ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ягоды уже не казались такими сладкими. Он покинул ягодник и направился дальше вдоль ручья, внимательно глядя под ноги и осматривая кусты вокруг. Кто за ним следит? У него в мыслях нет ничего дурного, но понимают ли это они? Здесь могут быть и бродяги, такие же мерзкие типы, как те, от которых он спасся столь чудесным образом. Уж они-то точно Людям с Холмов первые враги, и смогут ли те отличить безобидного путника от злобного разбойника?

Он надеялся, что они имеют такую же защиту, как Герольд. Крошечный человечек и его народ были Нику очень симпатичны. Герольд… Куда Авалон тогда подевался? И почему покинул Ника? Хотя он и подсказал, как спастись, он исчез. Смогут ли товарищи Ника воспользоваться теперь его знанием?

Ник медленно осмотрелся, пытаясь сориентироваться. Он хотел вернуться в пещеру и рассказать, что с ним произошло. И они должны ему поверить! По сравнению со всеми прочими невозможными вещами, которые здесь постоянно происходят, его рассказ не покажется уж совсем невероятным.

Кажется, ему надо идти левее. И лес там вроде бы не такой густой. Если пойти напрямик… он решительно двинулся вперед.

По пути ему встретилось еще несколько смородиновых кустов, и он на ходу сорвал несколько горсточек. Однако дальше под деревьями кусты не росли, и Ник заторопился, пытаясь избавиться от ощущения, что за ним пристально следят чьи-то глаза, что вот-вот перед ним предстанет какой-нибудь лесовик со свитой невиданных зверей. Но даже если его и сопровождал кто-то невидимый, он решил Ника не трогать. Затем Ник увидел тропинку со следами оленьих копыт, которая вела туда же, куда направлялся и он. Свернув на нее, он с удовольствием прибавил шагу.

Ник вышел на опушку уже к вечеру. Постоял, оглядывая небо, – нет ли тарелок охотников. С криком летели большие птицы, целая сверкающая ярким оперением стая. Они кружились невдалеке над полем, резко ныряя вниз и вновь поднимаясь.

Казалось, они раз за разом облетают какой-то предмет. Ник благоразумно притаился в укрытии и продолжал следить. Солнце ярко светило, но он ничего не видел…

Или видел? Что-то там все же было, что-то поднималось к небу, подобно башням чудесного города. Но такое прозрачное, что, в сущности, невидимое. Чем дальше Ник наблюдал за птицами, тем больше убеждался, что это так. Наконец кружившаяся стая вытянулась в линию, и птицы стали снижаться, поочередно исчезая из виду там, где, как полагал Ник, что-то возвышалось.

Он протер глаза. Оно… оно становилось все более видимым. Башни… как в городе, но ниже и числом меньше. Они постепенно теряли прозрачность, приобретая твердость и объем. Теперь перед Ником стояло что-то похожее на обнесенный стеной средневековый замок.

12

С виду замок окончательно принял осязаемые формы, однако был лишен сверкающего многоцветья города. Радужные огни не играли на стенах, не взбегали на башни, не светились в небе. Замок был серовато-белый, словно построенный из природного камня.

Хотя птицы больше не появлялись, Ник увидел какое-то движение. Обращенная к нему часть стены медленно опустилась, превратившись в подъемный мост, словно замок был окружен рвом. По нему проскакали облаченные в яркие одежды всадники.

Впереди ехал Герольд. Ник сразу же узнал его камзол. За ним, на летающих скакунах, еще четверо, разбившись на пары. На них были камзолы того же покроя, что и у Герольда, но сочного зеленого цвета. И на груди у каждого было вышито лишь по одной эмблеме, которые Ник с такого расстояния не мог разглядеть.

Казалось, кони идут спокойно и не торопясь, однако впечатление это было обманчиво, и совсем скоро всадники приблизились к Нику. Он больше не прятался, уверенный, что они не причинят ему вреда, желая узнать как можно больше и о них, и об их странном замке.

Однако ни Герольд, ни его спутники не обратили на Ника внимания. Они скакали в полном молчании, глядя только вперед, и их лица были неподвижны и бесстрастны. Когда они подъехали ближе, Ник увидел, что у двоих длинные, до плеч, волосы, и в одной из всадниц узнал Риту. Их спутники не походили в точности на Герольда и, возможно, когда-то, подобно Рите, были обыкновенными людьми.

