ЛитМир - Электронная Библиотека

Последним неохотно двинулся Кинкар. И в этот момент начала действовать Воркен. Кинкар не знал, чем это было вызвано: то ли она неверно поняла смысл движений Сима, то ли взяла верх — свирепость морда. Но Воркен в последний раз крикнула и устремилась по спирали к ближайшему столбу.

Кинкар не видел, что ударило ее в воздухе. Никто не смог бы увидеть этот быстрый неслышный удар. Но Воркен закричала от боли, одно ее крыло опустилось, и она упала на песок. Не задумываясь, Кинкар послал Сима назад, туда, где лежала Воркен. Она била здоровым крылом, пытаясь снова подняться в воздух. Ее крики боли и гнева становились все громче, всеми четырьмя лапами она выбрасывала в воздух тучи песка.

— Кинкар соскочил с Сима. Не успев коснуться земли, побежал, на ходу разматывая плащ, чтобы схватить обезумевшего морда. Сделать это голыми руками значит получить глубокие раны от клюва и когтей. Ему удалось подхватить плащ с бьющимся животным: он прижал Воркен к груди, а она продолжала яростно бить клювом и когтями.

Из-за столбов послышался торжествующий крик: грязная волна выплеснулась из-за укрытия и устремилась к Кинкару. Он отступал, внимательно наблюдая. Меч у него наготове, но Воркен мешает свободно им действовать. Быстро приближающиеся враги размахивают дубинами и копьями, и Кинкар понял, что его тревога перешла в настоящий страх. Открытое нападение настолько отличается от обычного метода действий этих разбойников, что это подействовало на Кинкара не меньше зловония немытых тел, от которого выворачивало желудок.

Кинкар криком подозвал Сима. Ларнг послушно подбежал к нему, но с бьющимся мордом сесть верхом очень трудно. И все же Кинкар не оставит Воркен.

— Йаааа… — Крик разбойников заглушил бой барабана. А за пехотинцами показались всадники, лучше одетые и вооруженные. Они готовы присоединиться к нападению.

И тут мимо Кинкара, фонтаном вздымая песок, пронесся ларнг с всадником. Вулт ударил мечом и поднял оружие для нового удара. Из-за столбов к ним обоим устремлялось все больше врагов.

Но благодаря этой передышке Кинкар сумел сесть на Сима и взять наизготовку меч. Натянул поводья. Ларнг достаточно обучен, чтобы не требовать руководства в схватке. Он рычал и бил лапами песок. Почувствовав на себе тяжесть всадника, Сим встал на дыбы и передними лапами ударил копейщика.

Воркен, должно быть, начала задыхаться. Она перестала биться, и Кинкар был доволен. Предстояло прорубаться мечом, чтобы обеспечить отступление.

Послышался громкий возглас на каком-то непонятном языке. Лорд Диллан ответил коротким предложением, столь же непонятным. Меч его был обнажен, и он ехал рядом с Джонаталом, словно они две руки одного воина. Разбойники дрогнули, рыча, как звери, и побежали, но всадники за ними оказались другой породы. Ларнг Джонатала фыркнул и повернул, несмотря на отчаянные попытки всадника справиться с ним. Потом упал, уже мертвый, и придавил Джонатала. Только мягкий песок спас его от смертельного увечья.

Кинкар успел разрубить мечом череп разбойника, нацелившегося копьем в горло Джонатала. Тот пытался высвободиться из-под ларнга. И тут, перекрывая гул барабана и шум схватки, послышался резкий, как вопли Воркен, крик. От перевала, к которому они стремились, мчалась группа всадников. Когда Кинкар смог разглядеть, оказалось, что их всего пятеро, но ударили они с такой яростью, которая удваивала их количество и силу.

Всадники пронеслись мимо четверых, обрушились на разбойников и потеснили их. Но не стали их преследовать дальше столбов, быстро развернулись, так что их ларнги встали на дыбы. Повернувшись, всадники направились назад. Один задержался, посадил за собой Джонатала и поскакал дальше, ведя остальных за собой — через перевал и вниз, в глубокую долину, похожую на оспину на теле пустыни.

Когда они проскакивали через верхний пик перевала, Кинкар покачнулся, чуть не свалившись с седла. Частично шок объяснялся ощущением, словно он проходит через невидимую преграду. Но в тот же момент и гораздо сильнее подействовала на него обжигающая боль. Ему показалось, что брошенное кем-то копье догнало его, и потому он тупо смотрел на грудь, к которой прижимал закутанную Воркен. Ожидая увидеть торчащее из нее острие, он смутно удивлялся тому, что еще жив. Однако никакого копья не увидел и, снова распрямившись, понял, что не ранен. Только.., что это была за боль, которую он по-прежнему ощущает под кольчугой и плащом?

