ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты хорошо знаешь Лотту, Десси?

Девочка облизала жирные губы, подобрала крошки.

– Лотта часто приходила.

– Но я не видел ее с… – Он замолчал: не хотелось вспоминать о смерти Кати.

– Она приходила ко мне в поле, и мы разговаривали. Мне кажется, она боялась тебя – и папы. А мне всегда приносила что-нибудь вкусное. Говорила, что хочет подарить мне платье, розовое платье. Мне очень хочется иметь розовое платье, Дарди. А Лотта мне нравится. Она хорошая. Хорошая внутри.

Десси пригладила края своего нового шарфа.

– Она боится своего папы. Он злой. Однажды он пришел, когда она была со мной, и очень, очень рассердился. Вырезал ножом палку и побил Лотту. Она велела мне быстрее убегать, и я послушалась. Он очень плохой человек, Дарди. Я его тоже боюсь. Он не придет за нами?

– Нет.

Он уговорил Десси снова уснуть, а когда она проснулась, понял, что должен отдохнуть сам – и немедленно. Велел следить за деревом и разбудить его, если кто-то покажется. И сказал девочке, что от этого зависит их жизнь.

Солнце садилось, когда он очнулся от беспокойного, полного кошмаров сна. Десси тихо сидела рядом, ее маленькое серьезное лицо было обращено к тропе. Когда он шевельнулся, она оглянулась.

– Был только кролик. – И показала на след. – Никаких людей, Дард. А хлеба не осталось? Я есть хочу.

– Конечно. – Он выполз из убежища, потянулся и развернул остатки подарка Лотты.

Несмотря на слова о голоде, Десси ела медленно, словно наслаждаясь каждой крошкой. Быстро темнело, хотя на небе еще были видны красные полосы. Сегодня они еще должны оставаться здесь, но завтра? Если возвращение ружья в амбар не остановит поиски, завтра беглецам придется уходить.

– Снова пойдет снег, Дарди? Он посмотрел на небо.

– Не думаю. Хотелось бы.

– Почему? Когда снег глубокий, трудно идти. Он попытался объяснить.

– Потому что когда снег, на самом деле теплее. Ночью слишком холодно… – Он не закончил предложение, обхватил Десси рукой и втянул в убежище. Она заворочалась, устраиваясь поудобнее, потом выпрямилась.

– Кто-то идет. – Он почувствовал на щеке ее теплое дыхание. Он тоже услышал легкий скрип наста под ногами. И положил руку на рукоятку ножа.

3. Обитатели ущелья

Он был низкого роста, этот пришелец; Дард выше его по меньшей мере на четыре дюйма. Юноша почувствовал себя настолько спокойно, что выбрался из убежища. Он смотрел, как уверенно приближается незнакомец. Словно точно знает, сколько шагов отделяет его от цели. Одежда у него, насколько можно разглядеть в полутьме, такая же рваная и заплатанная, как у самого Дарда. Это не лендсмен и не разведчик миротворцев. Только человек, у которого нет «карточки доверия», может выходить в таком виде. Это означает, что он «ненадежен», он вне закона, как любой техник или ученый.

Незнакомец неожиданно остановился перед деревом. Но не протянул руку к дуплу. Напротив, наклонившись, принялся разглядывать оставленные Лоттой следы. Но наконец пожал плечами и поднял руку к дуплу.

Дард шевельнулся, и незнакомец тут же развернулся, полуприсев. На его бородатом лице блеснули зубы, а в руке тоже что-то блеснуло – металл.

Но он не издал ни звука, и тишину нарушил Дард.

– Я Дард Нордис!

– Да? – Одно-единственное слово повисло в воздухе. Дард почувствовал, что перед ним опасный человек, гораздо более опасный, чем Хью Фолли и все подобные ему грубияны.

– Не расскажешь ли, что случилось? – спросил человек.

– Облава минувшей ночью, – лаконично ответил Дард; первоначальное облегчение при виде этого человека покинуло его. – Нам показалось, что мы спрятались. Я пришел сюда, чтобы передать это послание Ларса. – Он указал на тряпку. – А когда вернулся. Ларе был мертв. Его убил сосед. Он, наверно, и миротворцев вызвал. Поэтому мы с Десси пришли сюда и стали ждать вас.

– Миротворцы! – человек словно плюнул. – А Ларе Нордис мертв! