ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Закрой глаза, — приказала она Крину. — И постарайся вспомнить Раганат как можно лучше. Представь, что она стоит перед тобой. А потом возьми мои руки в свои.

Он покорился, хотя какая-то часть его существа продолжала сопротивляться происходящему. Юноше уже не раз приходилось убеждаться в действенности магии Нош, но тем не менее он сомневался, что из этой затеи что-то получится. Крин мысленно нарисовал образ крестьянки, сидящей за столом и рассказывающей о прежних временах.

Нош тоже пыталась вспомнить Раганат. Меж её бровей пролегла сосредоточенная складочка. Их спасительница предстала перед девушкой как наяву.

Пальцы стали нагреваться. Даже сквозь закрытые веки Нош увидела разгорающееся сияние. Но она не позволила себе отвлечься.

Затем… Девушка собрала всю свою волю и послала её вдаль, как копьё, как стрелу с тетивы, летящую точно в цель.

И вновь увидела Раганат. Женщина сидела за столом. Картинка задрожала, и Нош напрягла не только свою силу, но и силу Крина, который согревал её руки теплом своих ладоней. Девушка увидела, как крестьянка встревожено вскинула голову, словно услышала чей-то оклик. Нош собралась с силами и послала к ней обострённое ощущение опасности. Призрачная Раганат встала из-за стола. В её руке сверкнул кухонный нож. Женщина посмотрела прямо в глаза Нош, будто девушка стояла рядом с ней. Затем трижды кивнула.

Картинка подёрнулась рябью. Голову Нош пронзила острая боль, заныли пальцы. Она открыла глаза. Первое, что она увидела, было напряжённое лицо Крина. Он сидел, крепко зажмурившись.

Силы покинули Нош. Она бессильно уронила руки, которые саднили, исколотые острыми гранями кристалла. Юноша открыл глаза. Его руки опустились на колени Нош, словно у него не осталось сил, чтобы поднять их.

— Мне кажется… — начала Нош, облизывая пересохшие губы, — кажется, что у нас получилось! Она… Я видела её!

А вдруг это было просто видение?

Крин отодвинулся от неё. И внимательно принялся изучать свои руки, будто боялся, что кристаллы каким-то образом опалили его ладони.

Затем он перевёл взгляд на Нош и криво усмехнулся.

— Дело сделано. Не будем терять времени. Нам нужно поскорее убраться отсюда.

Юноша чётко давал понять, что не намерен обсуждать происшедшее, и Нош не осмелилась настаивать.

— За деревней есть один из ориентиров… — начала она, меняя неприятную для него тему разговора.

— А дальше? Те, кто знал дорогу к Дасту, погибли. Нам нужно найти укрытие. Лучше всего в таком месте, куда не смогут добраться всадники.

Он поднялся и пробрался через кусты к полю, за которым находилась деревня. Ручей оказался справа. Он был слишком мелким, а берега слишком низкими, чтобы под ними спрятаться. Крин сам не понимал, почему он так уверен в том, что эти демоны обязательно вернутся сюда. Может, на него настолько сильно подействовала кошмарная картина смерти и разорения?

Дальше к западу открылись пологие холмы, поросшие редколесьем. Не ахти какое укрытие, но не ночевать же на открытом месте. Крин указал на эти холмы и промолвил:

— Там и заночуем.

Но тревога его не покидала. Жила в руинах, а что происходит в Дасте? Вдруг эти нелюди напали и на посёлок? Правда, там их встретили бы не беспомощные крестьяне, никогда не державшие в руке меч. И, в отличие от жителей мирной деревеньки, лорд Ярт наверняка выставил часовых. Крин знал, что его лорд опытный и талантливый военачальник.

Но вот как добраться до Даста? Единственное, что им известно, — Даст находится на северо-востоке отсюда. Обогнув деревню, нужно повернуть к востоку. Единственным ориентиром может стать караванный путь, по которому они добирались до Казгара. Но выходить на дорогу — последнее дело.

А пока придётся идти на север, потому что поросшие лесом холмы хоть как-то могут скрыть путников от постороннего взгляда.

