ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В первую ночь, которую они провели в лагере, Нош совершила небольшой обряд. Она расстелила одну из травяных подстилок перед очагом. Мятежники оставили небольшой запас дров, поэтому путники спали в тепле. На подстилку девушка выложила все кристаллы в порядке, соответствующем расположению пальцев на руке. Осталось найти всего два, а потом… И внезапно она поняла, что нужно будет сделать потом. Это знание всплыло из тайных снов и крепло каждую ночь. Она должна вернуться в Рифт. Да, там подстерегает опасность, о которой Нош старалась не думать, но знала, что рано или поздно ей придётся встретиться с неведомым врагом лицом к лицу.

Она легла рядом с камнями и спокойно проспала всю ночь. Девушка не знала, что побудило её так поступить, но была уверена, что все делает правильно. Каждую ночь Крин бросал в её сторону неодобрительные взгляды, но ничего не говорил. Только отодвигался подальше. Это обеспокоило Нош. Она уже начала думать, что Наследник позабыл о своей неприязни к волшебству. Видимо, его ненависть снова пробудилась.

Они провели в Дасте целую декаду, готовясь к встрече с восточными холодами. Путешественникам начало казаться, что во всём мире остались только они и маленькое стадо ушаров. Да несколько безобидных птиц, среди которых не было ни одного соколка.

К счастью, бури обходили Даст стороной. Правда, днём дул холодный ветер. Вода в колодце покрывалась слоем льда, который приходилось разбивать каждое утро, чтобы напоить ушаров. Снега пока не было. И Нош понимала, что им необходимо выйти в путь, пока не начались снегопады.

Потому обрадовалась, когда вечером десятого дня Крин сказал, что на следующее утро они выходят. Все поднялись на рассвете и отправились в путь. Путешественники двигались в том же порядке, как и прежде: впереди Крин, Нош следом, за нею — Ханка, обнимая за шею Башара. А за вожаком шагало все стадо. Каждое животное покорно несло перемётные сумки с заготовленной травой.

Маленький караван направился к Высотам, которые с каждым шагом становились всё выше и мрачнее. Солнце позолотило вершины гор, так что Крин вёл свой отряд прямо на этот маяк. От нетерпения юноша зашагал быстрее, но девушка не стала его догонять. Она понимала, что парень ищет пометки, оставленные товарищами. Нош надеялась, что путь, которым отступали мятежники, проходим для ушаров.

Но отряд Братства увёл с собой нескольких варгов и лошадей, оставленных Даном. И ещё двух лошадей пригнали из Казгара. Одни варги могут оставить за собой след, который легко различит опытный следопыт. А может, отряд разделился?

Нош поминутно озиралась, стараясь вспомнить, не этой ли дорогой они покидали Высоты и перебирались в Даст. Тогда она шла с передвижным лазаретом, помогая раненым, которые лежали на носилках, привязанных между двумя животными.

Этой ночью они остановились на ночлег в роще у ручья, чтобы ушары могли вдоволь напиться. Животные принялись копаться под деревьями. Неожиданно вожак встревожено фыркнул, насторожив не только Ханку, но и её двоих товарищей.

Склонив длинную шею, он прихватил жёлтыми зубами какую-то мерзкую ноздреватую губку и отодрал её от коры поваленного дерева. Нош протестующе вскрикнула, но Ханка вскочила и радостно завопила:

— Башар хороший охотник! Молодец!

Рукоятью хлыста девочка сбила засохшую губку с дерева, разломила и принялась бросать кусочки остальным животным, которые ловили их прямо на лету. Ханка убедилась, что все получили свою порцию лакомства. Пришлось шлёпнуть по носу одного жадного самца, который норовил оттеснить свою сестричку от желанного куска.

Нош подняла крошку этого вещества и поднесла к носу. И тут же гадливо отбросила. Губка воняла просто омерзительно. Неужели кто-то может это есть?

— Это не для нас, — сказала Ханка, соскребая остатки губки. — А для ушаров. Да. Янкин всегда приносил кусочек с зимней ярмарки. Я никогда не видела такого растения. Только сушёным.

Девочка повертела головой, явно собираясь поискать новое месторождение этой гадости. Нош остановила её.

— Утром, — твёрдо сказала она. — Такие растения-паразиты встречаются среди корней упавших деревьев. В темноте ты их не найдёшь.

