ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что состоится? Что кончено?

— Так ты решился? Олег молчал.

— Коли ты в своем университете интересовался жизнью пророков и прорицателей, — спокойно сказал старик, — даже писал, кажется, о них, то должен бы помнить, чем почти все они закончили. Пророк обречен на поражение. На гибель! Но главное — он обречен на забвение. А забвение хуже всего. Возьми Матвеева — кто о нем вспомнит. То же ждет и тебя. А идя рука об руку со мной, ты достигнешь больших высот. Давай, Вещий Олег, решайся.

— Все суета сует и всяческая суета, — неожиданно изрек Олег. — Все, что вы сказали, вроде правильно, но не по мне это. Может быть, вы и правы. Забвение — страшная вещь для того, кто знает больше, чем простой смертный, и все же у меня другая стезя.

— Что же, будешь ходить по Руси и проповедовать? — насмешливо спросил старик.

— Может быть, — ответил юноша. — Может быть…

В этот момент они услышали за окном какой-то шум.

— По мою душу приехали, — сказал старик. Выследили все-таки. Настя! — крикнул он. — Уходим!

Настя быстро вбежала в комнату.

— Нас арестовывать приехали, — сказал Олег. — Видать, на даче нечетко сработали? Нашли концы…

— Как же мы выберемся? — тоскливо спросила Настя.

— Да очень просто! Тут где-то должен быть небольшой чемоданчик. — Старик пошарил за буфетом. — Вот он. А больше ничего и не нужно. Можно уходить.

В этот миг в дверь забарабанили.

— Открывайте! — послышались грубые голоса.

— Отвори! — приказал Корытов Насте.

— Но как же?

— Ничего, открывай.

В дом ввалилось несколько человек в милицейской форме, за ними спокойно проследовал штатский.

— Ищите! — повелительно произнес он. — Они где-то здесь!

Корытов, Олег и Настя стояли почти рядом с поисковой группой, но та, казалось, их совсем не замечала.

Настя недоуменно посмотрела на Олега.

— Что это? — шепотом произнесла она.

Тот приложил палец к губам и показал на дверь — вперед! Они на цыпочках вышли из дома. Но, вот странность, на них никто не обращал внимания. Лишь один из стоящих во дворе милиционеров посмотрел в их сторону и сплюнул.

— Ишь котов развели! — произнес он сердито. — А ну брысь, проклятые!

— Он принял нас за кошек, — с изумлением произнесла Настя. — Что происходит?

— Нашли, нашли! — раздалось из дома. Там послышалась беготня, крики.

— Да они мертвые! — прокричали следом. — Те, кого надо было искать, они готовы! А больше в доме никого!

Старик неожиданно остановился и посмотрел на петуха на крыше. Потом он поднял обе руки ладонями вперед и вытянул их по направлению к дому.

Некоторое время ничего не происходило, потом из-за двери потекла маленькая струйка дыма.

— Тут что-то горит?! — закричали с улицы. Струйка превратилась в черный столб дыма.

Огонь мгновенно охватил ветхое строение. Люди с криками забегали по двору. Все это напомнило муравейник, в который ткнули головню.

Пожар охватил все строение, а они все смотрели на огонь.

— Кто же это? — переведя дыхание, спросила ничего не понимающая Настя. — Почему они нас не заметили? Ведь мы прошли прямо рядом с ними.

— Я сделал так, что они приняли нас за кошек, — спокойно ответил Корытов.

— За кошек?!

— Ты же ведьма, — Олег засмеялся, — а задаешь странные вопросы. Привыкай. Мастер и не то умеет.

Через некоторое время они сидели в каком-то чахлом скверике на полуразвалившейся скамейке.

— Итак, спрашиваю в последний раз, — обратился Корытов к Олегу. — Ты с нами?

— Нет! — твердо сказал тот. — Я сам по себе.

— Ну… как знаешь.

— А ты, Настя, — спросил Олег, — пойдешь со мной?

Девушка жалобно посмотрела на него.

— Куда?! — спросила она.

— Я и сам не знаю.

Настя оглянулась на старика.

— Конечно, иди с ним, — равнодушно сказал тот. — Будете вместе бродить по свету, проповедовать. Он вроде как Иисус, а ты при нем как Мария Магдалина. Постепенно учениками обрастете, последователями… Но рано или поздно появится среди вас и свой Иуда. И повиснешь ты, Олег, на кресте. Все повторяется. Так что ступай, девочка, может, и обретешь святость.

