ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следующий порыв бури застал их в узком ущелье. Пригнанная ветром морская вода пенилась у ног гуенов, но Хансу упрямо держался прежнего маршрута, и его настойчивость была вознаграждена: вскоре они обнаружили раздавленный краулером камень. Подбодренный этим открытием, Хансу позволил отряду отдохнуть. Большую часть дня над землянами нависало серо-стальное небо, и наступление ночи означало лишь общее потемнение. Но на сей раз тьма сослужила им хорошую службу. Как будто специально кто-то зажег маяк, чтобы указать арчам путь. И огонь был не голубоватый, как свет ллорских факелов. Ярко-желтым огнем горели лампы земного лагеря.

Оставив гуенов на попечение Ларсена, они осторожно двинулись вперед, временами передвигаясь ползком, вслушиваясь в малейшие звуки. И вот они втроем лежат за небольшим возвышением, глядя на море огней, в котором с трудом различается хвостовое оперение небольшого космического корабля. Ничего не двигалось, не было видно никаких признаков жизни. У Хансу уже был готов приказ:

– Оставайтесь здесь! – и прежде, чем кто-либо успел сообразить, он скользнул во тьму.

Они дрожали на ледяном ночном ветру, от долгого пребывания в пропитанном солью воздухе саднило кожу. Вдали отчетливо слышался шум прибоя. Но вокруг корабля ничего не двигалось. Прошло, казалось, очень много времени, прежде чем вернулся Хансу. И вернулся лишь, чтобы приказать им двигаться назад, туда, где они оставили Ларсена с гуенами. Только здесь, когда они укрылись за скалами, он рассказал о только что сделанном открытии.

– Корабль небольшой…, общие очертания патрульного крейсера. Есть охрана, в темноте было трудно разобрать… Придется подождать рассвета.

Кана спал урывками, остальные тоже лишь дремали. Лежать было неудобно, но они за долгие годы полевой службы привыкли ко всяким неудобствам. На рассвете снова началась буря.

Гуенов привязали в глубоком ущелье, но Хансу велел, чтобы не привязывали слишком туго. Ему не нужно было объяснять причину этого. Из этого похода земляне не вернуться. Либо они улетят на корабле, либо…, им больше уже ни о чем беспокоиться не придется.

Они направились прежним путем к небольшому возвышению, чтобы снова взглянуть на лагерь. Дневной свет сделал более бледным освещение ламп, и корабль стал различим на фоне скал. Искусный пилот посадил его в самом центре небольшого каньона с плоским дном. Как и сказал Хансу, корабль был похож на легкий крейсер. Такие корабли строились для Галактического Патруля.

И солдаты не очень удивились, когда увидели на борту отчеканенные знаки патруля. Узкий, как игла, корабль мог вмещать не более дюжины членов экипажа. А если он нес еще груз и краулеры, то жилые помещения становились еще ограниченнее.

– Это нам и нужно, – еле слышным шепотом произнес Хансу. – Но как попасть в него?

Под слегка нависшей стеной каньона виднелась пластиковая палатка временного лагеря. Вот из нее вышел человек и потянулся. На нем был мундир меха, и, насколько мог судить Кана, это был землянин. Мгновение спустя к нему присоединился второй. Тоже в сине-сером мундире, но по внешности явно чужак. Длинные тонкие ноги, гибкие, будто обладающие лишними суставами, руки… Тренированный глаз Кана сразу уловил признаки неземного происхождения, хотя без более внимательного рассмотрения нельзя было сказать, откуда именно происходит этот незнакомец.

Мех почтительно посторонился, и чужак прошел на открытое место и стал смотреть в устье каньона, будто ожидая появления чего-то важного. И он не ошибся, до солдат донесся резкий крик гуена.

