ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, пионер сильнее древних волшебников, — попытался пошутить Олег.

— Не всякий, — серьезно ответила Аделаидка. Она встала с кровати, потянулась и сняла через голову рубашку.

Олег поспешно отвернулся, успев увидеть, однако, груди, напоминающие два небольших, слегка приспущенных воздушных шара.

— Я, знаете ли, интересуюсь магией и другими оккультными науками, — сообщила Аделаидка, передвигаясь по комнате так, чтобы постоянно быть перед глазами Олега. При этом ее тело сли-вочно блестело в лучах солнца, а груди вызывающе колыхались. — Но не все с пониманием относятся к этому.

— И достигли успехов? — поинтересовался Олег и прямо посмотрел в карие, навыкате глаза Аделаидки.

Та приблизилась почти вплотную, так, что Олег хорошо видел крупные коричневые соски.

— Некоторых, — произнесла она вкрадчивым полушепотом, — некоторых…

— Ты бы оделась, — раздался у нее за спиной голос Насти.

— Я как раз и собираюсь это сделать, — спокойно ответила Аделаидка и накинула халат. После этого хозяйка стала совсем другой. Она совершенно нормальным тоном поинтересовалась, не желают ли гости вместе с ней позавтракать или пообедать, это как им больше нравится. Те, естественно, не отказались.

Сооружая себе очередной бутерброд, Настя приступила к главному.

— Нельзя ли нам у тебя немного пожить? — как бы невзначай поинтересовалась она у подруги.

— Как интересно! — воскликнула та. — Вы сбежали от родителей и втайне обвенчались?

— Хватит городить глупости, — рассердилась Настя, — с тобой серьезно нельзя говорить.

— Да я ничего… — стала оправдываться Аделаидка, — просто хотела пошутить, нельзя же все время быть серьезной. Надо — живите! За квартиру я с вас брать не собираюсь. Предков, как ты знаешь, нет, так что — сколько угодно. Конечно, мне интересно знать, что вы затеяли? Но если нельзя говорить, то ладно…

Настя покосилась на Олега, потом посмотрела на Аделаидку.

— Ты помнишь, я как-то рассказывала тебе о своем отце…

Та кивнула.

— У этой истории появилось продолжение.

— Я, пожалуй, пойду погуляю, — заявил Олег, поскольку порядочно устал от эксцентричного общества, — поброжу по Москве, словом, поговорите без меня.

— Только возвращайтесь, — проворковала Аделаидка, — без вас нам будет скучно. И не забудьте, когда будете возвращаться, сказать лифтерше, в какую квартиру вы идете.

Олег шагал по улицам Москвы, разглядывая пеструю толпу на Красной площади, толкался в ГУМе и наслаждался. Он совершенно забыл, какие дела привели его сюда. Раньше он был в Москве всего лишь раз, да и то в детстве. Только ради этих улиц, площадей, этой разноликой толпы, да просто ради вкуснейшего мороженого, шесть разных сортов которого он уже попробовал, стоило приехать сюда.

Уже стало темнеть, когда Олег отправился в обратный путь. Он легко нашел нужный дом, назвал бдительной лифтерше, которая продолжала читать «Нью-Йорк тайме», номер квартиры Аделаидки.

Открыли ему сразу.

— Нагулялся? — спросила Настя.

— Ну, как вам Москва? — поинтересовалась Аделаидка. Олег был снова накормлен, а потом подружки уединились, и он от нечего делать стал бродить по огромной квартире, поражаясь ее размерам.

«Неплохо живут, — констатировал он без всякой зависти, — интересно, кто родители Адела-идки? Наверно, важные шишки, так сказать, высший свет».

— Олег, — позвала Настя, — иди к нам! Юноша послушно явился на зов.

— Мне Анастасия рассказала о ваших похождениях, — сообщила Аделаидка, — очень интересно, прямо как в детективе. А я вот ничего подобного не испытывала, — сокрушенно вздохнула она.

— Неужели, — решил поддеть ее Олег, — а я было с первого раза решил, что вы — чрезвычайно искушенная девушка.

— Это только кажется, — состроила гримаску Аделаидка.

— А ваше увлечение магией? Кстати, какую вы предпочитаете: белую или черную?

— Мне ближе белая, — заявила Аделаидка, — но и черной я не гнушаюсь. Заговоры приворотные знаю, порчу могу напустить.

Настя засмеялась:

— Она, так сказать, самоучка. С себе подобными общается мало.

