ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поддерживая шатающегося Хована, они вернулись в студию, и связист под наблюдением Али сел за пульт управления. Дэйн поставил клетку с вредителем на стол перед диктором и подождал, пока сядут Рип и дрожавший врач. Рип не шевелился, и Дэйн с удивлением взглянул на него: не время было колебаться.

Но тут он увидел, что оба его товарища глядят на него. Рип указал на сидение диктора.

– Ты говоришь лучше нас, – кратко сказал временный командир «Королевы» – Пора использовать это твое умение.

– Не считают же они... Но было очевидно, что они так считают.

Конечно, суперкарго должен быть самым умелым оратором на корабле. Но ведь это касалось только торговых дел. И как может он стоять здесь и говорить от имени всего экипажа «Королевы» ? Ведь он новенький, он самый молодой из всего экипажа. Рот его пересох, и нервы напряглись. Но на лице или в поведении эти его размышления не отразились. Привычка не показывать своих переживаний, которую он выработал с момента окончания школы, сыграла свою роль. Никто не заметил его нерешительности, с которой он подошел к месту диктора.

Дэйн сел и положил клетку с вредителем. Али сделал знак двумя пальцами. Раздался далекий звук, который показал, что передача началась.

Хотя Дэйн и не заметил никаких изменений, он понял, что камера-комната и все, что в ней находится, появились на экранах телевизоров. Вместо обычных новостей, телезрители станут сейчас свидетелями мелодрамы, так похожей на их любимые космические приключения. Теперь не хватает лишь вторжения полиции, чтобы сходство было полным.

Али направил на него указательный палец и Дэйн подался вперед. Он видел перед собой лишь занавес на противоположной стене, но он знал, что на самом деле перед ним море лиц, от которых зависит судьба «Королевы» и ее экипажа.

Когда он начал говорить, голос его был спокоен, как будто он решал в присутствии Ван Райка очередную проблему размещения груза.

– Люди Земли...

Марсиане, жители Венеры, колонисты на астероидах – все они оставались землянами и он обращался к ним, к своим собратьям.

– Люди Земли, мы просим вас о справедливости, – слова почему-то вылетали легко.

А слово «справедливость» он произнес с чувством уверенности...

Глава 17

В заключении

– Тем из вас, кто никогда не странствовал меж звезд, наш случай может показаться невероятным, – его слова лились легко. Дэйн говорил, стараясь внушить слушателям доверие, заставляя их понять, что значит быть вне закона.

– Нас преследует Патруль, мы объявлены вне закона, как зачумленный корабль, – откровенно сказал он. – Но вот наша история.

Дэйн даже не знал, что умеет говорить так гладко. Он быстро рассказал о Сарголе и о вредителях, которые проникли к ним с этой планеты. В этот момент он протянул руку в перчатке и извлек из клетки извивающегося зверька, который щелкал своими челюстями и клешнями. Дэйн поддерживал его над столом, чтобы все видели, как он меняет цвет, и поняли, почему его не обнаружили на корабле сразу. Дэйн продолжил рассказ о том, как постепенно выходили из строя члены экипажа, и о вынужденном их нападении на А-станцию компании.

– Потребуйте, чтобы и «Интерсолар» сказал правду, – обратился он к аудитории за стенами студии. – Мы не пираты. Они обязаны предъявить нашу расписку, которую мы оставили на станции...

Затем Дэйн описал странную охоту, когда они с Хубатом обнаружили и изолировали угрозу, и их приземление в центре Большого Ожога. Он рассказал о своем собственном полете за медицинской помощью и похищении Хована. В этот момент он и повернулся к врачу.

– Вот врач Хован. Он согласился выступить в наших интересах и подтвердить, что я говорю правду, что «Королева Солнца» не несет никакой неизвестной болезни, и что члены экипажа отравлены ядом этого животного, и их можно вылечить, – в течение следующих мучительных секунд он не знал, сможет ли врач выступить. Хован выглядел совершенно больным, было похоже, что он все еще не может прийти в себя после решительных средств, которые вызвали его пробуждение.

