ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Манускрипт Войнича
Пятьдесят оттенков свободы
Кинезитерапия на каждый день. 365 советов доктора Бубновского
Пандора. Одиссея
Любовь анфас (сборник)
НЛП-технологии: Разговорный гипноз
Думай медленно… Решай быстро
Ромео должен повзрослеть
Моя прекрасная ошибка
A
A

Дрин срывала ягоды с веток, горстями отправляя поочерёдно то в сумку, то в рот. Нош взглянула на старшую подругу и начала делать так же.

Но кусты оказались такими густыми и непроходимыми, что им пришлось обирать ягоды по краям, огибая заросли с юга.

Сквозь щебет птиц откуда-то долетел низкий трубный звук. Нош могла поклясться, что источник его находился по ту сторону зелёных зарослей.

— Стадо почуяло нас, — ответила Дрин на безмолвный вопрос девушки. — А раз они встревожились, значит, знают, что такое охотники. Им уже доводилось встречаться с людьми.

Наконец кусты закончились и начался лес. Нош полной грудью вдыхала свежий, пропахший зеленью ветер. Она словно очутилась в другой, прекрасной стране.

Дрин приостановилась и подобрала тоненькое юное деревцо, которое сломалось, когда на него рухнуло одно из старых деревьев. На ровном зелёном стволе лишь у верхушки топорщились веточки. Дрин потыкала в траву толстым концом деревца, затем взяла его наперевес, словно копьё.

С самого первого взгляда на этот живой чудесный мир Нош задумалась об опасностях, которые могут повстречаться им на пути. Волчаки… От этой мысли её передёрнуло. Разве такая деревяшка спасёт от волчака? Но все знают, что болотные волки выходят на охоту ночью, так что просто придётся к вечеру подыскать какое-нибудь укрытие. Девушка начала присматривать ветку и себе, их великое множество валялось на зелёном ковре прошлогодней хвои. Но ничего подходящего, хотя бы более или менее похожего на оружие она так и не нашла.

Беглянки прошли небольшую рощу насквозь и очутились на краю луга. Нош поискала глазами оленей, но не увидела ни одного. Здесь долина резко сужалась, постепенно открываясь к югу. Нош поняла, что окаймляющие низину горы находятся не так уж и близко, судя по лёгкой туманной дымке, которая вилась у их подножия.

Дрин храбро двинулась через луг, сжимая в руке зелёное копьецо. Пожелтевшая к осени трава закачалась, снизу раздались чириканье и щебет. Нош замерла. Дрин обернулась через плечо и чуть улыбнулась.

— В траве тоже есть свои обитатели, дитя. Они не причинят нам вреда, и мы постараемся не потревожить их.

Нош понятия не имела о тех, кто может проживать в траве, но вскоре заметила двух птиц, которые неуклюже вспорхнули из разнотравья, отлетели в сторону и вновь нырнули в заросли.

В небе кружились другие птицы, одна из которых висела над лугом, распластав крылья. Из травы высунулась небольшая зверушка и тут же поплатилась за любопытство — парящая птица сложила крылья и камнем упала вниз. Подхватила когтями неосторожную жертву и полетела в сторону гор. Всё это произошло так быстро, что Нош не успела и глазом моргнуть.

— Соколок, утренняя пташка, — объяснила Дрин. — Почти никогда не упускает добычу. Это была самка, наверное, её ждут птенцы. Хотя уже несколько поздновато, они сами уже должны искать себе пропитание.

Нош наконец решилась высказать то, что её тревожило в глубине души. Одного вида хищной птицы было достаточно, чтобы вспомнить, что им могут повстречаться и более опасные существа, для которых люди — тоже добыча.

— Болотные волки… — начала девушка полувопросительным тоном.

— Возможно. Но здесь так много дичи, что их можно не бояться. Волчаки охотятся на людей только в самые голодные времена. На ваш лагерь они напали, потому что в той местности не было ничего съестного, кроме зарков и змей. А волчаку это — на один зубок.

Нош вздохнула с облегчением. Они вышли на оленье пастбище — с выщипанной травой и кучками свежего навоза, над которыми жужжали насекомые. И вскоре путешественницы добрались до опушки леса, который покрывал склоны первой горы. Там протекал ручей, да такой чистый, что Нош разглядела стайки рыбёшек, играющих в глубине. Девушка тут же занялась рыбной ловлей, ловко выуживая рыбок из воды и раскладывая на берегу. В это время Дрин положила свою сумку у ручья, а сама вернулась к лугу и принялась шарить в траве, выдёргивая какие-то ей одной известные стебельки и коренья. Когда она возвратилась, Нош уже могла похвастаться знатным уловом.

