ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда мы теперь пойдем? – спросила Линда. Она не спускала Ланга с рук, и Ник подумал, что она боится, как бы песик не угодил в какую-нибудь ловушку.

– Пожалуй, вперед. – Хадлетт держал в руке компас Ника. – Нам следует взять восточнее и пройти немного, а потом уже повернуть на юг. Тогда нам, вероятно, удастся обойти стороной тех, что у пещеры.

– Если они еще там, – заметил Ник.

Захватив четырех пленников, станут ли они караулить остальных? Он полагал, что скорее они оставят у пещеры лишь небольшой отряд, а сами пойдут с пленниками своей дорогой. Если те еще пленники, а не…

Он обуздал воображение и отогнал эту мысль. Еще не время. До тех пор, пока они не получили доказательства обратного, он будет считать их живыми. Возможно, приняв предложение викария, они потеряют время, но план разумен. И чем меньше будет вероятность встретить ту нечисть, которую Ник уже повидал, тем лучше.

Рита… вернулась ли она в дающий покой и безопасность город? Она ясно дала понять, что больше им на помощь не придет. Но это вполне справедливо: они отвергли все то, что она предлагала. И вот что получили взамен – потеряли половину своих товарищей.

– Николас.

Ник повернулся к едва различимой фигуре Хадлетта, который держал за руку миссис Клэпп, поскольку та плохо видела в темноте.

– Что такое?

– Мы больше не одни.

Этого леденящего кровь известия Ник боялся с той самой минуты, когда они выбрались из-под земли на поверхность.

17

Ник почувствовал чье-то присутствие – одного или многих, но это не было зло, исходящее тошнотворными эманациями от Сил Тьмы. Громко мяукнул Джеремайя.

Тут Ник снова его увидел. Рядом был Ланг, вырвавшийся, очевидно, у Линды из рук. Они стояли бок о бок, а перед ними – фантастический лесной зверь, крупнее их обоих; наклонив голову, он потянулся носом сперва к мордочке Джеремайи, затем к Лангу.

Это был один из тех зверей – или такой же, что сопровождали Зеленого Человека: Хадлетт называл его «энфильдом». От него исходило золотистое сияние, окружавшее его тонким облачком, как Герольда или Людей с Холмов. И в этом свете видна была лисья морда, тело, как у борзой, передние лапы похожи на орлиные, с большими когтями, задние – как у собаки. И волчий хвост.

О чем говорили Джеремайя с Лангом и энфильд, никто не знал. Однако энфильд поднял к небу морду и издал звук, не похожий ни на лай, ни на вой, скорее подобный пению. Из темноты ему ответили самые разнообразные крики, словно странные и незнакомые существа окружили их кольцом.

Энфильд повернулся поглядеть на них. Его глаза горели, как два желтых огонька. Несколько мгновений он изучал людей, затем подал голос во второй раз. Когда на его крик отозвались, он исчез – погас, как пламя свечи под порывом ветра.

– Что?.. – дрожащим голосом начала Линда.

Но Ник знал – знал без всяких слов.

– Нам нечего бояться с их стороны, – сказал он.

– Неприкосновенность в лесах, – прибавил Хадлетт. – Возможно, на нас не распространяется действие этого древнего закона. И все же…

– Не понимаю, о чем вы! – не выдержала Линда. – Что… что это было? Ник, судя по голосам, они же со всех сторон. Что, если…

– Нам нечего бояться, – повторил он. – Они нам не сделают ничего плохого.

Можно ли надеяться, что у них появилась охрана? Или же невидимая стая будет просто соблюдать нейтралитет? Ник знал, что они по-прежнему здесь, хотя их и не видно. А когда исчез сияющий энфильд, не стало видно также ни Ланга, ни Джеремайи.

– Нам лучше идти дальше, – добавил Ник, промолчав о том, что ему хотелось знать, пойдут ли звери следом.

– Да, да, пойдемте! – с готовностью подхватила Линда, явно желая уйти подальше от того, что скрывалось в зарослях. – Ланг, – тихонько позвала она. – Ланг, ко мне!