Показался отряд всадников. Гуены шли очень медленно, свесив костлявые головы до колен. Видно было, что они очень устали. Но Кана решил, что эти аборигены не солдаты. Скорее, они похожи на захолустных охотников за гуенами, какие встречались землянам после горного перехода. У предводителя за плечами торчало ружье, а остальные были вооружены лишь копьями и мечами. Вокруг талии каждого из них была обмотана веревка – обычная принадлежность охотника за гуенами. Предводитель ллор слез с седла и тут же упал, а чужак сел на небольшой табурет, торопливо принесенный из палатки вторым мехом. Пока спешивались остальные ллоры, падая и пошатываясь, из палатки появились еще три меха и стали на некотором расстоянии. Было ясно, что сейчас начнутся переговоры.

Началось обсуждение, временами переходящее в горячий спор. Однажды ллор даже встал и дернул за узду своего гуена. Но быстрый жест и слова чужака, очевидно, успокоили туземца, и он снова уселся. Наконец, встреча подошла к концу. Ллорский вождь отдал какой-то приказ ожидавшим членам своего отряда. Четверо из них встали без всякой готовности.

Мастеру лезвия необходимо было не только видеть, но и слышать. Он нетерпеливо шевельнулся, будто лежал на гнезде огненных муравьев. Но приблизиться к переговаривающимся скрытно было невозможно.

Пока предводитель ллоров и чужак стояли в ожидании, ллоры подошли к палатке. Мехи вошли внутрь и тут же вернулись с двумя большими и узкими ящиками. И каждый ящик несли двое мехов.

Хансу даже привстал на колени, и Кана подумал, не дернуть ли его за полу. Но те, что находились внизу, были так заняты своим делом, что даже не поднимали головы.

Ящики передали ллорам, которые приняли их с нескрываемым отвращением и отнесли их к началу лестницы, ведущей к люку корабля. Точно так же была принесена вторая пара ящиков. Кана старался представить себе то, что в них лежит. Какое-то оружие? Но зачем грузить оружие в корабль? Логичнее было ожидать, что оружие составляет груз корабля. Когда у лестницы лежали шесть ящиков, чужак и двое мехов начали что-то делать с крышкой одного из них.

– Это! – лицо Хансу странно побледнело под густым загаром. Он хрипло дышал, как будто взобрался по склону. Глаза его, стальные, смертоносные, оценивающие, были направлены на группу внизу. Он понял, каково содержимое этих ящиков.

Ящики…, по коже Кана поползли мурашки: он с опозданием, но также понял, что это гробы. Когда мехи сняли крышку, стало видно тело человека – человека в черно-белом мундире Патруля.

– Но почему?… – неоконченный вопрос не получил ответа, только два его товарища пожали плечами, а Хансу издал нечленораздельное мычание.

Ящики, лишенные содержимого – оно везде было одинаковым, – были отнесены к дальней стене каньона. Чужак приказал уложить тела неровной линией. Хансу зашипел…, иначе нельзя было определить звук, изданный им сквозь стиснутые зубы. Для Кана действия внизу не имели смысла, но Хансу происходящее с каждым мгновением становилось все яснее. Теперь чужак отошел, поманив за собой мехов. У корабля остались лишь ллоры, как бы осматривая мертвецов.

– Он делает запись! – это произнес Ларсен, и Кана убедился, что тот прав. Чужак с видеозаписывающим аппаратом в руках снимал сцену: корабль, лежащие тела, ллоров вокруг них. Запись…, кому ее показывать?

– Так вот что они задумали! – сказал Хансу. Чужак еще несколько раз провел камерой, а затем что-то сказал предводителю ллоров, который тут же отдал приказ. Ллоры с готовностью рассыпались вокруг. Дальнейшее было для арчей загадкой.

Два меха свернули палатку. Ее и несколько тюков унесли. Вскоре из-за скалы появился краулер, но не приблизился к кораблю. Он остановился в отдалении, а чужак и мехи направились к нему. Когда они поднялись в машину, она тут же двинулась по каньону на восток. Ллоры подождали, а потом сели на гуенов и поехали в противоположную сторону.

Корабль и тела вокруг него остались. И едва последний ллор скрылся, как Хансу спустился по склону, а Кана и остальные торопливо последовали за ним. Но Хансу опередил всех и уже осматривал тела. Лицо его было мрачно.

– Их застрелили, – медленно сказал он, – застрелили из ружья арчей.

31
{"b":"20937","o":1}