ЛитМир - Электронная Библиотека

С охотником пришли три уйзгу, чьи лица были покрыты сложными узорами. Кадия узнала боевую раскраску.

Раздобытые Джеганом сведения заставили их сразу же повернуть на запад, а вновь пришедшие вызвались служить им проводниками. Тут даже кое-где росли деревья, и они вспугнули стаю дросков — шесть птиц с блестящими перьями, очень ценившимися торговцами, широкими спиралями взмыли в небо. Переливы нежно-оранжевого оперения на фоне неба выглядели особенно красиво. Зато вместо звонких трелей красавицы испускали только хриплое карканье.

Питались дроски падалью и обладали повадками, плохо сочетавшимися с их прелестной внешностью.

Но притом они отличались пугливостью и улетали при появлении любых крупных обитателей болот, не говоря уж о людях, из чего следовало, что путники нашли место для лагеря, где вокруг не было опасных четвероногих, а уж двуногих и подавно.

Уйзгу собирались вместе, сообщили их проводники. «Желтая смерть» словно бы дальше не распространялась, но заразила уже добрую четверть их края. Их целительницы и ведуньи усердно искали способ, как его очистить, но пока тщетно.

А скритеки осмелели и нападали почти открыто, как в дни Волтрика. Уже произошла большая схватка, в которой уйзгу потеряли столько же воинов, сколько и скритеки. Однако топители словно бы торопились куда-то на запад к горам и, как убедились идущие по их следу воины-уйзгу, не сворачивали с дороги, чтобы причинить новый вред и ущерб.

И еще уйзгу заметили, что теперь они могли идти даже через зараженную землю почти без опаски, хотя, когда могли, обходили желтые пятна. Возможно, то, что их оберегало, действовало недолго.

— Мы переправимся через Нотар, — объявил Ламарил. — Затем пойдем на запад. Там больше твердой земли, и мы будем продвигаться быстрее.

— А прислужник Варма? — спросила Кадия.

— Он идет по этому берету. Так, во всяком случае, показал сон.

— И как быстро? — не отступала девушка.

У него не было времени ответить: небо над ними словно расколол визгливый вопль. Ничего подобного Кадии еще слышать не доводилось. Будто кричали голод, ярость, грозная опасность.

Они вскочили, хасситти сгрудились вокруг них, подняв свое оружие.

Вопль ворвался в их уши второй раз. Кадия посмотрела вверх, так как доносился он словно с неба. Но теперь кусты в дальнем конце островка, где они устроились на ночлег, заколыхались так сильно, что это было видно и в вечернем сумраке.

ГЛАВА 21

Из кустов выпрыгнула тварь, не выше человеческого роста, но с туловищем настолько широким, что выглядела она настоящим чудовищем. Кадия ни разу не слышала о таком от охотников. Из разинутой пасти, величиной почти в дверной проем, вновь вырвался отвратительный визг.

Складки бородавчатой кожи почти прятали красные глаза, помещавшиеся на самом верху. Чудовище распространяло вонь, такую же страшную, как визг.

Передние лапы с перепонками между пальцев были вытянуты вперед. Оно оперлось на них, и между ними заколыхалось серое брюхо.

Кошмарное зрелище! Тем более ужасное, что Кадия теперь догадалась о его происхождении. Это было непомерно увеличенное обычное земноводное камышовых зарослей. Только те были не больше ее ладони.

Из пещеры пасти вывалился скрученный канат языка, толстого, обмазанного слизью. Целилось чудовище в одного из хасситти и схватило бы малыша, если бы Ламарил молниеносно, как опытный воин, не выхватил свой жезл и не ударил им по клейкому языку.

Яркая вспышка. Язык дернулся вверх, и по всей его длине пробежала лента зелено-синего огня.

Пламя ударило в морду чудовища рядом с одним из глаз. Чудовище подобралось, и Кадия успела броситься в сторону, увлекая с собой Са-лин, едва оно взвилось в новом прыжке, видимо рассчитывая раздавить их всех своей тяжестью.

С неба донесся визг, и тут же Кадию чудовище все-таки сбило с ног, задев лапой. Она упала и несколько мгновений не могла опомниться. Девушка впивалась пальцами в сырую землю, стараясь подняться. Вокруг стоял оглушающий шум.