Пекинес тут же подошел, она подхватила его и крепко прижала к груди, словно боялась, что в любой момент его могут у нее отнять. Ник почувствовал, как что-то пушистое и мягкое ткнулось ему в ноги, наклонился и поднял Джеремайю. Кот, выгнувшись, улегся у него на плечах, подобно меховому воротнику. С таким грузом Нику было не слишком удобно, однако он знал, что с выбором Джеремайи должно согласиться.

Сверяясь с компасом, они шли на восток, обходя стороной открытые пространства. Шли они медленнее, чем раньше. Даже не оглядываясь, Ник знал, что миссис Клэпп начала отставать, да и викарий, как подозревал Ник, совсем выбился из сил. Им нужен отдых.

Когда он предложил сделать привал, никто не возразил, и все повалились на землю под спасительный кустарник. Джеремайя спрыгнул с плеч Ника и тут же куда-то исчез.

Они не знали, как далеко ушли от пещеры; Ник подумал, не пора ли уже поворачивать к югу и постараться выйти на след пропавших товарищей.

При свете дня сделать это будет легче, и Ник посоветовал подождать до утра; к его удивлению, викарий согласился. Они решили втроем, по очереди сменяясь, стоять в дозоре, исключив миссис Клэпп и дав ей возможность отдохнуть все отпущенное время.

Ник вызвался дежурить первым. Лунный свет, казалось, потускнел, и Нику приходилось больше полагаться на слух, чем на зрение. Он зажал коленями лезвие кинжала, положив ладонь на рукоять, и принялся размышлять.

Едва ли, полагал он, удастся спасти остальных; но это им предстоит самим себе доказать. А потом – что делать дальше? Смогут ли они в этой, ставшей глубоко враждебной, стране вернуться к «Джипу» и там попытаться создать, как предлагает Линда, дверь обратно в свой мир? Ник считал, что можно попробовать, однако шансы на успех стремятся к нулю. И что же остается тогда? Жить в постоянном страхе, днем и ночью ожидая нападения Сил Тьмы или летающих тарелок? Пусть даже им удастся добраться до фермы – но ведь надо же и что-то есть… Да и жизнь в вечном предчувствии беды – не жизнь.

Так жили в свое время англичане: дома, под воздушными налетами и постоянной угрозой вторжения войск противника. Нику доводилось читать об этом, но все это было так давно и далеко. И никогда не понять этого страха, пока сам, лично, не поживешь с ним в душе. А он и Линда, хотя в их мире тоже существует насилие, прежде никогда напрямую с ним не сталкивались.

Наилучшим выходом по-прежнему оставался город. Но если викарий и миссис Клэпп все таки будут отказываться – что тогда?

Ник вскинулся, выхватив клинок. Он не услышал ни звука, ничего не видел – однако что-то здесь было. Один из фантастических зверей? Ник был совершенно убежден, что после встречи с энфильдом звери их сопровождают.

До него донеслось тихое поскуливание. С той стороны, где спала Линда, подошел Ланг. Ник положил руку ему на спину – маленькое тельце трепетало, словно песик изнывал от желания бежать кому-то навстречу. Страха Ник в пекинесе не чувствовал – только волнение.

Воздух прорезал тонкий контур света, обрисовав человеческую фигуру. Ник поднялся, не спуская с нее глаз. Свет становился ярче, фигура приобретала все более определенные формы. Ник ожидал увидеть Авалона, однако перед ним стояла Рита!

– Ты! Но… – Затем он рассердился: – Ты так драматично с нами попрощалась. Что же вернулась теперь?

Фарфоровое лицо Риты было бесстрастно.

– Для ваших целей довольно и того, что я вообще пришла. Тех, на чьи поиски вы пустились, похитили летающие охотники, а не Силы Тьмы. Если желаете их искать, ищите небесных охотников.

– Почему ты мне об этом говоришь? – спросил Ник. – По твоим словам, ты нам чужая и Авалону до нас нет дела.

– Правильно. – На лицо ее легла тень озабоченности. – Но если станете искать среди солдат Тьмы – тогда вы неизбежно погибнете. Мне бы хотелось, чтобы вы спаслись.

– А как же они?

Рита покачала головой.

– Чем вы им можете помочь? Ибо вашим силам не сравниться с силами тех, кто их пленил. Оружие их настолько же превосходит известное вам, насколько ваше оружие превосходит лук, меч и копье. Тех, кого они захватили, не спасти – смиритесь с этим.

46
{"b":"20931","o":1}