ЛитМир - Электронная Библиотека

«Где монеты?» — с ходу спросил я.

Человек, ни слова не говоря, достал из комода небольшой матерчатый сверток и высыпал на стол его содержимое. Это были крупные серебряные монеты, большей частью сильно потертые, на некоторых можно было разобрать герб.

«Именно из-за этих цацек был убит старик Блох?» — напрямую спросил я.

Человек кивнул и с любопытством посмотрел на меня. Это был пожилой мужчина с ничем не примечательным лицом, обычный гражданин, каких вокруг миллионы….

В ту же минуту я почувствовал, как что-то вошло в мою волю и пытается ею овладеть. Человек пристально всматривался мне прямо в глаза, видимо, пытаясь меня загипнотизировать. Почувствовав, что я не поддаюсь, он изменил тактику: стал что-то тихо нашептывать и делать руками странные пассы.

Казалось, огромная тяжесть навалилась на меня. Голову будто сжало раскаленным обручем, в глазах замелькали искры. Я чувствовал, что теряю сознание. Но и моему врагу борьба давалась нелегко. Глаза его налились кровью, пот градом катился по лицу, на лбу и на шее выступили жилы. Он с изумлением смотрел на меня, видимо, пораженный, что я до сих пор стою на ногах.

Я же держался из последних сил. Наконец, сконцентрировав волю, я обрушил ее на соперника.

Незнакомец покачнулся и сел, нет! — почти упал на стул. В ту же самую минуту я ощутил, что давление на мой разум прекратилось.

Человек, тяжело дыша, молча смотрел на меня.

«Кто вы?» — наконец вымолвил он.

«Милиционер, — ответил я насмешливо, — разве вы не видите?»

«Кто вы?» — повторил он вновь.

«Тот же вопрос я пришел задать вам. Но могу ответить первым. Я работник МУРа, расследую убийство нумизмата Блоха, след от которого тянется в этот дом. Я не колдун, не специалист по оккультным наукам…»

Человек, казалось, был разочарован.

«Но этого просто не может быть, — недоверчиво сказал он, — таких мощных телепатических способностей я еще не встречал. Ваша мощь поразительна».

«Давайте так, — миролюбиво сказал я, — вы мне информацию по делу об убийстве Блоха, а уж потом будем обсуждать мои способности».

«Пожалуйста, — засмеялся человек, — вам я расскажу все, что угодно, тем более что правда настолько невероятна, что ни один суд не сочтет ее достоверной. Можете называть меня гражданин Корытов», — с издевкой добавил он.

По его словам, монеты, из-за которых разгорелся весь сыр-бор, представляли огромную ценность, но не материальную, а, если так можно выразиться, волшебную. Были они изготовлены в начале шестнадцатого века из руды, добытой на рудниках Гарца в Вальпургиеву ночь, и в тайных лабораториях алхимиков из этой руды с соответствующими заклинаниями было выплавлено серебро, из которого их и отчеканили. Активное участие в этом деле принимал знаменитый немецкий чернокнижник Агриппа фон Неттесгейм.

Так вот на каждом из этих медальонов было написано истинное имя одного из демонов ада. И с помощью такого медальона можно было этим демоном управлять. Всего же медальонов было тринадцать.

«Но ведь у вас двенадцать монет?» — спросил я.

«Правильно, одной пока не хватает».

«Неужели в аду всего тринадцать дьяволов? — усмехнулся я. — Что-то слишком мало».

«Вы зря иронизируете, — спокойно ответил мне Корытов, — неужели вы думаете, что способности, которыми вы обладаете, имеют светлое происхождение?»

«А откуда же они?»

«Подождите, дойдет и до этого разговор, — он продолжил свой рассказ: — Человек или группа людей, которые обладают всеми тринадцатью монетами, получают громадную власть. Незримые нити этой власти распространяются на весь мир. Уже сейчас мы обладаем достаточным могуществом. Для нас не существует ни границ, ни идеологии».

«Откровенно говоря, все эти бредни были бы смешны, не будь убит человек; значит, за ними что-то кроется?»

«Вы мнз не верите, — заметил Корытов, — что ж, это ваше дело, но тем не менее я закончу.

