ЛитМир - Электронная Библиотека

Не очень понявший причину такой перемены к своей личности, Олег растерянно кивнул.

— Значит, вы устроите мне встречу с прорицателем? — спросил он.

— Ну непременно, — подтвердил главврач. — Ив милицию не будете обращаться?

— Естественно. Я предлагаю следующий вариант: мы оформляем вас в качестве больного и определяем в ту же палату, где находится человек, которого вы называете прорицателем, кстати, его зовут Владимир Сергеевич. Вы будете свободно общаться с ним, исследуете, так сказать, тему своей будущей диссертации на месте. Ведь вы хотите познакомиться с ним не из праздного интереса? Представляете, как будет звучать заголовок вашей диссертации: «Пророки и предсказатели в истории русского и советского государства» — тема весьма многообещающая. Успешная защита, я думаю, обеспечена. Ты как считаешь, Степан? — обратился он к Козопасову.

— Еще бы! — подтвердил тот.

— Но ведь я не больной! — закричал Олег. — Как же вы меня можете положить в психушку?

Ужас положения стал доходить до него.

— Вы странный молодой человек, — холодно сказал Ромуальд Казимирович, — я хочу сделать как лучше, не выносить, так сказать, сор из избы, а вы — в крик!

— Сколько же я должен буду у вас находиться?

— Да недолго: недельку, может, чуть побольше.

— Но школа, как же там без меня, да и если узнают, что я в психиатрической лечебнице?

— Никто ничего не узнает! — торжественно сказал главврач. — Я вам клянусь! К тому же школа ваша, насколько я знаю, еще не работает. Словом, вы не волнуйтесь. Я уверяю, подобного случая больше не представится, прорицатель Владимир Сергеевич был вхож в такие коридоры власти, о каких вы и не представляете. Единственная будет просьба к вам — сообщать о всех разговорах, которые вы с ним будете вести. Сами понимаете, государственная тайна и все такое прочее.

— Но если он прорицатель, то сразу догадается, кто я такой на самом деле.

— Ну и пусть догадывается, — вступил в разговор Козопасов, — это даже лучше.

— Вот именно, — подтвердил главврач. — Так что, молодой человек, дерзайте.

Потрясенный всем случившимся, Олег поплелся вслед за Козопасовым. Он не знал, что и думать. С одной стороны, все вроде бы неплохо складывалось. С другой — у Олега начинало зреть чудовищное подозрение, что все происшедшее не что иное, как подставка. Именно подставка, произведенная виртуозно и умело. И ведь никого не обвинишь: сам залез в расставленные сети. А может, никакой подставки и нет, может, после всего пережитого воображение разыгралось? Как бы там ни было, цель, о которой он мечтал, достигнута. Скоро он увидит прорицателя.

Козопасов проводил его в мрачную комнату, на двери которой было написано «приемный покой». Заспанная медсестра заставила измерить температуру, хотела измерить и давление, но Ко-зопасов сказал, что это не обязательно.

— А ванну? — спросила медсестра.

— Обойдемся, — однозначно сказал Козопа-сов.

Потом медсестра приказала Олегу раздеться. Выдала больничную одежду и спросила, куда вести больного.

— Я сам отведу, — сообщил Козопасов, — а поместим мы его в двенадцатую.

— В двенадцатую? — удивленно переспросила медсестра.

Но Козопасов ничего не ответил и повел еле держащегося на ногах Олега к новому месту обитания.

По дороге Олег взглянул на висевшие в коридоре часы: было двадцать минут второго.

Некоторое время шли какими-то коридорами. Козопасов несколько раз отпирал двери собственным ключом. Наконец вошли в совсем крошечный коридорчик, в который выходили всего две двери.

— Вам сюда, — Козопасов остановился перед левой дверью и щелкнул выключателем. Тусклая лампочка осветила крошечную двухместную палату с маленьким зарешеченным окном. Одна койка была пуста, на другой, отвернувшись к стене, лежал закутанный в одеяло человек и, казалось, спал. Сердце у Олега екнуло: неужели он?!

— Ложитесь, — шепотом сказал Козопасов. Олег растерянно стоял возле койки, не зная, что делать дальше.

— Смелее, — добавил Козопасов и легонько подтолкнул его.

