ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

14. Спрятанный корабль

Хотя было доказано, что краулер недавно выгрузили из корабля и он отправился в первую поездку – может, и в Тарк – не было никаких указаний, где приземлился этот корабль. И именно вентури сумел указать ключ к разгадке.

Вентури пробрался сквозь толпу к Хансу и, не тратя времени, изложил полученное известие.

– Чужеземный корабль приземлился в шести гормелах к югу… Пока Кана пытался перевести гормелы в земные мили, вентури продолжал:

– Он сел среди прибрежных скал и в безопасности от бурь.

– Большой корабль? – спросил Хансу. Вентури сделал странный жест верхней парой конечностей, что у его расы соответствовало пожатию плечами.

– Мы не умеем определять размеры ваших кораблей…, и если бы поблизости у нас не оказался бы пост… – он поколебался, и Кана заподозрил, что этот пост – не торговая станция, а, скорее, шпионский наблюдательный пункт. – Но этот корабль меньше тех, что приземлялись раньше, и он спустился тайно во время первого затишья.

– Сорок миль… – Хансу оказался быстрее в пересчете. – Что за местность между нами?

Снова вентури «пожал плечами».

– Пустыня. И будут еще сильные бури.

– Но небольшой отряд сможет пробраться? Или, может, твой народ доставит нас по морю?

На последний вопрос последовало категорическое «нет». Береговые течения вдоль побережья не дают возможности пристать. Разве лишь в спокойный сезон. По поводу похода по суше вентури не стал высказывать мнения. Однако он согласился указать последовательность бурь и периодов затишья на три-четыре дня вперед. И Хансу отправил еще одно послание хозяевам в Поулт.

В ответ сообщалось, что в следующий период затишья корабли возьмут на борт большую часть орды, а маленький отряд останется и попытается по суше добраться до спрятанного корабля. Это был отчаянный план, но все-таки перспектива возвращения в Тарк выглядела еще хуже.

Связник вентури сверил свою карту с грубо нарисованной картой Хансу и указал место, где находился корабль.

– Хозяева желают вам успеха, – закончил вентури, – вы отправляетесь сегодня вечером?

– Только после ухода орды, – с отсутствующим видом ответил Хансу. Взгляд его блуждал по солдатам, собравшимся в помещении. Не все солдаты подошли на этот прощальный сбор: были больные и раненые. Но кто же из них пойдет на юг? Кана знал, что все собравшиеся думают об этом.

Сам он уже сделал выбор. Кости, маленький, стройный, должен пойти Он почти единственный в орде обладал познаниями в технике, знал, как поднять корабль, если им удастся в него проникнуть, в космос. И Хансу – Кана был уверен, что тот сам поведет отряд. Но сколько человек будет в отряде? И кто именно? В конце концов, это зависело от неприятной целесообразности. С мертвых мехов сняли мундиры, очистили их и стали подбирать людей, которым они бы подошли. И когда один из мундиров пришелся Кана по плечу, он понял, что будет в числе участников. И не успел он решить, радоваться этому или нет, пришли корабли, переждали непродолжительную бурю и на следующий день увезли орду, оставив на пристани Хансу и пятерых солдат Когда последняя коническая башня исчезла в воде, мастер лезвия натянул поводья ожидавшего гуена.

– Нужно найти убежище до начала следующей бури. Выступаем!

Круглый купол сторожевого поста вблизи порта они увидели до начала очередного приступа бури. Но защита, которую давало это маленькое здание, совсем не то, что безопасность за толстыми стенами.

Скорчившись на полу, оглушенные ревом ветра, шестеро людей думали, выдержит ли купол следующей натиск бури Гуены, тесно прижавшись к земле костлявыми телами, подняли монотонный воющий крик, который резал землянам уши.

Прошло несколько часов – оглушенным людям они показались вечностью – прежде чем ветер стих.

– Вперед! – Хансу вскочил на ноги и начал поднимать своего гуена, который скалил клыки и сердито огрызался.

Через пять минут они были на дороге. От быстрой рыси гуе-нов у солдат болели тела. Но они стремительно продвигались вперед. Им везло до сих пор и продолжало везти. Но когда собравшиеся вновь тучи показали, что им пора отыскивать убежище, поблизости не оказалось никакого здания.