С минуту Ханка напряжённо размышляла, потом пожала плечами. Крин перенёс сумки и мешки под поваленное дерево, которое с одной стороны закроет их от ветра. Путники начали устраиваться на ночлег. Ушары подошли и начали укладываться вокруг, с хрустом пережёвывая жвачку. Крин не стал разводить костёр, и Нош молчаливо одобрила эту предосторожность. По крайней мере, мохнатые бока животных не позволят им замёрзнуть. Она не могла разложить светящиеся кристаллы, а просто положила рядом с собой слабо тлеющий мешочек.

Утром погода начала меняться. Спустился густой туман, так что приходилось передвигаться медленным шагом. При такой скорости Крин легко сможет заметить оставленные Братством метки. Варги определённо здесь не проходили, но он нашёл уже несколько меток лорда Ярта.

Туман сгустился. Нош пристально вглядывалась вперёд, потеряв Крина из виду, когда её резко качнуло, словно от сильного удара в голову. Зов был настолько сильным, что противиться ему не было никакой возможности. Нош не пошла бы на зов, только будучи связанной по рукам и ногам.

Она бросилась туда, откуда пришло послание, не обращая внимание на встревоженные вопросы Ханки. Она ничего уже не слышала. Её вела вперёд одна, сокрушающая жажда. Какая-то часть сознания ещё контролировала происходящее, не позволяя Нош натыкаться на стволы деревьев. И все равно девушка исцарапалась в кровь, продираясь через кусты и низкие ветви. Дважды она оскальзывалась на мокрых листьях и падала. Но тут же поднималась и мчалась вперёд, выставив перед собой руки, словно слепая. Сзади раздался отдалённый шум, но она не обратила на это внимания. Найти, найти, найти…

Туман встал плотной белой стеной. Деревья выступали из молочной пелены только тогда, когда она едва не упиралась в них лбом. Ноги скользили по опавшей листве, как по льду. Нош начала всхлипывать. Это был самый трудный путь к сокровищу.

— Лира… О, Лира! — взмолилась девушка, преодолевая душившие её рыдания. — Лира! Почему…

Прямо перед ней возникла чёрная высокая стена. Почва подалась под ногами, и Нош упала, ударившись головой о выступающий древесный корень. Её вскинутая рука проехалась по стене, обдирая ладонь в кровь.

Но она ещё не закончила своё безумное путешествие. Нужно подняться на ноги, выбраться из этой ямы, цепляясь за осыпающуюся почву и корни деревьев. Когда Нош ухватилась за ближайший корень, её рука отозвалась острой болью. Девушка полезла вверх. Слёзы катились по её щекам, промывая дорожки в грязи и прилипших травинках.

Каким-то чудом ей удалось выбраться из ямы. Она оказалась у корней огромного поваленного дерева, крона которого терялась в тумане. Цепляясь ногтями за древнюю растрескавшуюся кору, Нош пошла вдоль ствола. И вдруг… впереди блеснул знакомый огонёк.

— Лира! — бессильно выдохнула Нош и потянулась рукой к немеркнущему свету.

Кристалл был так давно спрятан в маленьком дупле, что ещё до падения дерева успел почти полностью обрасти корой. Девушка налегла на ствол, разглядывая находку. Затем достала из-за пояса нож. Правая рука была скользкой от крови, поэтому она переложила оружие в левую и принялась ковырять чешуйки коры вокруг светящейся точки. Наконец она освободила кристалл и, сунув нож за пояс, ухватила желанный Палец.

Это резкое движение заставило Нош покачнуться и потерять равновесие. Девушка рухнула на мокрую листву, и силы покинули её. Она лежала на боку, так и не успев сбросить заплечный мешок. Сжимала мёртвой хваткой найденный Палец и всхлипывала от бессилия.

Такой её и нашёл Крин. Он стащил её мешок и помог сесть, прислонив спиной к дереву. С детской улыбкой Нош показала ему зажатый в кулаке Палец.

— Видишь? — тихо спросила она. Руки Крина сильнее сжали её плечи.

— Идиотка! У тебя мозгов нет совсем! Ты же могла потерять… упасть в пропасть… умереть… И все ради какой-то стекляшки! Никогда… слышишь? Никогда больше не убегай так сломя голову!

67
{"b":"20936","o":1}