ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но то, что лежало среди костей, заставило её на миг забыть о погибшем здесь когда-то человеке. Это был брат-близнец её кристалла — второй Палец!

Девушка быстро схватила находку и спрятала в мешочек, к его собрату. Второй кристалл оказался чуть длиннее предыдущего. Но это и неудивительно, ведь все пальцы на руке разной длины.

Осторожно, чтобы не порвать сплетённый Дрин мешочек, она спрятала его за пазуху. Сверху, из-за края оврага, раздались голоса. Видимо, остальные услышали её крик и отправились на поиски. Но находка была только её тайной, и девушка не собиралась ничего рассказывать другим. Лишь убедившись, что мешочек надёжно спрятан, Нош откликнулась на зов. Наконец на краю обрыва показался человек, которого ей меньше всего хотелось видеть, — этот невыносимый Крин. На его лице отразилось крайнее отвращение, по крайней мере, так показалось Нош. Через минуту к нему подбежал ещё один воин. Они бросили ей верёвку и вместе вытащили Нош наверх.

То, что вооружённая группа нагнала караван, сильно обеспокоило мятежников. Все понимали, что воинам придётся идти медленнее, приноравливаясь к уставшим варгам, и всё время держать связь с передвижным лазаретом.

Нош не стала рассказывать о своей находке. Она объяснила, что увидела иноходку и погналась за ней. Но неудачно. Перед тем как увести вооружённый отряд, Крин что-то недовольно проворчал себе под нос. Караван двинулся в путь.

Находка Пальца навеяла воспоминания, которые Нош старалась похоронить в самой глубине сердца, — как она нашла первый кристалл. Девушка не думала о Дрин с тех пор, как та вознеслась в небо вместе с дымом погребального костра. Нош начали одолевать печальные мысли, пока она брела рядом с одним из варгов, чтобы следить за раненым на носилках, которые висели между двумя животными. Едва ей удалось обрести верного друга в этом жестоком мире, как она снова осталась одна.

Девушка заставила себя встряхнуться и думать о другом. Как Палец мог оказаться в этом овраге? Дрин говорила, что после осквернения алтаря служители Лиры взяли Пальцы и разошлись в разные стороны. Они хотели укрыть сокровища до лучших времён. Видимо, этот жрец — или жрица — шёл по горной тропе и сорвался с обрыва. Если Палец и хранился в каком-то кошельке, его вместилище давно истлело и превратилось в прах. Но теперь Нош точно знала — чудесные кристаллы приведут её к своим собратьям. Если только она не погибнет в пути.

Почти двадцать дней потребовались Братству, чтобы пересечь горы и увидеть с горного уступа раскинувшиеся внизу западные равнины. Последняя ночь была невыносимо холодной. Отряд потерял ещё одного больного, несчастный не дожил до утра.

Лорд Ярт остался в живых, но в последние два дня впал в странное состояние, которое не было ни глубоким сном, ни обычной потерей сознания. Его глаза всё время оставались открытыми. Но когда кто-то пытался привлечь внимание лорда, он не отвечал, продолжая безучастно глядеть куда-то вдаль. Лайон призвал на помощь все своё мастерство, а Нош вспомнила все наставления Дрин. Наконец совместными усилиями им удалось вернуть к жизни молодого предводителя и ещё троих больных.

На закате к ним присоединился разведчик из ушедшей ранее группы, которая размечала наиболее подходящую дорогу. Наконец мятежники прибыли в Даст.

Здесь дома строили примитивно — стены складывали из камней, скрепляя их между собой глиной и землёй. Крышу устилали снопами соломы, а сверху замазывали глиной пополам с длинными стеблями степной травы. Но эти убогие жилища казались беженцам роскошными королевскими палатами.

Ярта и прочих больных разместили в самом большом доме, который к их прибытию разведчики уже успели вычистить от хлама, оставленного проходившими мимо торговыми караванами. Судя по надписям на стенах, здесь останавливались четыре каравана, притом последние два предупреждали о частых набегах разбойников.

— Преступники, — сделал вывод Хаспер. — Но кто? Мы никого не видели в этих краях. И сами никогда не нападали на караваны.