— А что, — заинтересовался Олег, — есть какие-то объединения по магическим интересам?

— Ну как же, — откликнулась Аделаидка, — шабаши, неужели не слыхали? Именно там мы и встречаемся друг с другом. Кстати, шабаш состоится довольно скоро — на Иванов день.

— И как же вы добираетесь на шабаш, на метле?

— Кто на чем, транспорт роли не играет, главное — присутствие.

Серьезно ли она или по своему обыкновению играет? — старался понять Олег. Он вспомнил рассказы прорицателя про сатанистов. Неужели это правда? Может быть, она что-нибудь знает?

— А если серьезно? — спросил он. — Существуют ли объединения людей, интересующихся черной магией?

Аделаидка покосилась на него, пожала плечами.

— В основном занимаются на любительском уровне, вроде меня. Достают старые книги по оккультизму, переводят привезенные с Запада…

— Это все игра, — вступила в разговор Настя.

— Игра не игра, — возразила Аделаидка, — а шабаши организуем.

— Да, — не унималась Настя, — только они очень напоминают туристские сборища, разве что вы там голые скачете.

— Кому, может, и напоминают, а кто и от страха дрожит. Вообще-то она отчасти права, — хмыкнула Аделаидка, — все это, конечно, туфта, но слышала я, вроде есть настоящие сатанисты. Только они очень хорошо законспирированы.

Не знаю: правда ли это или очередная болтовня? А что настоящие ведьмы есть, это истинная правда, но с нами они не общаются. Раньше почти в каждой деревне были и теперь кое-где остались, но разговоришь их только — смотрят на тебя и смеются: «Да ты что, девонька, в своем ли уме?!» Тут и так и сяк… мол, я своя… В ответ лишь хохот.

Правда, одна бабушка со мной разговорилась: «Своя, говоришь, ну прочитай какой заговор».

Я давай читать заговор оборотня: «На море на океане, на острове на Буяне, на полой поляне светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкий дол. Около пня ходит волк мохнатый…» — ну и так далее. Слушала она, слушала, а потом и говорит: «Ты эти словеса в книжке вычитала». Плюнула. И толковать больше не стала, ни в какую. — Аделаидка усмехнулась: — Нет у нас преемственности поколений. Только и поговорить можно, что с себе подобными.

— Та-ра, ту-ру, туристы, — поддразнила ее Настя.

— Ну и пусть, — не обиделась та, — сама до всего дойду. Зато у меня колдовские реликвии есть.

— Ну покажи свои реликвии, — попросила ее Настя. Аделаидка раскрыла шкаф и достала большой обклеенный черным бархатом ящик, на бархат были нашиты вырезанные из желтого шелка магические знаки. Она достала из ящика какие-то покрытые перьями отростки.

— Лапы филина, — пояснила, — оберегают от сглаза и колдовства. А вот зубы волка для той же цели. Их носят на шее. А это вот, — она вытащила из ящика большой корень, напоминающий фигурку человека, — мандрагора, первейшее колдовское средство, нужно уметь с ним обращаться, а без умения может вызвать сумасшествие.

— Да у тебя целая коллекция, — усмехнулся Олег.

Аделаидка почувствовала насмешку.

— Все! Хватит! — заявила она. — Смеешься! Больше ничего не увидишь!

— Как хочешь, — Олег пожал плечами.

Но чувствовалось, что ведьмочка не показала свое главное сокровище и ей очень хочется это сделать. Она заглянула в свой ящик и стала там что-то искать.

— Ладно, — Аделаидка подняла на них глаза, — покажу вам самое главное, — и она достала из ящика человеческий череп.

Настя в испуге отпрянула.

— А-а! — крикнула Аделаидка. — Не по себе, голубушка, еще бы! Это череп великого колдуна. Видите, поверху идет как бы гребень — основная отличительная примета колдуна. А эта дыра — между глаз. Убит серебряной пулей! А цвет-то, цвет… Как мамонтовая кость! Ему лет двести, а может, и все триста.

— Дай-ка посмотреть, — попросил Олег. Аделаидка неохотно протянула сокровище. Без страха и гадливости взял Олег в руки то, что некогда вмещало в себя огромный мир, полный страданий и надежд, любви, ненависти, отваги и трусости. Провалы глазниц, казалось, смотрели на него из другого измерения и пытались что-то сказать, но что? Олег положил череп на ладонь левой руки, а сверху накрыл его правой. Потом попытался сосредоточиться.

53
{"b":"2094","o":1}