ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Широкое лицо вентури не выразило никаких чувств.

– Вентури не воюют, они торгуют. А когда нет торговли, когда мир раздирается войнами, мы отступаем в свои крепости и ждем, когда положение восстановится. Так было всегда в прошлом, и такая система давала нам преимущества.

– Но разве ллоры заключали раньше союз с теми, кто может приносить войну по воздуху? Возможно, Поулт и нельзя захватить с моря. Но что если на вас нападут с воздуха, хозяин многих кораблей?

– У вас нет машин, летающих по воздуху, значит, ваши враги сильнее вас?

– Их обучали другим способам ведения войн. И не по нашему обычаю использовать их на такой планете, как Фронн. С их оружием они, если пожелают, могут захватить всю планету. Неужели вы считаете, что ваше отступление может помешать им в осуществлении их плана? Одну за другой они отыщут ваши островные крепости и обрушат на них с воздуха смерть и разрушение. Они могут принести вам даже огненную смерть – это оружие, запрещенное для всех других живых существ, оружие такое ужасное, что чуть не уничтожило мою родную планету и на столетия отбросило мою расу в варварство, – и Хансу повторил предупреждение, уже слышанное Кана. – Если закон нарушен один раз, вторично его нарушать легче. Эти изменники нарушили наш закон, придя на Фронн, и могут дойти до гораздо более плохих вещей…

– Но если вы не умеете сражаться, как те, чем же вы можете быть полезны нам?

– Вот чем, – Хансу сидел прямо и неподвижно, как будто отвечал на вражеский вызов. – Сообщение о происшедшем должно быть передано главным хозяевам. Только у них достаточно сил, чтобы справиться с преступниками. И сообщение должен передать тот, кого они станут слушать. Дайте моим людям убежище, и я сам отвезу сообщение. И я обещаю вам, что после того, как меня выслушают, на Фронне будет наведен порядок. Здесь будет запрещено появляться чужакам с других планет, а вас предоставят самим себе, чтобы вы сами справлялись со своими делами. Разве вы не знаете, что существуют такие, кто не хочет, чтобы торговля на Фронне велась только вентури? Они позволят ллорам погубить вас, потому что ллоры невежественны в вашем искусстве, и торговцы с чужих миров быстро все захватят в свои руки. И навсегда! Вы никогда не принимали чужеземных торговцев, и они будут рады от вас избавиться…

Произвел ли Хансу нужное впечатление на них? Кана не мог этого определить. И надежды его ослабли, когда вентури ответил:

– Ты сказал очень много. Мы должны это обсудить на совете. Будьте спокойны в наших водах сегодня ночью…

Последние слова напоминали традиционную формулу гостеприимства. И земляне обнаружили, что они обозначают комнату с видом на долину. В комнате две курящиеся жаровни наполняли воздух острым запахом. Вошел один из хозяев в сопровождении вентури, несшего поднос. На подносе стояли три высоких чашки и кувшин. Хозяин налил себе немного той жидкости, которую Кана уже пробовал в тайнике, а потом налил собственными руками в чашки землян. И снова Кана ощутил, как обостряются его чувства, как оживают мозг и тело. Церемониальный напиток унесли и расставили маленькие столики со множеством подносов, на которых были маленькие порции еды.

– Эту пищу вывозили в чужие миры, – заверил их хозяин, – поэтому вы можете ее есть безбоязненно.

Земляне начали есть, благодарные за перемену в своем рационе. Незнакомый вкус показался интригующим. Вентури были искусными поварами и стремились к неожиданным эффектам, некоторые блюда были горячими и холодными одновременно, за резким острым соусом следовало сладкое, и все это вместе давало такое гастрономическое наслаждение, которого Кана никогда раньше не знал.

– Ваш город хорошо укрыт, – сказал Хансу и жестом указал на буколическую картину в кратере.

– Мы не собирались скрываться, – поправил его хозяин. – Когда наши отдаленные предки впервые выбрались из воды, то они жили в пещерах островов этого моря. Поэтому, вместо того, чтобы строить снаружи, наша раса привыкла жить в земле. В нашей природе стремиться к закрытым помещениям, близким к воде. По мере того, как росли наш разум и цивилизация, наши города становились такими, как Поулт. Нам плохо на сухих равнинах континентов: каждому из нас приходится выполнять там свои обязанности, но мы радуемся, когда можем вернуться домой. А ваша раса живет открыто, как и ллоры?