У Нош не нашлось возражений. Она не сказала, как сильно устала после мысленной связи с Раганат. Крин наверняка тоже вымотался, потому что шагал медленно. Когда они беспрепятственно добрались до первых деревьев, не замеченные никем, кроме стервятников, он сбросил мешок на землю и предложил перекусить. Нош жадно впилась зубами в хлеб. И заметила, что Крин ел неохотно, с трудом проглатывая пишу, словно съеденное просилось обратно.

Они шли до вечера, пока поля и деревня не скрылись из виду. Затем свернули немного к востоку и вскоре услышали журчание ручья.

Нош понимала, что о костре не может быть и речи. Путники натаскали сухих веток и ворох опавших листьев. Часть пошла на подстилку, часть — на невысокую загородку вокруг лежбища. Внутри пришлось сидеть плечом к плечу, но девушка немного успокоилась — хоть какая-то защита.

Крин заявил, что ночью придётся дежурить по очереди, и вызвался сторожить первым.

Сон Нош был тяжёлым и глубоким, без сновидений. Слишком много сил ушло на поддержание мысленной связи с крестьянкой. Но девушка проснулась сразу, как только на её плечо легла рука Крина. Нош села, обняв согнутые колени, чтобы юноша мог растянуться в полный рост. Непонятная тревога кольнула её сердце, и Нош насторожилась.

Ночь катилась к рассвету, звезды начали тускнеть, а тревога… или некое странное ощущение не отпускало. Напротив, стало сильнее. Может, её тянуло к разорённой деревне? Нет, скорее к тем дальним высоким холмам. Девушка бесцеремонно потрясла Крина за плечо. Ещё не проснувшись окончательно, он потянулся к оружию.

— Нет! — воскликнула Нош, угадав его движение. — Все тихо… Но я должна идти! Я слышу зов.

Юноша попытался задержать её, но девушка уже вскочила, подхватила свой заплечный мешок и бросилась во тьму. Крину, чтобы найти дорогу, нужны ориентиры. А у неё был свой, внутренний проводник.

27

Резкий толчок едва не сбил Нош с ног.

— Дура! — зашипел Крин, ухватив девчонку за шиворот. — Куда ты несёшься сломя голову? Ты разве знаешь, куда нужно идти?

Нош попыталась вырваться, но юноша только сильнее притянул её к себе. Она вскинула голову и, прижав руки к мешочку, посмотрела ему прямо в глаза.

— Они знают, куда нужно идти! Я же сказала, что услышала зов! Разве они не спасли нас во время бури? Чего нам бояться на этот раз?

— Во-первых, — начал Крин, не отпуская девушку, — мы поедим. А во-вторых, идти будем медленно и осторожно.

На мгновение юноша пожалел, что не позволил ей увидеть ужасы Жилы — может, ума прибавилось бы.

— Если ты уже слышишь зов, он ведь не может прерваться, правда?

Нош помедлила с ответом. В ней боролись здравый смысл и необходимость следовать за зовом. Нет, связующая нить не может прерваться. Вот только сдерживать себя будет все труднее. Они сели и принялись доедать провизию, выданную Раганат. Отправив в рот последнюю пригоршню сушёных фруктов, Нош вывернулась из-под руки Крина и вскочила на ноги.

Юноша не стал задерживать её. Он тоже встал, забросил за спину мешок и проверил оружие. В этой роще не было подлеска, так что путникам не приходилось продираться через кусты. Время от времени встречались валуны, поросшие мхом и подмороженным лишайником. Нош уже начала взбираться на высокий холм, когда её нагнал Крин, до этого шагавший позади.

Он дёрнул девушку за руку. Нош рассердилась.

— Что…

— Тут кто-то был, — тихо произнёс он. — Смотри!

Действительно, на земле виднелись следы копыт. Крин опустился на одно колено и внимательно исследовал один из отпечатков.

— Ушар, — заявил он. — И не один. Они прошли здесь несколько дней назад.

Юноша поднял голову и медленно оглядел местность. Затем быстро вскочил и, отойдя на пару шагов, поднял с земли длинный белоснежный волосок, различимый даже в предрассветных сумерках. Он понюхал находку и скривился, потому что ушары никогда не отличались приятным запахом.

— Да, несколько дней, — заключил он.

— Может, кому-то из жителей Жилы удалось спастись, — обрадовалась Нош.

59
{"b":"20936","o":1}