Теперь Ник рассмотрел вышитые блестящими золотыми и серебряными нитями узоры на камзолах. Каждый из них представлял собой ветвь какого-нибудь дерева. У первого мужчины, несомненно, был вышит дуб – очень точно изображенные листья и золотые желуди. Рядом с ним ехала Рита, с изображением яблоневой ветви на груди. Ветки, вышитые на камзолах второй пары, усыпанные серебряными цветами, Ник не узнал.

Они двигались бесшумно, поскольку лапы их коней касались земли без единого звука, и глядели прямо перед собой, словно завороженные.

Ник сперва хотел остановить их, однако у всадников был настолько отрешенный вид, что он не отважился и лишь молча проводил их взглядом.

У самой опушки длинноногие скакуны начали подниматься в воздух, и, словно по команде, из поднебесья тут же спустилась пара огромных белокрылых птиц. Дважды облетев вокруг всадников, они устремились вперед во главе кавалькады.

Когда все скрылись из виду, Ник обернулся взглянуть на замок. Он думал, что тот сейчас же исчезнет, однако в сумерках замок казался даже более реальным, чем прежде. Только проем в стене снова был закрыт поднявшимся мостом.

Его разбирало любопытство. Не подойти ли поближе? Ник присел на корточки, всецело поглощенный замком. Настоящий он или нет? После всех здешних приключений Ник уже не мог полностью доверять своим глазам. Подойти проверить или не стоит?

– Николас!

Громкий шепот разом вернул его к реальности. Схватившись за кинжал, он обернулся к кусту, из которого донесся окрик.

– Кто здесь? – Ник, готовый к бою, сжимал клинок, хотя еще никогда в жизни не поднимал оружие на другого человека.

Осторожно приподнялась ветка, и сквозь листву Ник разглядел лицо викария. С облегчением сунув кинжал обратно за пояс, Ник обогнул куст, в котором прятался сам, и через минуту стоял перед Хадлеттом и Крокером.

– Как вы меня нашли?

– Где ты был?

Вопросы прозвучали одновременно, и в резком тоне Крокера слышалась злость.

Однако викарий ободряюще взял Ника за локоть.

– Какое счастье, мой мальчик. Ты в безопасности!

– Теперь – да, – ответил Ник. – Если кто-нибудь здесь вообще может считать себя в безопасности.

Необычайно быстро стемнело. Взглянув на небо, Ник увидел надвигающиеся темные тучи; вдалеке сверкнула молния, и донесся приглушенный раскат грома.

– Что произошло? – сердито настаивал на объяснении Крокер.

– Меня поймали бродяги… – Ник был краток. Викарию он мог бы рассказать и подробнее, но его натянутые отношения с летчиком не располагали к откровенности. Ник не принял предложение Герольда – и все же был убежден, что стал несколько иным, не тем, что прежде. А если англичане рассматривали изменение как угрозу и считали ее достаточным основанием, чтобы отвернуться от человека и прогнать его прочь, то не следовало давать Крокеру хороший повод отделаться от Ника.

Послышался второй раскат грома – гроза приближалась.

– Надо бы поискать укрытие, – заметил Хадлетт. – Скоро хлынет ливень.

– Там? – Крокер указал на замок. Хотя стены его не светились, на башнях кое-где сверкали искры, словно в окнах виднелись зажженные светильники.

Ник подумал: видели ли они, как замок возник из ничего в чистом поле? Но хотя он сгорал от любопытства, замок не влек его к себе столь же неодолимо, как город.

– Пожалуй, мы можем успеть до дождя в одно место, которое я знаю. – Хадлетт не ответил на реплику Крокера. – Если отправимся сейчас же.

Именно он, а не летчик, повел их сквозь заросли на запад вдоль кромки леса. Первые крупные капли упали с громким стуком прежде, чем они добрались до обещанного укрытия.

На земле лежало огромное поваленное дерево. Его вывернутые корни уже успели порасти травой, и, раздвинув этот зеленый занавес, можно было забраться в укромную норку, где хватило места для троих, хоть и пришлось сидеть, тесно прижавшись друг к другу.

32
{"b":"20931","o":1}