Единственной надеждой была роща, на краю которой виднелись расщепленные пни: там особенно свирепствовала буря. Туда и направился Хансу. Пришлось извлечь прочную веревку, данную вентури как раз на такой случай. Они привязали гуенов и самих себя к самым прочным деревьям.

Если короткая остановка в маленьком куполе казалась страшным адом, то эта была вообще неописуема. Приходилось бороться за каждый вдох. Кана утратил всякое представление о времени, он забыл обо всем, отчаянно борясь за жизнь. Потом его куда-то потащило, и он безжизненно перевернулся на спину. Его хлопали ладонью по щекам, голова его перекатывалась по земле.

– Вставай! Поднимайся! – торопили его.

Он с трудом привел свое ноющее тело в сидячее положение. Над ним стояло трое солдат, один поддерживал его окровавленную голову. Шестеро землян въехало в рощу, а выехало всего лишь четверо, ведя на поводу гуена без всадника. Из двоих погибших одного они больше никогда не видели, а второго похоронили под избранным им деревом – деревом, которое не пережило этой бури.

Выдержит ли кто-нибудь из них до конца пути, размышлял Кана, взбираясь на спину гуена только силой воли. Выдержат ли они темп, принятый Хансу? Но, прежде чем пришло время снова заботиться об убежище, скалистую береговую линию перерезала река. И им посчастливилось наткнуться на ллорскую деревню. В соответствии с обычаями Фронна, они постучали в ближайшую дверь и попросили защиты в гостевой комнате. Растянувшись на тонких матрацах, солдаты погрузились в тяжелый сон, даже не поев из своего скудного рациона. Когда они проснулись, буря кончилась, и туземное население оживало. Хансу поговорил с хозяином, и его лицо несколько прояснилось.

– Это последняя сильная буря. Дальше будет просто очень сильный ветер, какой можно встретить и на Земле. И мы движемся в правильном направлении! Здесь проходили два краулера, они направлялись в Тарк.

– А что они думают о нас? – Ларсен с трудом надевал на раненую голову мехский шлем. – Вас расспрашивали, сэр.

– Они считают, что мы с корабля. Я сказал, что нас застигла буря и что наш краулер разбит. Для них все земляне на одно лицо, так что они поверили. Нам нужно беспокоиться лишь при встрече с мехами, если таковая состоится.

Через час они уже ехали по полям, через нанесенные бурей обломки. Дальше простирались скалы, дочиста обглоданные бурей. Приходилось идти, руководствуясь лишь показаниями компаса в руке Хансу. Глубокие пропасти они обходили стороной, одну ночь провели в ущелье, в голых скалах. Ветер выл в ушах. Все было, как в горах. И лишь не было угрозы нападения косов.

Дважды на протяжении следующего пасмурного дня они были вынуждены укрываться, спасаясь от жестоких порывов ветра, который мог их убить среди каменных башен. Длинный обход привел их на морской берег, где они с трудом брели по толстому слою водорослей, принесенных ветром.

Вдруг гуен Хансу попятился и резко закричал, а потом принялся рвать какое-то тело среди водорослей. Хансу от неожиданности чуть не выпал из седла. Разинулась пасть достаточно большая, чтобы проглотить гуена и всадника. Кана инстинктивным движением мгновенно сорвал свое ружье и выстрелил в раскрытую пасть.

Челюсти щелкнули раз, другой, закипела вода вокруг огромного тела. Чудовищная помесь крокодила, змеи и кита – вот все, что успел подметить Кана. Хансу тоже выстрелил в извивающегося монстра.

Неведомое животное скрылось в воде, а земляне двинулись дальше, держась как можно дальше от воды и успокаивая нервничающих гуенов.

Вскоре Ларсен обнаружил проход между скалами, и они выбрались из бухточки. Перед ними тянулось обширное песчаное пространство, усеянное водорослями и многочисленными принесенными водой обломками, включая и странный вентурианский предмет, напоминающий крохотный вентурианский корабль. Над ним кружили пожиратели падали, и земляне не стали осматривать его. Вслед за командиром они двигались на юг, где начиналась впервые после речной дельты удобная для езды верхом местность.

30
{"b":"20937","o":1}