— Храм и королевские солдаты остались по ту сторону гор. Сейчас они больше интересуются не западом, а югом, — заметил Крин. Он и его группа принесли хорошую весть — отступление отряда удалось, никто не шёл по их следу.

— Посмотри, — сказал Хаспер, проводя пальцем по надписям на стене. — Предупреждение… сразу под записями последнего каравана. Все предыдущие оставили общие расчёты — расход воды, продуктов и корма для животных. А вот этому, похоже, не повезло. Двое охранников застрелены из кустов. И ночная атака, которую караванщикам удалось отбить. — Молодой лорд помолчал. — Летом мы связывались с Басилаем, вот его подпись под вторым столбиком чисел. Тогда всё было в порядке. А вот следующий караван уже оставил своё предупреждение. Дело шло к зиме, и ни один разумный караванщик не станет задерживаться дольше, даже если барыши превзошли его самые смелые ожидания. Эти последние торговцы ходили между Дастом и Занди, на северо-западе. Меха, янтарь… И обычно туда шли более тяжело гружённые, везли на продажу оружие, соль и ткани. А если был ещё пятый караван? Что могло с ним случиться? Перевалы в Занди уже занесены снегом.

Но у беженцев нашлось множество занятий, кроме заботы о судьбе неизвестных торговцев. До первого снегопада они, как сумели, починили и утеплили свои жилища. Варги день-деньской находились на пастбище, лакомясь осенней травой. Они быстро нагуливали жир, готовясь к суровой зиме.

Шестеро воинов собирали эту же траву, чтобы перестелить крыши домов. В колодце, расположенном в центре посёлка, вода была перемешана с грязью. Её приходилось процеживать через охапки травы. Крин взял двух варгов и вместе с двумя воинами вернулся на место прежней стоянки. Они вернулись и привезли целую гору сухих дров, едва не уморив несчастную скотину. Потом несколько человек из отряда часто отправлялись за топливом, но каждый раз брали свежих, отдохнувших животных.

Да, они много потеряли. Зато здесь нашлось много работы для охотников. Шкуры убитых животных растягивали на колышках, чтобы очистить и размягчить. Нош внимательно рассматривала собранные пучки травы и откладывала в сторону стебли определённой длины. Её плащ из змеиных шкурок давно истрепался, превратившись в лохмотья. И девушка принялась плести новый, на этот раз из травы.

Она готовила еду, ухаживала за ранеными и даже месила ногами глину. Здесь работа не делилась на мужскую и женскую. Мужчины скребками чистили шкуры, а в свободное время жарили добытое мясо. Нош бралась за любую работу, какая подворачивалась под руку.

Тем не менее, когда выдавалась свободная минутка, девушка принималась за свой травяной плащ. Ряд, ещё ряд — и наконец у неё получилось странное одеяние. Прямоугольный балахон с дырой для головы посредине. Короткие стороны полотнища позволяли свободно действовать руками, а длинные она просто перехватывала поясом. По меньшей мере, этот плащ защищал грудь и спину от холода. Он оказался теплее, чем меховые одежды, которые девушка носила в горах. Когда Лайон увидел её новый наряд, он захотел себе такой же. В результате Нош освободили от всех забот и усадили плести плащи для всех воинов.

Забираясь в поисках подходящей травы все дальше от посёлка, девушка открыла, что равнина не такая уже и ровная. В ней попадались овражки и рвы, а однажды она обнаружила русло пересохшего ручья.

Присев на корточки, Нош вытерла о траву мокрые от пота ладони и присмотрелась к камням в пересохшем русле. Её руки обветрились и огрубели, покрылись царапинами и порезами, но… Дар всегда оставался при ней. Кристаллы на груди молчали, но девушка безошибочно выбрала один из покрытых засохшей грязью камешков. Когда она перевернула камень, он блеснул зелёными искрами. Нефрит… Дрин научила её разбираться в камнях. Откуда его принесли воды бывшего ручья — неизвестно. Но девушка знала, что такие камни встречаются только на северо-западе.

В конце концов Нош отыскала четыре осколка нефрита. Следующие три уступали по размерам первому камню, но всё же эти обкатанные водой кругляши стоили затраченных на поиски усилий. Девушка уже собралась отправиться вверх по ручью, когда услышала голос…

21
{"b":"20936","o":1}