ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Галактиона. Чек на миллиард
Главное в истории живописи… и коты!
Двойное похищение
Брат болотного края
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
Адвокат бизнеса
Ушла к чёрту!
Парижский детектив
Мистер
A
A

– Отличная работа! – прокомментировал он предприимчивость Дэйна. – Им пришлось повозиться...

– Вперед! – тяжелая рука толкнула его в спину.

Помощник инженера обернулся, колючие глаза его сверкнули.

– Держи руки при себе! Мы еще не заключенные лунных шахт!

– Вы вне закона! – патрульный был откровенно враждебен.

Дэйн похолодел. Впервые он по-настоящему ощутил всю сложность их положения. Люди, поставленные вне закона, могли быть расстреляны без предупреждения и без суда любым встречным. Если это положение будет распространено на весь экипаж «Королевы», у них практически не будет никаких шансов. Увидев, что Али больше не возражает, он понял, что и на Камила подействовали те же соображения. Теперь все зависело от того, какое впечатление произвело его выступление на слушателей. Если общественное мнение будет на их стороне, они смогут защищаться законно. В любом случае лунные шахты были для них лучшим исходом.

Их вывели наружу, на ослепительный свет солнца. Здесь стояла «Королева», ее борта, искореженные метеоритами, отражали свет родного солнца. А вокруг нее на безопасном расстоянии был расположен целый армейский механизированный корпус. Власти хотели быть уверенными, что мятежники больше не смогут скрыться.

Дэйн подумал, что сейчас их погрузят в мобиль или катер и увезут. Но их через ряды огнеметов, скрамберов и другого вооружения провели на открытую площадку, где их могли видеть с корабля. Патрульный же офицер, на скрещенных мечах – эмблеме патруля которого ослепительно отражалось солнце, стоял у громкоговорителя. Убедившись, что трое пленников доставлены, он поднял микрофон и заговорил: его голос полетел над полем и, несомненно достиг ушей Уикса в закрытом корабле.

– Через пять минут вы должны открыть люк. Ваши люди схвачены. Через пять минут открывайте люк и сдавайтесь.

Али рассмеялся.

– Интересно как они собираются проникнуть в корабль? – спросил он, ни к кому не обращаясь, но явно рассчитывая на внимание окружающих их полицейских. – Им потребуется что-то другое, помимо огнеметов, если старушка не откликнется на это предложение.

Дэйн про себя согласился с ним. Он надеялся, что Уикс решит не открыть люк, в конце концов хуже, чем теперь, не будет. Никакое оружие, собранное здесь, и никакой инструмент не мог нарушить защиту «Королевы». А на корабле было достаточно продовольствия и запасов, чтобы Уикс мог продержаться ни одну неделю. Поскольку Тау приходил в себя, возможно, он за это время выздоровеет и поставит на ноги всю команду. Все зависело от решения, которое примет Уикс.

Люк корабля не открылся. «Королева» выглядела покинутой своим экипажем и не отвечала на требования. Настроение Дэйна поднялось, и он решил не повиноваться полиции и Патрулю.

Как долго бы продолжалось затишье, никто не знал, ибо в этот момент на сцене появилось еще одно действующее лицо. Через ряды осаждающих к офицеру с громкоговорителем пробирался Хован, сопровождаемый патрульным.

Что-то в его поведении свидетельствовало, что он готов дать бой. Разговор у микрофона был слышен по всему полю, чего, вероятно, не хотели патрульные.

– На борту корабля больные, – прогремел голос Хована. – Я требую разрешения вернуться к своим обязанностям.

– Когда они сдадутся; они немедленно получат необходимую медицинскую помощь, – ответил офицер. Но его ответ не произвел впечатления на врача из далекого поселка. «Королева» получила большую поддержку, чем могла рассчитывать.

– Про воно публико, – издал девиз своей службы Хован. – Для общественного блага...

– Зачумленный корабль, – начал офицер, но Хован насмешливо прервал его:

– Ерунда! – его голос звучал над полем. – На борту корабля нет чумы.

Я могу доказать это перед Советом медицины. И если вы их оставите этих людей без необходимой им медицинской помощи, я обвиню вас перед Советом.