Хансу кивнул и начал описывать Землю, ее голубое небо, зеленые холмы и открытые изменчивые моря.

– Скажи мне, почему вы продаете свое искусство войне? А ваша раса, вероятно, старше моей. Вы не варвары, как ллоры. И ллоры молодая раса. Неужели вы не понимаете, что ваше занятие – напрасная трата сил, отрицание роста и добра?

– Мы рождаемся с волей к борьбе, с желанием сравнить наши силы с силами противника. Когда племя или нация, утрачивает это свойство, она впадает в упадок. Мы вырвались в космос – к этой цели мы стремились в течение веков, мы рвались к звездам. И обнаружили, что космос не для нас, что нас считают такими же дикими варварами, как и ллоров. В космос до нас вышло множество рас и племен, и они создали особый кодекс, чтобы контролировать новичков. Те, кто правит космосом, считают, что наш темперамент для него непригоден, что он за пределами установленных границ. Поскольку мы стремились к борьбе, нам предназначено быть наемниками на других планетах. Мы обречены на эту службу, только так мы вкладываемся в их схему. Такую плату мы вносим за космос – служим стражами на звездных линиях.

– Мне это не кажется равной сделкой, – заметил хозяин – А если сделка неравная, наступает день, когда она нарушается, и тог, кто обманул, вынужден искать другое место для торговли. Не так ли будет с вашей сделкой?

– Возможно. А что произойдет здесь, на Фронне, должны решать вы.

– Пусть ваша торговля будет хорошей, а прибыль большой.

– Пусть ваши корабли всегда возвращаются в гавань, – в той же манере ответил Хансу, и хозяин покинул их.

В тот день землян больше не приглашали к хозяевам. Вскоре буря снова усилилась, и окно их помещения большей частью было закрыто пеной, гонимой ветром…

– Как вы думаете, у нас есть шанс? – осмелился Кана прервать молчание, в то время как Хансу с отсутствующим видом смотрел в окно.

– Сейчас, по крайней мере, они обращаются с нами, как с почетными гостями. Предлагая нам еду, они признают наше равенство. А когда завоевываешь один пункт, то можно продвигаться дальше. Но у них не наша логика. Мы не смогли догадаться, что они будут делать, поставив себя на их место. Вам, как специалисту по контактам, следовало бы знать это. Это ваше первое назначение?

– Да, сэр.

– Почему вы готовились к этой специальности?

– Мне понравился основной курс, сэр. У нас был закатанский инструктор, он заставил меня о многом подумать. И меня очаровал способ, каким работает его мозг. И благодаря ему я встретился с другими специалистами Х-3. Поэтому я прошел испытание по специальности и был допущен к обучению. Этот курс не слишком популярен: много лишних часов. Но, сэр, мне это обучение никогда не казалось работой. А занятия в кабинетах Х-3 интереснее, чем увольнительные в город. Встречи со специалистами Х-3 мне очень нравились, хотя у нас не одобряли…

– Дружеские связи с чужаками? Я это знаю. Лишь бы изучить минимум, необходимый для установления связи на других планетах. Конечно, для ЦК мы самые странные из всех разумов.

– Дик однажды говорил что-то подобное, сэр. Что у ЦК сложилось не правильное представление о землянах, и что они настоящих землян не видят…

– Миллз знал, о чем говорил. Мы нарушаем закон и обычай, пытаясь на свой риск и страх вести переговоры с этими вентури. Но мы пойдем и дальше…

Когда Кана, поправив подушку, собрался спать, Хансу все еще о чем-то размышлял у окна. Снаружи ревел ураган, но за стенами его почти не было слышно. Утром им показали место, где можно умыться. Там был бассейн с морской водой, достаточный по размерам для плавания. Потом они снова роскошно поели. Но свидание с членами совета состоялось только в полдень.

28
{"b":"20937","o":1}