Олег машинально сел.

Козопасов вышел и выключил за собой свет. Щелкнул замок двери коридора. Олег некоторое время сидел и прислушивался. С соседней кровати не доносилось ни звука. Только дождь барабанил в окно. Наконец он собрался с силами, встал и, расправив постельное белье, залез под колючее казенное одеяло. Стало так тоскливо, что впору было заплакать. Никогда, даже в самых кошмарных снах, не могло привидеться ему такое: ни с того ни с сего заключен он в психиатрическую больницу, да к тому же особого режима. Что это за режим такой, приходилось только догадываться, но, надо думать, ничего хорошего он не сулил. А ведь еще днем все было так хорошо, ничто не предвещало столь стремительного поворота событий.

«Какой же я дурак, — с горечью подумал он, — влез в дерьмо, и вот результат». Как хорошо оказаться сейчас дома с родителями и сестрой или, на худой конец, у старухи, у которой он снимал комнату, а завтра пойти в школу в свой пятый класс и забыть об этой истории и об этих ужасных людях.

Мысли эти еще больше растравили душу. Слезы беззвучно побежали из глаз. Олег заскрипел зубами и уткнулся в подушку.

— Успокойтесь, — раздался вдруг с соседней койки тихий голос, — все будет хорошо.

— Вы думаете? — машинально спросил Олег и только потом удивился.

— Я знаю, — ответил голос, — спите!

И Олег, подчиняясь голосу, заснул.

Проснувшись утром, он в первый момент не понял, где находится. Выкрашенные серой масляной краской стены, плохо побеленный потолок, с которого свисает голая электрическая лампочка. Меньше секунды понадобилось, чтобы услужливая память восстановила всю цепочку событий, приведших его в это убогое место. Он в сумасшедшем доме!

В палате было тихо. Потом больной на соседней койке завозился и сел.

— Вы проснулись? — спросил он у Олега.

— Да, — ответил Олег и посмотрел на своего соседа.

— Ну что ж, — дружелюбно сказал тот, — давайте знакомиться, Владимир Сергеевич, — и он протянул Олегу руку.

Владимир Сергеевич задержал руку молодого человека в своей и пристально посмотрел ему в глаза.

— Я вижу, — произнес он, — вы искали встречи со мной.

«Начинается…» — подумал Олег. Он вгляделся в лицо этого человека, и ему показалось, что он где-то его уже видел, не просто видел, а неоднократно встречал. Высокий с залысиной лоб, слегка монгольские скулы, карие с прищуром глаза. Человек был немолод, однако точный его возраст Олег определить затруднился..

Не зная, что ответить, Олег молча кивнул и легонько дернул руку, пытаясь освободиться. Владимир Сергеевич усмехнулся и освободил ладонь.

— А вы, молодой человек, далеко пойдете, — серьезно сказал он. Что он имел в виду, Олег не понял.

Незаметно утро перешло в день, потом наступил вечер. К удивлению Олега, пребывание в столь специфическом учреждении ничем не отличалось от пребывания в обычной больнице. Между собой они почти не разговаривали, так, перекинутся парой ничего не значащих слов, и все. Было чрезвычайно скучно, но еще больше скуки Олега мучила неизвестность. Вот он и достиг своей цели, встретился с прорицателем, но о чем с ним говорить, а главное, как вообще начать разговор? Неужели взять и спросить: а правда, что вы умеете предсказывать события? Сделать это Олегу мешала робость. Словом, парень не находил себе места.

Владимир Сергеевич, казалось, не обращал внимания на своего соседа. Целый день он лежал, уставившись в потолок, или читал какую-то потрепанную книгу.

Наконец легли спать. Олег долго не мог заснуть, пытаясь найти выход, но так и не нашел. Следующее утро началось точно так же. Завтрак. Потом бесцельное лежание на кровати. Наконец Олег набрался храбрости и обратился к своему соседу.

— Мне надо с вами поговорить, — шепотом сказал он.

Тот удивленно посмотрел на него: о чем?

— Меня приставили за вами шпионить, — через силу произнес Олег.

— То есть?

И учитель рассказал все, что с ним произошло. Во время рассказа Владимир Сергеевич молчал, иногда чуть улыбался.

23
{"b":"2094","o":1}