ЛитМир - Электронная Библиотека

Прорицатель, казалось, о чем-то напряженно думал. Он почти ничего не ел и на настойчивые уговоры Олега перекусить лишь отмахивался.

Наконец он заговорил, заговорил еще более сбивчиво, чем обычно.

— Эх, — заявил он, — что бы я отдал, чтобы узнать… Все бы отдал… Жизни не пожалел…

«О чем это он?» — подумал Олег, молча ожидая продолжения.

— Но не могу, — продолжал прорицатель. Он явно разговаривал с самим собой. — К горю моему, не могу!..

— Вы о чем? — спросил Олег.

— Узнать, что со мной будет дальше, — пробормотал прорицатель, — что мне готовит судьба, да вот не могу, не дано мне. Ему вот могу, а себе — ни-ни. Ему… ему… Кто бы подсказал, что делать? — Он надолго замолчал.

— Вы как хотите, — заявил Олег, — а я ложусь спать. И вам советую! Утро вечера мудренее.

Но Владимир Сергеевич не обращал внимания на его слова. Он метался по комнате как безумный. При этом размахивал руками, что-то бормотал.

«Точно, шизик», — решил Олег, он нисколько не боялся своего странного гостя, однако не мог решить, как от него избавиться. Пойти и рассказать все в милиции? Нет! Так низко он еще не пал. Будь что будет, а доносчиком он не станет!

Он принес раскладушку, застелил ее и молча подвел к ней Владимира Сергеевича. Тот непонимающе посмотрел на него, но потом улегся. Лег и Олег, но долго не мог заснуть, прислушиваясь к бормотанию прорицателя, и наконец как будто провалился в глубокий тяжелый сон.

Проснулся он так же внезапно, как и заснул. Рядом стоял Владимир Сергеевич и тряс его за плечо. За окном светлело. Олег глянул на часы, которые так и не снял с руки: было почти восемь…

— Я нашел! — возбужденно бормотал Владимир Сергеевич. — Я нашел!..

— Что нашли? — спросил Олег, с ужасом понимая, что кошмар продолжается.

— Нашел способ, как заглянуть в свою судьбу!

— Ну и?.. — холодно спросил Олег.

— Мне нужна твоя помощь!

«Так, — подумал Олег, — снова помощь, что же на этот раз?»

— Конечно, цена для меня будет огромной, — непонятно говорил Владимир Сергеевич, — ну что ж, надо на что-то решаться!

— Я вас не понимаю, — сообщил Олег.

— Сейчас поймешь. Сейчас… — прорицатель заглянул ему в глаза. — Я хочу передать тебе свой дар, — шепотом произнес он, — с тем чтобы ты предрек мне, что же ждет меня.

«Окончательно спятил!» — решил Олег.

— Я не спятил, — сказал прорицатель, — способ такой существует, о нем мне рассказывали эти… слуги нечистой силы. «Если вас тяготит ваш дар, — говорили они, — мы можем вас от него избавить, но возможно это только с вашего согласия». Но в тот момент я считал, что и сам неплохо могу им распорядиться… Вот и распорядился…

Однако они познакомили меня с ритуалом, с помощью которого нечто, которое во мне сидит, может переместиться в другое тело. Но требуется твое согласие.

«Черт с ним, — подумал Олег, — я на все готов, лишь бы он от меня отвязался. Переселение духов? Ради Бога! Все равно эта дурь скоро кончится».

— И как только это нечто переместится в тебя, — горячо продолжал Владимир Сергеевич, — ты мне сможешь сообщить, что меня ждет, а значит, и что мне делать. Я, конечно, не могу тебя принуждать, а только прошу. Ты подумай, ведь это чертовская ответственность! Она мне оказалась не по силам, но ты человек молодой, не изъеденный жизнью. Может быть, дар принесет тебе счастье?

Олег где-то читал, что с сумасшедшими лучше не спорить.

— Ну так ты согласен? — пытливо заглядывая в глаза юноше, спросил прорицатель.

Тот молча кивнул.

— Отлично! — закричал прорицатель. — Отлично!!! Я знал, что ты согласишься, я в тебе не сомневался! И ты не пожалеешь. Не пожалеешь, жизнью клянусь!!! Ну а я… а мне… — Он не договорил и стал метаться по комнате.

— А если не получится? — спросил Олег.

— Может, и не получится, — уныло сказал прорицатель, — даже скорей всего не получится, но попробовать все равно надо, в конце концов это последний мой шанс, а ты тем более ничего не теряешь. Так, нужен мел и свечка.

— Сейчас найду, — сказал Олег и пошел на кухню.

