ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Послушайте, – проговорил Ник, когда Хэм снова подошел с мешками и газетами и вновь принялся укладывать груз, – я направляюсь в ту же сторону. Дорога там плохая, и ползти придется еле-еле, но если вы готовы ехать с моей скоростью, – он кивнул на мотоцикл, – то я вас провожу. Меня зовут Ник, Николас Шоу – вот мистер Ходжес меня знает. Мои родители купили домик на озере уже очень давно.

Линда посмотрела на него долгим изучающим взглядом. Затем кивнула и улыбнулась.

– Отлично. Я поняла со слов Джейн, что дорога скверная и что я ее к тому же могу не заметить. Я очень рада, что вы поедете со мной.

Хэм смял оставшиеся газеты и распихал их в машине для устойчивости грузов, а Ник собрал свои собственные покупки, уложил в мешок и привязал поверх сумок.

Из кладовой донеслись возмущенные вопли, и пекинес залился пронзительным лаем.

Линда надела темные очки и села за руль.

– Ты там смотри, – тихо сказал Хэм, – у меня какое-то странное чувство…

– Что нам остается, если она едет к дому Вилсона, – ответил Ник.

Заводя мотоцикл, он думал: какая же опасность может подстерегать путника на Короткой Дороге? Ни один из тех людей, что с ней повстречались, не вернулся, чтобы рассказать об увиденном. Нет уж, нечего давать волю воображению. А не то за каждым деревом будет мерещиться летающая тарелка или еще что-нибудь в этом духе. Он махнул Линде и тронулся с места, она кивнула и двинулась следом. Примерно через полмили они свернули с шоссе, и Ник сбавил скорость, аккуратно объезжая ямы и выбоины.

Он ездил здесь множество раз и помнил каждую колдобину, но сильные дожди на прошлой неделе размыли дорогу еще больше, а Ник не имел ровно никакого желания собирать рассыпавшуюся из-за неосторожности поклажу.

Полторы мили до Короткой Дороги. Из года в год проезжая мимо, он всякий раз смотрел на заросший высокой травой поворот, от которого начинался зловещий путь в никуда. И вообще, пройдет ли там «Джип»? А впрочем, дорогой пользовались и должны были расчистить проезд. Двадцать четвертого июля тысяча девятьсот пятьдесят пятого года Ник был слишком мал, чтобы понять происходящее, но потом он много об этом происшествии слышал. Все эти поиски, которые вели соседи и шериф со своими помощниками. И ни малейшего следа, ни малейшего намека на то, почему в то солнечное утро двое молодых, здоровых людей исчезли на отрезке дороги длиной в полмили.

Джим Андерсон видел, как они туда свернули. Они поговорили с ним о том, где лучше всего ловить рыбу, и пошли. Но так и не вышли к озеру, где их ожидали двое приятелей.

Начало Короткой Дороги похоже на широко разинутую змеиную пасть, готовую поглотить их.

Ник решительно обуздал воображение. Если он не проводит Линду к озеру, она поедет одна. И если он допустит это, то едва ли завтра осмелится, бреясь, взглянуть на себя в зеркало.

Всего лишь полмили или чуть больше; можно проехать за несколько минут, даже по ухабам. Чем скорее они проедут, тем лучше. Интересно, подумал он, что сказала бы Линда, узнай она его мысли? Решила бы, наверное, что у него не все дома. Но только если бы она с детства слушала рассказы про Короткую Дорогу, у нее сложилось бы иное мнение.

Ник не раз брал книги у Хэма, сам покупал их, знал все случаи, которые действительно происходили время от времени и которые никто не мог объяснить. Возможно, Форт и другие авторы, описывающие подобные истории, правы. Ученые, те самые умы, которые могли бы разгадать – или хотя бы попытаться разгадать – эти загадки, отказываются даже взглянуть на имеющиеся данные и свидетельства очевидцев, потому что это, дескать, противоречит здравому смыслу. Но могут же быть такие вещи, которые не поддаются ни здравым, ни логическим объяснениям.

