ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дан боязливо отодвинул камень, словно опасался, что таящееся в нём зло перекинется на него самого.

— Ты что, веришь этому? — отшатнулся Гюнтер.

Купец даже не взглянул на него.

— Я уже видел подтверждения её таланта. Её слова всегда истинны, они несут спасение или смерть. Что там с остальными, госпожа?

Девушка обрадовалась, заметив, что караванщик отодвинул страшный камень в сторонку, и принялась исследовать оставшиеся драгоценности. Они оказались без изъяна. Дан расплылся в довольной улыбке и поздравил племянника с удачной покупкой. Правда, Нош сомневалась, что после оценки его собственных приобретений Гюнтер проникнется к ней большим уважением.

Дан ни словом не обмолвился о том, что гостье удалось спокойно миновать магическую защиту, так что к окончанию оценки девушка почти позабыла об этом случае. А потом решила, что, если будет необходимо, хозяин дома заговорит об этом сам.

Что ей хотелось больше всего — так это отыскать заброшенное святилище Лиры. Нош не терпелось продолжить поиски.

16

— Вот такие дела, Наследник, — промолвил Дан, хлопнув ладонями по прилавку и наклоняясь поближе к Крину. На его обычно спокойном лице застыла горечь.

— Господин купец, вы заключили договор с лордом Яртом… Надеюсь, вы не забыли, что сидите здесь только потому, что его люди спасли вас и ваш караван?

Крин с трудом сдерживал себя, его терпение готово было вот-вот лопнуть.

— Лорд Крин, когда полгода назад я покидал город, дело обстояло одним образом. Сейчас ситуация изменилась. Я не мог предугадать ничего подобного. В Казгаре неспокойно… Вчера вечером на собрании гильдий об этом много говорилось. Совет принял это решение почти два месяца назад, когда три вооружённых чужака ворвались в Храм. Один из них зарубил жреца. И хотя их сразу же растерзали, после выяснилось, что эти люди были приезжими. Правда, никто не знал, откуда они явились. Торговцы передают оружие горожанам, обученным сражаться. Я не могу грабить свой народ и продавать чужеземцу оружие, которое может понадобиться для защиты города. — Он на мгновение умолк, а потом закончил: — Я прекрасно помню о том, что обещал лорду Ярту, тебе и всем остальным. Но если возникнет хоть малейшее подозрение, что я выполнил твою просьбу, я немедленно окажусь в тюрьме!

Крин понимал, что купец говорит правду. Он долго пробыл рядом с Даном, чтобы не сомневаться в его честности. И только слухи, которые сообщили юноше охранники, заставили его серьёзно встревожиться. Этим утром Рон предупредил Крина, чтобы тот оставил надежду закупить оружие в Казгаре.

— Я верну свой долг деньгами, — промолвил Дан, вынимая из широкого рукава толстый кошелёк. — Здесь ровно столько, на сколько мы договаривались.

Купец положил кошель на стол перед парнем. Крин не взял.

— Что толку в деньгах? — хриплым от злости голосом промолвил он. — Не наденешь вместо кольчуги, не натянешь на лук, не выхватишь из ножен. Если я не могу раздобыть то, что нужно моему лорду, в этой проклятой дыре, куда мне идти, купец?

— Весной я бы посоветовал поехать в Пути-порт. Но туда добираться долго, а зимой перевалы завалены снегом. Положа руку на сердце, я не могу помочь тебе даже советом.

— Провизия, тёплая одежда? — спросил Крин, памятуя о следующем пункте в длинном списке необходимого Братству.

— Да, на это запрета не было. Я с радостью предоставлю тебе все, включая даже лошадей, но только не оружие. Все караваны вернулись, до весеннего сезона животные не понадобятся, а пастбище не безграничное. Многие захотят продать лошадей.

Крин перестал сверлить караванщика пронзительным взглядом и наконец посмотрел на кошель. Едва ли все торговцы такие честные и откажутся продать оружие чужакам. Если бы дело происходило в северных землях, Крин быстро бы нашёл способы раздобыть желаемое. Всегда найдётся купец, который не устоит перед выгодной сделкой, законна она или нет. Деньги решают все. Но на это уйдёт время… к тому же неизвестно, где найти человечка, который подскажет сговорчивых торговцев. Эх, Смарла бы сюда! Но Смарла не было.