Дэйн глубоко вздохнул. Хован был на их стороне. Не будучи членом экипажа «Королевы», имея достаточно оснований сердиться на людей «Королевы» за свое похищение, Хован тем не менее всем своим профессиональным авторитетом вступился за них. Патрульный офицер, не готовый к такому обороту дел, после некоторого размышления ответил:

– Если вы согласны отправиться на борт, идите.

Хован отобрал у него микрофон.

– Уикс! – нетерпеливо сказал он. – Я иду, иду на борт один.

Все глаза устремились на корабль, какие-то мгновения казалось, что Уикс не поверил врачу. Но вот высоко на носу корабля раскрылся один из спасательных люков, которые используются лишь в самых крайних случаях, и оттуда звено за звеном стала спускаться пластмассовая висячая лестница.

Боковым зрением Дэйн заметил какое-то движение слева от себя.

Наручники мешали ему, он повернулся всем телом и увидел полицейского, который направлял станковый пулемет в открытый люк. Прыгнув, он ударил полицейского плечом и сбил его: они оба покатились по бетонированной площадке. Рип вскрикнул, и чья-то рука схватила беспомощного Дэйна.

Он встал на ноги, ощущая соленый привкус крови, которая текла по губе, разбитой сильным ударом удивленного и испуганного полицейского. Он сплюнул красную слюну и гневно посмотрел на окружающих.

– Почему же вы не бьете его ногами? – презрительно спросил Али. Ведь руки у него связаны, это будет веселая игра.

– Что случилось? – через кольцо полицейских пробирался офицер.

Полицейский поднял пулемет, сбитый Дэйном.

– Ваш парень, – ответил Али, – выбрал себе цель в открытом люке. Это ваш обычный прием, сэр?

Офицер ответил сердитым взглядом и резко приказал полицейскому с оружием убираться. Дэйн с прояснившейся головой следил за «Королевой».

Хован взобрался по лестнице, он был уже на расстоянии вытянутой руки от люка. Тот факт, что врач оказался на корабле, подействовал на них ободряюще. Но им не позволили долго радоваться этой маленькой победе. Их увели с поля, посадили в мобиль и увезли в город, находящийся в нескольких милях. Они находились в заключении у Патруля, а не у земной полиции. Дэйн не знал, хорошо это или нет. Как вольный торговец, он испытывал невольное уважение к организации, за действиями которой мог наблюдать на Лимбо.

Немного позднее с них сняли наручники, и они оказались в небольшой комнате с голыми стенами и единственной скамьей, на которую они облегченно опустились. Дэйн увидел предупреждающий жест Али: они находились под незримым наблюдением, очевидно и разговоры их подслушивались.

– Им есть о чем подумать, – заметил помощник инженера, прижимаясь к стене. – Мы либо отпетые преступники, либо герои.

– Если мы герои, – насмешливо спросил Дэйн, – почему же нас закрыли здесь? Мне больше нравится земной комфорт, начинающийся с еды...

– Ни отпечатков пальцев, ни психологических текстов, – бормотал Рип.

– Нас не пропустили через эту проверочную систему.

– Но мы несомненно не забыты. Вытри лицо, ребенок, – сказал Али Дэйну, – ты все еще капаешь.

Помощник суперкарго провел рукой по подбородку. Рука стала красной и липкой. К счастью зубы все уцелели.

– Видно, Хован мало говорил им о своей службе, – заметил Камил. Тебе нужна медицинская помощь.

Дэйн слегка прикоснулся ко рту. Он не так уж нуждался в помощи, но предположил, что Али говорит для тех, кто сейчас наблюдает за ними.

– Кстати, о Ховане. Интересно, что стало с теми вредителями, которых он хотел изучать? Выйдя из башни, он не захватил с собой клетку, – сказал Рип.

– Если вредитель спрячется в этом здании, – Дэйн решил дать возможность своим тюремщикам кое о чем подумать, – у них будет немало проблем. Он практически невидим и ядовит. И возможно, способен размножаться. Мы же о них ничего почти не знаем...

Али засмеялся.

– Интересно! Только представьте себе добрую сотню этих милых созданий, бегающих по зданию. И единственный квикс на Земле принадлежит капитану Джелико!... Он сможет поставить любые условия. Весь город будет полон спящими, прежде чем они смогут договориться.

35
{"b":"20930","o":1}