ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он использует твое лицо как пропуск, — заметил лорд Сим.

— Асгар поймет правду.

Да, леди Асгар сможет отличить ложь от правды, но успеет ли она сделать это вовремя? И как ложный лорд Диллан сумел уйти из “Гэнги” до старта? Кинкар думал об этом; видя замкнутость своих спутников, он не задавал вопросов.

С воздуха крепость казалась обычной, пока не стало заметным тело, лежащее у входа в главный зал со двора. Кроме этого мрачного зрелища, нигде ни следа жизни — или смерти.

Франс посадил флаер во дворе. Теперь звон в ушах Кинкара не заглушал шум в зале. Кинкар вскочил на ноги, с мечом в руке, но двигался он не быстрее лорда Диллана. Вдвоем вступили они в крепость.

Горсть гортиан, среди них и женщины, прижималась к дальней стене. В их центре леди Асгар. Она стояла перед серебристой фигурой, двойником стоявшего рядом с Кинкаром человека. За ложным лордом веером располагались освобожденные рабы. Капал, слабо дергаясь, словно еще размахивая мечом, лежал в ногах леди Асгар. А за ней, полупригнувшись, словно собираясь вцепиться в горло ложного лорда Диллана, стоял Катал с'Руд.

Обитатели крепости были в западне, их удерживало оружие ложного лорда — бластер, каким он когда-то угрожал Кинкару. Один из рабов за ним увидел появившуюся группу. Рот его раскрылся в крике неприкрытого ужаса, он бросился на пол, бил кулаками по камням и продолжал нечленораздельно кричать. Его товарищи отскочили — сначала от него, потом от своего ложного господина, увидев настоящего лорда Диллана.

Даже человек с железной волей не смог бы не обратить внимание на такое вмешательство. Ложный лорд оглянулся, давая шанс тем, кого удерживал перед собой. Леди Асгар яростно набросилась на него, пыталась вырвать бластер, а Катал и старший сын лорда Джона устремились ей на помощь.

Подбежали прилетевшие на флаере. Диллан, со свежими пятнами крови на повязке, стоял перед самим собой, но сходство между ними больше не было зеркальным, потому что Диллан этого Горта рычал, лицо его исказилось гримасой гнева. Асгар вырвала у него оружие. И он голыми руками потянулся к горлу соперника.

Кинкар, как и в тот раз, когда спас лорда Бардона от ножа-иглы, втиснулся между ними, левой рукой сильно ударив ложного лорда по бедру, подставив меч, так что тот не удержался на ногах. Они оба упали на каменный пол, а остальные полукровки навалились на них.

Когда Катал и еще двое прочно прижали ложного лорда, Кинкар сел.

— Кто ты? — спросил пленный у своего стоящего двойника.

— Я тот, кем стал бы ты, если бы история Горта пошла по другому пути…

Ложный лорд Диллан лежал неподвижно; рот его шевелился, будто ему было трудно произносить слова.

— Но кто.., где…

— Мы нашли путь между параллельными мирами… Диллан смотрел больше не на пленника, а на гортиан. Бывшие рабы, последовавшие за ложным лордом, теперь отступали. Один или два из них скулили. А тот, что упал на пол, бессмысленно смотрел в пустоту, из угла его рта текла струйка слюны. Все остальные были близки к этому.

Леди Асгар заговорила с Кинкаром, обеими руками подняв его на ноги, чтобы он побыстрее исполнил ее просьбу.

— Это твоя задача, хранитель. Дай им что-нибудь.., знак.., чтобы они смогли сосредоточиться на чем-то другом. Иначе они у нас на глазах потеряют рассудок!

Кинкар разорвал замок своего серебристого костюма и извлек Связь. У него на ладони камень слабо засветился, пробуждаясь. Кинкар запел и увидел, что сияние стало ярче. Полукровки подхватили его песню. Мелодичные звуки заполнили высокий сводчатый зал. Камень продолжал нагреваться. Кинкар протянул его леди Асгар, и та накрыла талисман своей ладонью и подержала так немного. Сияние не изменилось, и леди Асгар не испытала никакого вреда.