Из-за облачка, которое прильнуло к окоёму огромной серой тучи, застившей небо над Рифтом, выглянуло солнце. Тёплые ласковые лучи легли на плечи.

Дрин достала нож и очистила корешки собранных трав. Затем она растёрла их двумя камнями в порошок и разожгла небольшой костерок. Нош замешала тесто, не забыв перед этим бросить в огонь полную пригоршню порошка — общепринятый знак благоговения перед высшими силами.

Костёр почти не дымил, потому что дерево было сухим и горело хорошо. Правда, Нош все равно заволновалась. Они остановились на берегу ручья, вокруг — деревья и кусты. Хотя ветви деревьев задерживали и рассеивали лёгкий дымок, Нош никак не могла успокоиться. Дрин ведь упоминала, что один из солдат, которые идут по следу, владеет какой-то магической силой. Кто знает, может, он только и ждёт, чтобы они проявили себя?

Но к их костру вышли совершенно неожиданные гости. Девушка вгрызалась в печёный клубень, слегка обугленный, но вкусный и сочный внутри, когда Дрин насторожённо вскинула голову. С губ женщины слетел звук, которого Нош никогда не слышала от неё прежде, — посвист, переходящий в птичью трель. Одновременно она положила руку на плечо девушки, вероятно, чтобы удержать на месте и успокоить её.

Из-за деревьев, растущих у ручья, вышли несколько мужчин. Рука Нош сама метнулась к талисману Лиры, хотя девушка понимала, что вряд ли он способен чем-нибудь помочь. Дрин даже не посмотрела в сторону своего копья. Она спокойно сидела и ждала, пока предводитель отряда переходил ручей вброд и приближался к обеим беглянкам.

8

Весь холодный зимний сезон мятежники просидели на голодном пайке. Как они ни старались запастись провизией заранее и строго экономить продукты, их едва хватало. К тому же караваны Храмовников перестали колесить по дорогам, поскольку вывезли весь урожай с отдалённых поместий, расположенных в предгорьях Высот. Но разбойникам было не привыкать потуже затягивать пояса и трудиться в поте лица. Крин же быстро привык к новой жизни и к весне успел стать полноправным членом Братства.

Когда нужно было браться за работу, разница между лордами и вассалами исчезала. Осенью им удалось вывести с опустевшего подворья пару варгов. Всю зиму за ними ухаживали и берегли их как зеницу ока. С первыми тёплыми деньками Крин брал тягловых животных, отправлялся на небольшое поле и шёл за плугом, как обычный крестьянин. А затем разбивал слишком крупные комья земли и засевал поле просом.

Воины копались в чернозёме, не гнушаясь тяжкого, изматывающего труда. Лорд Ярт доступно объяснил всем, что если они хотят выжить, то придётся работать на земле. Поскольку набегов на караваны и охоты на диких животных явно недостаточно. Снег замёл перевал и горные тропы, и оставалось только догадываться, что происходит в долине. А во всех своих предположениях мятежники исходили только из худшего.

Но никто — ни высокорожденные, ни простые вассалы — не собирался уходить из убогого жилища и возвращаться в родные края. Если на западе и происходило что-то из предсказанного Громисом, узнать об этом у них не было никакой возможности. Хотя, сидя вечером у очага, они часто обсуждали, что может предпринять Высший король и какие хитрости способен измыслить Голос. Угроза, нависшая над правителем и жрецом, не упоминалась вслух и не обсуждалась — слишком мало они знали. С приходом весны часть разбойников начали выезжать на разведку, часть — шли работать в поле, по очереди. Конечно, все рвались повоевать, но очерёдность соблюдалась строго. К тому же создавалось впечатление, что предгорья Высот неожиданно вымерли.

Осторожно осмотрев удалённые поместья, изгнанники убедились, что в них давно уже никто не живёт. Они собирали все сельскохозяйственные инструменты, которые можно было перековать на оружие, и дважды находили исхудавших за зиму — кожа да кости — варгов.

13
{"b":"20936","o":1}