У Блоха было два медальона из тринадцати, черт знает, как они к нему попали. Он немножко разбирался в тайных науках и в каком-то средневековом трактате прочитал про эти медальоны. Мы пытались вести с ним переговоры, просили продать их или просто отдать, обещая взамен покровительство, но он сам хотел владеть ими. К тому же он пытался с ними экспериментировать, а это недопустимо для непосвященных. Пришлось добыть монеты силой. Естественно, этот юноша, который пришел к вам с повинной, не убивал старика, он один из наших братьев и пошел на жертву. Тем не менее цель достигнута».

«Ну, а последний медальон?» — спросил я.

«Пока точно неизвестно, где он находится, — ответил Корытов, — но в том, что мы его добудем, нет сомнений. Теперь о вас, — он внимательно посмотрел на меня. — Вы необходимы нам. С вашими способностями вы получите неограниченную власть. Неужели вас удовлетворяет жалкая роль мелкого чиновника?»

«А что вы можете предложить взамен?»

«Я уже сказал, возможности ваши почти неограниченны. Вы сможете побывать в любом уголке мира, не будет такого удовольствия, которое вы бы не смогли получить, а главное, власть, у вас ее будет достаточно. Ну так как?»

«Я подумаю».

«Подумайте, — серьезно сказал Корытов. — Теперь о ваших способностях: по-видимому, к вашей собственной душе „прилепилась“ душа умершего человека, скорее всего бывшего в реальной жизни адептом какого-то мистического культа, а может быть, просто обладавшего мощной психической энергией. С помощью соответствующих ритуалов можно узнать, что это за личность. Скорее всего чужой разум проник в вас в детстве, когда это легче всего сделать. Вначале он был активен, не правда ли? — Корытов внимательно посмотрел на меня. — Но теперь как бы спит и просыпается время от времени, в минуты необходимости, как, например, сейчас. Он не подчиняет вас своей воле, но и вы не можете подчинить его себе. Произошел как бы симбиоз, если можно так выразиться. Таково самое простое объяснение ваших способностей, могут быть и другие варианты, но… — тут он замолчал и посмотрел на меня, — присоединяйтесь к нам!»

«Но ведь вы убили человека! — вырвалось у меня. — Неужели вы не чувствуете вины? Я бы, например, чувствовал, и это не давало бы мне покоя. (Тут я вспомнил Жана.) С моей точки зрения, это безнравственно и не оправдывается никакими высокими целями».

Он весело засмеялся:

«А разве вы не совершаете убийств: вы можете раздавить комара, прихлопнуть муху или на охоте застрелить нескольких живых существ только ради забавы. А с каким удовольствием вы поедаете мясо убитых животных… Но при этом не идет речь о безнравственности!»

«Ну вы сравнили! — поморщился я. — Муха и человек! Сопоставимы ли они?!»

«А откуда вы знаете, что нет? Несопоставимы с вашей точки зрения, а с точки зрения мухи? Кроме того, миллионы человеческих жизней принесены на алтарь идола, которому служите вы. Или не так?»

«Какого еще идола?»

«Ну этой вашей социальной идее…»

Ничего не ответил я на эти доводы. Повернулся и ушел.

Несколько дней я размышлял над услышанным в Дорогомилове, но так ни к какому решению и не пришел. Предложение присоединиться к сатанистам пугало меня, все, о чем мне рассказал Корытов, казалось в лучшем случае просто бреднями. Демоны, заклинания, таинственное могущество в духе романтических произведений девятнадцатого века… Вздор! И все-таки не мог я не признать, что в чем-то он прав. А главное, в его силе я убедился сам. И сообщение, что ко мне прилепилась душа, тревожило меня и не давало заснуть. Я как бы чувствовал, что во мне что-то неведомое, темное… Уж не то ли существо, что я встретил на кладбище в старом уральском городке, вселилось в меня? Но ведь мои видения начались еще перед этой таинственной встречей? Так я и не пришел ни к какому решению.

Дело Блоха закрыли. Парня, явившегося с повинной, осудили, а я безучастно смотрел на все происходящее. Да и что я мог поделать? Не явиться же в суд и сказать, что все произошедшее — проделки сатанистов? У меня, правда, возникали мысли, что в Дорогомилове мне просто морочили голову.

32
{"b":"2094","o":1}