ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты… ты забываешься, Кей! — выкрикнул в ответ Модред. — Я сам крови Пендрагонов…

— А он мой приемный брат, — спокойно ответил Кей.

По закону племен приемный брат был не менее близким родственником, чем кровный. В глазах всего Камелота Кей был полноправным братом короля.

Кей отвернулся от юноши, на чьем лице открыто выражалась ненависть, и заговорил прямо с Мерлином.

— Ты не нашел лечения, не сумел даже немного облегчить страдания нашего господина. Поэтому мы пошлем за более искусным. Известно, что Леди Озера искусно справляется с такими болезнями. Разве не избавила она от них Утера вначале?

Мерлин склонил голову.

— Я слишком люблю нашего господина, чтобы возражать против любой помощи. Если вы думаете, что это поможет, призовите леди.

Кей на мгновение заколебался. Он как будто ожидал горячих возражений, а не немедленного согласия. Джиневра подошла к постели: теперь она подняла голову и огляделась.

— Мой господин, я уже послала за нею. Только она может поднять моего дорогого господина с постели. А что касается тебя, бард, самозваный целитель, — крикнула она Мерлину, — тебе лучше убираться отсюда. Уходи! Я приказываю!

Артур лежал с закрытыми глазами. Он негромко застонал. Мерлин сделал вид, что хочет подойти к нему, но Кей преградил ему путь.

— Королева сказала. Уходи, сын нелюди. Твое имя не в чести здесь, пора тебе понять.

Мерлин ушел. Его не беспокоило, что его уход кажется бегством испуганного человека. Гораздо важнее было не встретиться с Нимье. Она может догадаться о их планах, если увидит его, поэтому мудро будет избегать встречи с ней.

В своей маленькой комнате он занялся подготовкой. Сняв нарядную одежду, снова надел серое дорожное платье, делавшее его похожим на слугу. потом отобрал из своих запасов определенные предметы. Тут был кусок звездного металла — упавший на землю метеорит, гладкое стекло того же происхождения. В маленький кожаный мешочек Мерлин положил травы. Этот мешочек он надел на шею. Слабый запах трав будет постоянно доноситься до него, проясняя голову, помогая быть настороже. Последним он взял подарок Лугейда — кусок металла, который когда-то давно помог найти меч Артура.

В этих предметах не было никакой магии, как ее представляют себе люди, но у них было родство с неземным. А как сказал когда-то Лугейд, «подобное ищет подобное». В течение многих лет Мерлин собирал — незаметно, как он надеялся, — сведения о крепости Нимье. Он считал, что рассказы о густом тумане, постоянно окружающем зачарованную крепость, — обычная человеческая реакция на галлюцинации; его этот туман не обманет. То, что он никогда не приближался к замку, возможно, даже лучше: Нимье решила что он хорошо усвоил урок и никогда больше не попытается мериться с ней силами.

Последним он извлек из тайника за своей кроватью жезл длиной в руку. К концу жезла он прикрепил звездное стекло, убедившись, что металлические полосы прочно его держат. В рукоять жезла он вложил метеорное железо. Потом положил жезл на руку, испытывая его в различных местах, пока концы не уравновесились.

Затем Мерлин взял на кухне продукты и подвесил к плечу кожаную бутылку. Бутылку он не наполнил вином или сидром, но отнес ее к ручью и там набрал чистой воды. Так, вооружившись собственным оружием и провизией для путешествия, Мерлин вышел из королевского дворца.

Мерлин, уходя, создал иллюзию так чтобы его никто не заметил и не запомнил. Он был уверен, что его отсутствие в Камелоте не скоро будет замечено.

Не сразу пошел он в нужном направлении. Вначале двинулся на восток и прошел некоторое расстояние по старой римской дороге, пока не дошел до еще более древней боковой тропы. Здесь о свернул и пошел по местности, казалось, совершенно безлюдной. Не прибегая больше к иллюзиям, Мерлин теперь использовал для укрытия характер местности. Он сознательно не думал ни о Нимье, ни о ее замке.