В глазах у нее мутилось, но она сумела оглядеться и увидела настоящее поле боя. Теперь им всем угрожали не только чудовищная лягушка, но в небе кружили вуры. Не такие уж и большие, но вур даже средней величины мог поднять в воздух оддлинга и растерзать его на лету.

Кадия схватилась за меч. Без острия он не годился для рукопашной, но она надеялась, что Сила вновь сделает его грозным оружием.

Но ее пальцы не ощутили тепла. В мече не чувствовалось жизни. Глаза были почти закрыты.

Жезлы синдонов посыпали вспышки за вспышками. Лягушка взревела, подняла лапу и хлопнула ею по земле. Кадия содрогнулась: из-под перепонки торчала нога кого-то из хасситти.

Затем, точно боевой клич, в голове у нее прозвучало мысленное слово:

Иллюзия!

Но она же еле увернулась от этой лапы! Из пасти чудовища дрябло свисал язык, но конец его извивался, точно отрубленный змеиный хвост.

Иллюзия! — вновь тот же властный сигнал.

Но как же так? Нога хасситти все еще торчала из-под лапы. Кожу чудовища усеивали дротики, а с неба, растопырив смертоносные когти, устремлялся вниз охотящийся вур.

Она увидела Лалан рядом с тремя другими синдонами. Они как будто не собирались отражать это нападение сверху. Или они действительно во власти какой-то иллюзии?

Кадия наконец обрела голос:

— Берегитесь! Вур!

Никто из них не поднял головы, чтобы посмотреть вверх. А когти хищника уже смыкались на шлеме Лалан. Пусть вур и не сумел бы ее поднять, когти его могли нанести смертельные раны.

Иллюзия! — в третий раз то же мысленное слово.

Кадия стиснула пальцы на бесполезном мече. Когти вура сомкнулись на шее Лалан. Гнусная тварь била крыльями, пытаясь взлететь с добычей. Но женщина не подняла жезла, чтобы отогнать убийцу, и даже не шевельнулась.

Иллюзия? Кадия поднесла руку к груди. Амулет! Она потянула цепочку, достала янтарную слезку и, сняв шлем, поднесла ее ко лбу.

Она не могла бы объяснить, почему сделала это, но что-то ее заставило.

Она почувствовала режущую боль, словно амулет обладал Силой расколоть ее череп. В глазах у нее потемнело, а затем зрение вернулось к ней.

Небо было пусто. Лалан стояла спокойно, и никакой вур ее не терзал. Кадия ахнула и оглянулась на другого чудовищного врага. Бородавчатого страшилища величиной с торговую лодку она не увидела. Ламарил наклонился над обыкновенной болотной лягушкой. Он ткнул раздутое тело, и оно съежилось от его прикосновения.

Иллюзия… только иллюзия! И все-таки девушке не верилось. Она подползла к лежащему ничком хасситти там же, где могучая лапа опрокинула его… ее… Тостлет… Не может быть!

Амулет покачивался у нее на груди, а Кадия обеими руками, очень бережно, перевернула тельце хасситти на спину. Земля хранила его отпечаток. Это не было игрой ее воображения. А тело Тостлет под ее руками было расслабленным и неподвижным.

Кадия прижала пальцы к шее целительницы, ища признаков жизни. Разве иллюзия может убить? Или гибельна вера в иллюзию?

— Тостлет? — она прибегла к мысленной речи, ища доказательства, что целительница жива. — Тостлет, все это был лишь обман чувств!

Ламарил сумел послать ей мысль, а теперь она старалась послать такую же мысль Тостлет.

Длинный нос вздрогнул. Высунулся кончик языка-трубочки, маленькие глаза открылись.

— Это был обман чувств, Тостлет! — Девушка прижала к себе щуплое тельце, не обращая внимания на то, что естественный панцирь хасситти больно царапает ей кожу. — Иллюзия! Посмотри сама!

Кадия приподняла ведунью так, чтобы она увидела безобразную обитательницу камышовых чащоб.

Хасситти охнула, испустила чирикающий возглас, а потом ухватила Кадию за локоть и откинула голову, чтобы заглянуть девушке в лицо. Кадия подкрепила мысленную речь энергичным кивком.

— Обман, Тостлет. Обман, чтобы мы сами себя погубили!

— Верно! — к ним подковыляла Салин и с трудом опустилась на колени, держась за посох. — Но такой похожий на правду, — она покачала головой. — Поистине порождение великой Тьмы.

42
{"b":"20935","o":1}