— Лорд Крин, ты и твои люди — желанные гости в моём доме. Я буду рад нанять вас на службу… временно, если вы пожелаете.

Крин метнул на караванщика быстрый взгляд.

— Ждёшь беспорядков, господин купец? — полуутвердительно спросил он.

— Слухи ходят, а дыма без огня не бывает. За последний месяц померло пять человек — трое мужчин и две женщины. Жрецы сказали: чума. Но что это за чума, когда мрут от неё не бедняки, как бывало раньше, а люди определённого положения и ранга? Разборчивая чума, а? В городе правят судьи, которые, в свою очередь, назначают троих управляющих. Ты, наверное, слышал об этом. У нас нет дворянства и короля, как в ваших краях. Так вот. Этих троих чума обошла стороной, зато сразила их самых горячих сторонников в Совете.

— Чума… или убийство? — вырвалось у Крина. В воздухе запахло интригой, которая уже однажды разрушила его жизнь. И после которой верные друзья превратились в заклятых врагов. Дан печально вздохнул.

— Следи за речами, лорд. — Он оглянулся вправо-влево, убеждаясь, что никто не подслушивает. Они беседовали в рабочем кабинете Дана, примыкающем к лавке, в которой суетились продавцы и покупатели. — Нет, это и вправду чума, хотя и поразила она немногих. Пока лекарям удалось остановить расползание болезни и предотвратить мор.

— И всё же, — заметил Крин, — есть и такие, кто сразу заподозрил мор совсем другого характера.

Юноша не спрашивал, он был уверен, что прав.

Дан медленно провёл рукой по столешнице. И не поднимал глаз, чтобы не встречаться взглядом с Крином.

— Вчера вечером у Пофера, главы ткачей, который, насколько известно, был в самых что ни на есть добрых отношениях со всем светом, пропали три рулона тройной парчи. А его охранника нашли мёртвым. А ведь он заплатил налог трясунам…

— Налог трясунам? — озадаченно переспросил Крин.

— Лорд, в любом обществе есть люди, которые вершат добрые дела, а есть — совсем наоборот. Среди тех, кто «наоборот», всегда отыщутся бандиты, желающие нажиться за счёт других. Несколько лет назад купеческие дома, которые не могли себе позволить постоянно держать охрану — кормить и платить жалованье, были разграблены дочиста. Каково это — трудиться всю жизнь и за одну ночь остаться без гроша! — Он вздохнул. — А потом появился человек… так часто бывает, когда жизнь становится особенно тяжёлой. Говорят, он не казгарец, а пришлый. Но он знал этот город и его жителей как свои пять пальцев. Ему удалось согнать всех бандитов и воров в кучу и сбить из них что-то вроде наших гильдий. Я слыхал, у них даже есть свои мастера и подмастерья, свои экзамены и критерии искусности… Никто не восставал против вожака, а те, кто пытался, — как в воду канули. Полностью подчинив себе городское дно, он осмелел до того, что явился в Совет — не лично, конечно, с предложением. Чтобы каждый состоятельный торговец выплачивал налог этой тайной гильдии, и тогда его не тронут…

— То есть платишь — и тебя, можно сказать, охраняют? — уточнил Крин.

— Да, но на этом дело не закончилось, — вздохнул Дан. — Жизнь — вообще несовершенная штука. Оказалось, что можно запросто нанять трясунов для личных целей за отдельно оговорённую плату. Вплоть до убийства. Если эта плата превышает сумму налога, который обычно отдаёт заказанная жертва, ей предлагают заплатить больше, чтобы откупиться от новой напасти. И так, пока кто-то первый не сдастся. Вот и выходит, что хотя торговец и не ссорится с трясунами, а защиты у него все равно никакой нет.

— А что, ваш Совет не может поднять городскую стражу? — спросил Крин, обескураженный странностью таких чуждых обычаев.

— Они защищают людей в целом. Если непорядки происходят в людном месте, стража тут как тут. Но дома и склады купца, — Дан обвёл взглядом кабинет и лавку, — это собственность самого купца и его клана. Никто не станет лезть в частные дела без разрешения.

33
{"b":"20936","o":1}