Мерлин не имел представления о том, какая охрана окружает крепость Нимье. Он сомневался, что это обычные стены и люди. В его пещере было особое искажающее поле, которое ослепляло людей, не принадлежащих к древней крови. А если кто-то не сворачивал имелось особое приспособление, преграждавшее путь. Мерлин не сомневался, что жилье Нимье имеет аналогичные защитные устройства.

Но защита пещеры еще ничего не говорила о защите Нимье. Нужно было ожидать самого худшего.

К ночи Мерлин достиг края леса, который люди называли первой защитой Нимье. Дорога огибала лес как будто даже в древности люди считали его нечистым.

Мерлин укрылся под кустом, не разжигая костер, и пожевал хлеба с сыром, запив его водой из бутылки. Он послал невидимых разведчиков, служащих его мозгу; и когда эти разведчики вернулись, то доложили: нет ничего, кроме древесных теней. Наконец Мерлин поставил охрану и задремал: он не осмеливался погрузиться в глубокий сон.

Когда взошла полная луна, он ощутил какое-то движение в лесу, но не животного и не человека. Это были силы, которыми сам Мерлин хорошо владел. Какие бы часовые ни сторожили крепость Нимье, они были начеку.

Мерлин не пытался определить сущность этих часовых. Он не хотел, чтобы они ощутили его присутствие. Он только осторожно отметил место расположения каждого.

Возможно, Нимье полагалась на искажающие поля днем и на пугающие иллюзии ночью что вполне естественно по отношению к обычным людям. Мерлин отметил прогалину к западу от того места, где он лежал. По прогалине протекал ручей, неглубокий, но довольно широкий.

Здесь его вход. Он знал то, чего не знают обычные люди: текучая вода избавляет от искажений и иллюзий Отсюда происходит древнее поверье, что злые силы могут остановиться, не осмеливаясь перейти текучую воду.

Итак, у него есть вход, и он знает, где стоят часовые. Снова возбудив свою охрану, Мерлин задремал.

Рассвело, и он выбрался из-под куста. Снова немного поел и двинулся на запад. До восхода солнца он добрался до ручья. Там, где его пересекала дорога, в ручье лежали камни для перехода вброд. Мерлин не пошел по камням, а спустился в центр ручья и двинулся на одинаковом расстоянии от обеих берегов.

Он шел по колено в воде, такой чистой, что видны были камни дна и быстрые тени рыб. Перед собой Мерлин держал жезл. Жезл находился в равновесии, пока Мерлин не вошел в самую глубину леса.

Все чувства Мерлина были настороже. Он ощущал присутствие маленьких живых существ, жителей леса, но ни следа тех часовых, которые бродили ночью. Неожиданно жезл сам собой повернулся в его руке. Стекло указало вперед и слегка на восток Жезл хорошо служил ему, указав прямую дорогу к крепости Нимье. И ему не нужно покидать воду; он пойдет по воде пока ручей течет в том же направлении.

Жезл в руке медленно поворачивался, пока снова не занял горизонтальное положение. Мерлин находился прямо перед крепостью Нимье. Немного впереди ручей делал резкий поворот, настолько крутой, что он не мог быть естественным. Увидев тщательно пригнанные древние камни, Мерлин убедился, что его догадка верна.

Ручей стал гораздо уже, как будто загнанный в искусственный канал. Уровень воды поднялся, идти стало труднее; сильное течение смыло ил и песок, теперь Мерлин ступал по камням. Благоразумие советовало держаться ближе к берегу под укрытием нависающих ветвей. Цепляясь за эти ветви, Мерлин уберегся от падений.

Он двигался вперед медленно, но не собирался выходить из воды, которая хоть немного укрывала его. Впереди он увидел, как солнце отражается на обширной водной поверхности. Несколько мгновений спустя он стоял, глядя на крепость Нимье.

Она действительно Леди Озера. На острове, где лишь один-два куста сумели укорениться среди скал, стоял замок из черного камня.

На нижнем этаже окон нет; выше видны узкие щели, дающие немного света. Камни не обработаны и скреплены по римскому обычаю.

Справа от замка отходит каменная дамба. В середине она проломлена, и Мерлин предположил, что гарнизон замка имеет возможность перекрывать брешь временным мостом.

32
{"b":"20932","o":1}