«И очень просто, — мысленно смеялся он, — всего-то мел и свечка — и превращение состоится, я сам стану прорицателем».

Он нашел кусочек мела и вынул из-за старухиной иконки тонкую церковную свечу.

— Замечательно, — обрадовался прорицатель. — То, что надо!

— Значит, нужно очертить круг, встать в него, что же дальше? — Он наморщил лоб. — Дальше… дальше?.. Ах, да! Зажечь свечу, я держу свечу, а ты держишь меня за руку и смотришь мне в глаза. А потом мы одновременно должны дунуть на свечу.

— И все? — усомнился Олег. — Что-то уж больно просто. И заклинаний говорить не нужно?

— По-моему, какие-то слова произнести необходимо, — размышлял вслух прорицатель, — но какие? «Что было мое, пусть станет твое!» — нет, не то. Кстати, ты крещеный?

— Нет, — ответил Олег, — а что?

— Это хорошо, к крещеному человеку может и не пристать, впрочем, я не уверен. Так что же говорить?.. «Возьми мой дар». Опять не то… «Во дает!» — мысленно хохотал Олег.

— А может быть, надо сказать по-латыни? — ввернул он.

— Нет, не думаю, — ответил прорицатель, — скорее всего на русском языке. Ладно, но будем ломать голову. Остановимся на «что было мое, пусть станет твое».

«Как в картах, — подумал Олег. — Было ваше — стало наше…»

— Времени совсем не остается, — лихорадочно бормотал Владимир Сергеевич, — я чувствую приближение преследователей. Быстрее! — Он начертил круг, зажег свечку, взял за руку Олега.

— По моей команде вместе задуем свечку. Олег кивнул. Они вошли в круг, и Владимир Сергеевич впился взглядом в Олега.

Только сейчас парень ощутил, какие необычные глаза у прорицателя: глубокие и как бы постоянно меняющие свой цвет. Они забирались в самые глубины сознания. Олег почти физически ощущал проникновение в каждую клеточку своего мозга.

«А может, он вовсе и не сумасшедший», — неожиданно пришла мысль.

— Что было мое, то стало твое! — торжественно произнес Владимир Сергеевич и чуть заметно кивнул на свечку: мол, дуй!

Олег что есть силы дунул, свеча потухла.

Несколько секунд оба стояли молча, прислушиваясь к себе. Ничего особенного Олег не ощутил, и ему снова стало смешно. Он попытался освободить руку, которую судорожно сжимал прорицатель: сначала вежливо и осторожно, а потом грубо вырвал ее.

— Ну что, — спросил прорицатель, — чувствуешь что-нибудь?

— Ничего, — сообщил Олег, — абсолютно ничего.

— А я… — сказал прорицатель и не договорил. На пороге появилась живописная группа. Здесь было несколько милиционеров, Козопасов и знакомый Олегу молчаливый человек, который вместе с Караваевым приезжал за ним в Монастырь.

— А вот и мы! — весело сказал Козопасов. — Нет, вы только посмотрите на них. Ну прямо два голубка! Воркуют себе… Придется вас разлучить, граждане. Вот вы, — он кивнул Владимиру Сергеевичу, — пожалуйте с нами, в родную, так сказать, голубятню. Да и вас, молодой человек, не мешало бы вернуть поближе к вашему дружку, коли вы такие неразлучные! Ну давай, давай! — дернул он за рукав прорицателя. — Бегать он вздумал, клады искать! Странная вы публика — психи. А вам, — он насмешливо посмотрел на Олега, — наговорил, должно быть, о разных чудесах, о том, что может предсказывать будущее! Будущее! Его нечего предсказывать, оно и так ясно: прямой дорогой к коммунизму!

Прорицатель, сгорбившись, шагнул к двери. И в эту минуту все кончилось. Олегу стало ужасно жаль этого человека, кем бы он там ни был: больным или гением. Он уже забыл абсурдность всего только что произошедшего, забыл дурацкую свечку и свою злобу.

Толпа, сопровождающая прорицателя, вместе с ним вывалилась из дома. Следом, как был в тренировочных брюках, в тапочках, без шапки, выскочил из дома и Олег. Группа отворила калитку и вышла на заснеженную улицу. А здесь было как в праздник. Неяркое декабрьское утро было в самом разгаре. Легкий морозец щипал щеки, над домом курился дымок. Несмотря на воскресенье, на улице было полно народа. Видимо, все уже знали, что идут арестовывать беглеца из Монастыря, и вышли посмотреть на редкое зрелище.

38
{"b":"2094","o":1}