Впереди был поворот. И с тех пор, как Ник проезжал его в последний раз, здесь произошли большие изменения. Похоже, что по дороге прошел бульдозер. Ник вздохнул с облегчением. Хорошо, что им хоть не придется пробираться от ухаба к ухабу по почти непроезжей, пользующейся дурной славой тропе. Хорошо, что можно ехать по этой открытой свежерасчищенной дороге, которая теперь выглядит не хуже той, что ведет к его собственному летнему домику.

Ник остановился и сделал знак Линде.

– Вот дорога, – сказал он.

Внутри у него по-прежнему что-то сжималось, но он не желал этого признать. Просто его не оставляло странное беспокойство, овладевшее им тогда, когда Руфес следил за чем-то невидимым, и Ник помимо своей воли понял, что там действительно что-то есть.

– Не спешите, – предостерег он, тоже против собственной воли, – ему хотелось проехать это место как можно быстрее. – Я не знаю, насколько хороша эта дорога.

– Ладно.

Черные очки скрывали ее лицо. Здесь, в тени деревьев, они были совершенно не нужны, но Линда не сняла их, как в магазине. Пекинес стоял на сиденье, опираясь передними лапками о приборную доску и вглядываясь вдаль почти так же напряженно, как недавно Руфес. Пес не лаял, но все его маленькое шелковистое тельце было устремлено вперед, словно он хотел поторопить свою хозяйку.

Ник дал полный газ, выехал на Короткую Дорогу и сразу же сбросил скорость. Сзади, отфыркиваясь, еле-еле полз «Джип». После того, как прошел грейдер, дожди промыли в песке глубокие канавки, которые так и не загладились. Дорога казалась совсем новой и как будто недостроенной. Кусты и даже молодые деревья были вырублены, выкорчеваны и брошены по бокам увядать и засыхать. Неприглядно и неправильно это, решил Ник. Наверное, так надо было, чтобы расчистить обочину, но почему же рабочие ничего не убрали? Возможно, они знали мрачную историю Короткой Дороги и не желали оставаться здесь дольше, чем было необходимо.

Умирающие порубленные ветви лежали по обеим сторонам, словно отрезая путь в лес. Ник все явственнее ощущал себя в западне. Беспокойство нарастало, и подавлять его становилось все труднее. Но это же просто глупо! Надо сдерживать воображение и следить за дорогой, чтобы на что-нибудь не наскочить, – смотреть как следует и продвигаться потихоньку вперед. Здесь ехать-то всего ничего.

Вокруг все застыло, не шевелился ни единый листок. Кроны деревьев смыкались над головой, и внизу царила глубокая тень.

Вероятно, было бы и очень тихо, если бы не шум моторов мотоцикла и «Джипа», оповещавший об их присутствии. Оповещавший кого? Ник надеялся, что обитателей дома Вилсона.

Впереди крутой поворот, за которым ничего не видно и дорога узкая. Не разъехаться, если кто-нибудь выскочит навстречу. Да нет, шум моторов должен быть слышен издалека…

Шум! Пекинес заливался лаем, почти таким же, каким вызывал на бой Руфеса.

– Лежать, Ланг! Лежать! – услышал Ник голос девушки.

Он оглянулся, мотоцикл на что-то наехал и вильнул в сторону. Ник с трудом удержал руль, чтобы не врезаться в кучу рыжеющих сучьев. И тут он заметил нечто – какое-то облако, похожее на собравшийся под кронами деревьев туман. Оно сгущалось, стремительно опускаясь вниз, готовясь их накрыть.

Кажется, он закричал.

Сзади донеслись ответный крик и громкий треск. Затем Ник на что-то наткнулся, вылетел из седла, почувствовал сильнейший удар и провалился в полную темноту.

3
{"b":"20931","o":1}