Но врач нашел в каких-то скрытых источниках необходимую энергию. И его заявление было именно таким, на какое они и рассчитывали. Он все время использовал специальные термины. Но от такого описания того, что врач обнаружил на корабле, и средств, которые он использовал для прекращения действия яда, их шансы лишь увеличились, подумал Дэйн. Когда он закончил, Дэйн добавил несколько заключительных слов.

– Мы нарушили закон, – откровенно сказал он, – но мы сделали это для самозащиты. И все, что просим теперь, это беспристрастного расследования и права защищать себя – такое же, какое имеете вы – перед земным судом... но закончить он не успел, его прервали.

Из микрофона над ним послышался резкий голос, прервавший последние слова Дэйна:

– Сдавайтесь! Это Патруль. Сдавайтесь, или будете нести ответственность. – Слабый звон, который сопровождал выход передачи в эфир, прекратился.

Связист с довольной улыбкой отвернулся от пульта управления:

– Они разомкнули цепь, передача прервана.

Дэйн взглянул на клетку, где теперь сидел невидимый вредитель. Он сделал все, что мог, они сделали все, что могли...

Он не чувствовал ничего, кроме усталости, беспредельной слабости, и несколько физической, сколько моральной.

Рип нарушил тишину вопросом, обращенным к связисту:

– Можете вы связаться с теми внизу?

– Захотели вступить в переговоры? – лицо его прояснилось. – Да, здесь есть интерком, я могу включить его.

Рип встал. Он расстегнул пояс, поддерживающий оружие, и положил его на стол. Тем самым он обезоружил себя. Не говоря ни слова, Али и Дэйн последовали его примеру. Они закончили свою игру, продолжать борьбу дальше было бессмысленно. Временный капитан «Королевы» отдал последний приказ:

– Передайте им, что мы спускаемся вниз безоружными, мы сдаемся. – Он помолчал и взглянул на Хована. – Вам лучше остаться здесь. Если что-то произойдет, вам незачем в это вмешиваться.

Хован кивнул, и трое из «Королевы» вышли из комнаты. Дэйн, помня, что он проделал с лифтом, сказал:

– Мы можем подождать здесь.

Али пожал плечами:

– Какая разница, где с ними встретиться сейчас? – Он зевнул, его глаза потемнели. – Не думаю, чтобы они дали нам возможность спокойно выспаться. Как ты думаешь, – обратился он к Рипу, – как мы все это проделали?

Рип не одобрил и не порицал их действий.

– Мы использовали наш единственный шанс. Теперь слово за ними... – и он указал на стену и бесконечный заселенный мир, лежавший за ней.

Али косо улыбнулся:

– Я вижу, мы оставим это чудище Ховану?

– Он хотел проделать с ним какие-то опыты, – ответил Дэйн. – Думаю, он заработал это.

– А теперь сюда двигается то, что заработали мы, – прервал его Рип, когда послышался шум подъемника.

– Может стоит укрыться? – подвижные брови Али подчеркнули его слова.

– Представители закона и порядка могут начать разговор с бластеров.

Но Рип не двигался. Он неотрывно смотрел на дверь лифта, и, остановленные выражением его лица, остальные двое подошли к нему и образовали единую группу. Что бы не ждало их впереди, люди «Королевы» встретят это вместе.

Али был прав. Четверо, которые появились из лифта, держали бластеры наготове. Двое из них были в серебристо-черной одежде Патруля, двое – в зеленых цветах земной полиции, все они выглядели, как люди, с которыми лучше не шутить.

Было ясно, что они готовы не дать никаких шансов поставленным вне закона. Несмотря на то, что люди «Королевы» не сопротивлялись, им надели наручники. Короткий обыск показал, что они безоружны, и им приказали пройти в лифт. Сопровождали их двое полицейских, остальные, по-видимому, отправились осматривать оборудование телестудии.

Полицейские не разговаривали. За все время спуска прозвучало лишь несколько слов, сказанных ими между собой, и короткого приказа идти вперед, обращенного к пленникам. Вскоре они были уже в нижнем холле, перед ними были остатки краулера и дверь с большой прожженной дырой. Али воспринял это с обычным выражением отчужденности.

34
{"b":"20930","o":1}