Настя тоскливо смотрела себе под ноги.

— Ну же? — позвал Олег.

— Ты знаешь, — почти шепотом произнесла она. — Я остаюсь. Я не создана для такой жизни… Я…

Олег резко повернулся и, не оглядываясь, пошел прочь. И в этот момент он вдруг почувствовал, как ноги не слушаются его. Он зашатался и упал на пыльную дорожку скверика. Олег попытался подняться, но ничего не получилось. Что за дьявол? Позади он услышал шаги, и рядом с ним очутился Корытов.

— Ну вот, — насмешливо сказал он. — Тебя даже ноги не слушаются. Слабы у тебя ноженьки, а еще хочешь по Руси пройти. Ничего у тебя не выйдет. Поднимайся!

Олег поднялся.

— Еще раз попробуй, — ехидно посоветовал Корытов.

Олег вновь шагнул и снова упал. Ноги были словно чужие. Он совсем их не чувствовал.

— А ну-ка снова шагни!

Олег попробовал сделать пару шагов. Теперь все получилось. Он недоуменно оглянулся на старика. И снова шагнул, и вновь упал.

«Что происходит? — ужаснулся Олег. — Не иначе это шутки Корытова».

— Мои, мои, — подтвердил старик. — Вот видишь, никуда ты от меня уйти не можешь. Так что побредем по Руси вместе. Я, во всяком случае, знаю, куда именно нужно брести.

— Никуда я с вами не пойду, — сидя на земле, зло сказал Олег.

— Не только пойдешь, поползешь… Давай проверим. Ползи.

Старик пошел прочь, а какая-то неведомая сила словно толкнула Олега следом за ним. Он сделал несколько ползущих движений вслед за стариком.

Настя с ужасом наблюдала за происходящим.

— Так нет же! — Олега охватила слепая ярость. Все в голове закружилось, и он сел, обхватил ноги руками и постарался не двигаться.

— Ползи!!! — вновь приказал старик.

Но Олег продолжал сидеть на земле без движения.

— Ползи!!! — кричал старик. Он подбежал к Олегу и вперился в него жутким неподвижным взглядом.

Олег молча встретил этот взгляд. Ему показалось, что страшная сила проникает в каждую клеточку его тела и тянет, и тянет к себе. Его ломало и корежило. Неожиданная боль поразила до кончиков пальцев. Точно миллионы раскаленных игл впились в кожу, невидимые сверла буравили кости, вгрызались в спинной мозг, острейшие клещи вытягивали нервы. Олег издал страшный вопль.

— Ползи!!! — повторил старик.

Но среди оглушающей боли вдруг возникла и окрепла мысль, что можно противостоять, что он выдержит.

Сознание юноши на мгновение как бы распалось, а потом, воскреснув, сконцентрировало в себе всю мощь дара. Олег сосредоточился и нанес ответный удар. Боль вроде бы стала ослабевать.

Старик с изумлением посмотрел на него.

— О! — выдохнул он. И нельзя было понять, чего в этом возгласе больше: удивления, ярости, боли?

Новый удар обрушился на Олега, но теперь он перенес его легче, а может, невидимое поле смягчило удар. Олег взглянул на лицо старика и увидел, что на нем выступил кровавый пот. Капли его появились на лбу, на подбородке. Из носа потекла струйка крови. Глаза Корытова, еще минуту назад сверкавшие, как угли, стали тускнеть. Олег собрал оставшиеся силы и вновь ударил.

Кровь обильно хлынула из ноздрей и ушей старика. Он зашатался. Боль в теле юноши мгновенно прошла. Старик сел в пыль напротив Олега. Со стороны это, должно быть, казалось смешным: два человека сидят друг против друга на пыльной дорожке сквера. Но старик оставался в таком положении недолго. Он почти тотчас повалился навзничь.

— Дай руку! — прохрипел он Олегу. Олег невольно поднялся и протянул старику руку. Тот дрожащими пальцами ухватил ее, и Олег почувствовал такой страшный удар, что на мгновение потерял сознание. Когда же он пришел в себя, то увидел, что бездыханный Корытов лежит на дорожке, а возле него на коленях стоит Настя, и по лицу ее текут слезы.

«Все кончено, — понял Олег. — Я победил».

«Победил ли? — раздался в мозгу голос Коры-това. — А может быть, победил все-таки я? Моя сила перешла к тебе, но вместе с ней перешло и мое сознание, моя воля». И злобный старческий хохот раздался у него в голове.

76
{"b":"2094","o":1}