Связь! По какой-то непонятной ему причине она ожила в тот момент, как он пересек верхнюю точку перевала. Но Кинкар не решился задавать вопросы. Хранители Связи Именем Троих держат свое сокровище в тайне и никогда не жалуются на трудности, которые оно вызывает. И Кинкар не решился даже притронуться к груди, где по-прежнему билась боль, обещая впереди еще худшее.

В центре долины лагерь, торопливо сооруженные из одеял и плащей укрытия. Их так же торопливо разбирали, бросали связки на спины ларнгов. А за лагерем находилось нечто совершенно отличное от примитивных убежищ, как звездный корабль отличается от фургона торговца.

Два столба из яркого голубого металла установлены на каменных плитах; поддерживающие их камни сплавлены так, что никакая буря их не сдвинет. Столбы находятся на удалении в пять футов друг от друга, а между ними висит паутина из какого-то вещества, которое Кинкар не сумел бы назвать. По паутине пробегают радужные волны, однако сквозь нее хорошо виден противоположный край долины.

Кинкар сунул Воркен под мышку и внимательней посмотрел на новое чудо. Он ожидал увидеть здесь звездный корабль. А обнаружил сеть, натянутую между металлическими столбами. Во что втягивают его случайно встреченные попутчики? Насколько он может судить, они в ловушке. Разбойникам нужен еще один натиск, и их сметут. Ведь внизу ждет всего шесть человек.

Из этих шестеро четверо в такой же серебристой одежде, как лорд Диллан, и того же гигантского роста. Дорожные маски они сняли, и Кинкар видит чуждый темный цвет их лиц, а сами эти лица лишены подвижности, знакомой ему с детства. Один из этих людей приветственно поднял руку, и лорд Диллан ответил на приветствие. Тогда ожидающий лорд взял в руки поводья трех ждущих ларнгов и повел их к радужной паутине. И на глазах у Кинкара прошел между столбами.

Паутина не разорвалась. На мгновение фигура звездного повелителя оказалась окруженной радужным ореолом, потом цвета пробежали к краям паутины. А звездный повелитель и ларнги, которых он вел, — исчезли! Они не появились на противоположной стороне. Кинкар недоуменно смотрел на камни за столбами: там никого нет.

Воркен слабо крикнула у него на руках; из складок плаща показался ее клюв. Сим с шумом выдохнул воздух, очищая свои широкие ноздри от песка. А сам Кинкар в этот момент не мог ни говорить, ни двигаться.

Похоже, что рассказы о волшебстве звездных повелителей, нелепые рассказы, над которыми снисходительно смеялись разумные люди, — что они все-таки правдивы! Он только что своими глазами видел, как исчез звездный повелитель, шагнул в ничто. Наверно, звездные повелители это могут. А остальные?

— Это врата, парень! — Вулт, проезжая мимо, задел Кинкара коленом. — Врата в новый мир.

Это объяснение ни о чем не говорило Кинкару. Корабль, летящий к звездам, — да, такое он понять может. Он не невежественный крестьянин, чтобы верить, что небо над головой — это большой щит Лора, которым тот ограждает людей от ужасной тьмы. Кинкар знает, что звездные повелители прилетели с другой планеты, похожей на Горт. Но они прилетели в кораблях, в которых может жить человек, в них все можно потрогать руками. А как отправляться в другой мир, просто пройдя через сверкающую сеть?

Кинкар положил руки на связь и неслышно произнес Три Имени Власти. Этого волшебства у звездных повелителей нет, это волшебство Горта. А в такие моменты гораздо лучше держаться за привычный талисман, чем поверить в паутину, за которой люди мгновенно исчезают из вида.

Кажется, Вулт знал, чего ожидать, и удивительное зрелище для него не чудо. Вслед за ларнгом Вулта Сим пробирался между палатками, Кинкар не подгонял его, но и не удерживал. Один из полукровок взял в руки поводья еще двух ларнгов. И, как и звездный повелитель перед ним, пошел вперед с уверенностью человека, шагающего по городской улице. Он погрузился в паутину, она на мгновение вспыхнула, и он исчез вместе с животными.

6
{"b":"20938","o":1}