туземных мальчишек за определенное вознаграждение. За три дня это была единственная удачная сделка, удовлетворяющая всех, за исключением Синдбада.

3
{"b":"20930","o":1}