Кинкар повернулся к лорду Диллану из крепости. В свою очередь рука, широкая, смуглая, без колебаний накрыла талисман. И еще один звездный повелитель прошел испытание.

Наконец хранитель нагнулся к ложному лорду. Этому Диллану тоже не занимать было храбрости. Он невесело улыбнулся, и рука его, освобожденная Каталом, устремилась к камню.

Но, несмотря на свою храбрость и решительность, взять талисман он не смог. Тот вспыхнул, запульсировал — не сине-зеленым, а зловещим желтым свечением, как будто необычное пламя языком лизнуло протянутую руку.

— Демон!

Щелкнула тетива лука, и в широкую грудь вонзилась оперенная стрела. Человек на полу изогнул спину и закашлялся, пытаясь еще что-то сказать своему двойнику. Капал, прижимая к себе лук, рассмеялся.

— Одним демоном меньше, — плюнул он. — Хорошо бы за ним стояли все остальные. Одним демоном меньше!

— Больше никого не будет, — сказал живой Диллан над мертвым. — Они все вернулись к звездам, с которых прилетели. Только этот вырвался с корабля до старта, улетел на флаере. Горт теперь свободен от его племени.

Откуда в сознании Кинкара возникли слова, которые полились потоком в диком ритме? Он понимал, что никогда не учил их наизусть, но вместе они образовали страшное проклятие, наложенное на людей этого мира и на Лес за ним, на приход и уход, на живых и мертвых. Само звучание этих слов вызывало странные тени, а бывшие рабы впитывали его слова, ползли за ним по пятам.

Но вот проклятие сменилось обещанием, какие иногда Трое вкладывают в уста тех, кто вдохновлен их мудростью.

— Лорд… — Капал нарушил тишину, воцарившуюся, когда он кончил. — Что ты прикажешь нам?

— Я ничего не приказываю. — Кинкар покачал головой. — Живите как свободные люди в открытом мире… — Но роковая одержимость по-прежнему жила в нем. Нужно сделать еще одно, он должен это сделать. Связь умерла, превратилась в безжизненный камень. И для него она такой навсегда и останется. Она должна перейти к другому, может быть, лучше подготовленному для ее использования. Он всего лишь посыльный, а не настоящий властитель Тройственной Силы.

— Я покажу вам человека, одного из вас, который поведет вас… — И он повернулся к другому с Руду.

Катал медленно поднял руку, словно она двигалась помимо его воли Кинкар бросил талисман в воздух. Он пролетел разделяющее их пространство к ожидающей руке. И когда коснулся ее камень снова засветился! Он прав: Связь решила уйти от него. И теперь, даже если захочет, он не может удержать ее.

***

Камень за спиной чуть потеплел в обещании приближающегося теплого времени года. Кинкар вдохнул свежий воздух двора. Воркен сидела у него на плече, время от времени покрикивая.

— Оставайтесь с нами, лорды.., вы нам нужны… За последние месяцы они много раз слышали эту мольбу. И, как всегда, последовал тот же терпеливый ответ.

— Нет. Мы нужны вам меньше всего. Это ваш мир. Катал, Капал — прокладывайте ему собственную дорогу. Мы не хотим, чтобы одни правители-чужаки сменились другими. Делайте будущее собственными руками и радуйтесь, что оно принадлежит вам!

— Но куда вы пойдете, лорды? В лучший мир? В долине мерцали новые врата, воздвигнутые из материалов, снятых с улетевших кораблей. Когда утром они пройдут в них и отправятся в новое добровольное изгнание, будут ли они искать лучший мир? Кинкар взял свой лук. Найдут ли они Горт своих снов? Или это не имеет значения? Иногда ему кажется, что по какой-то причине им сужден вечный поиск, и что подлинная их награда — поиски, а не находки. И это его устраивает.

38
{"b":"20938","o":1}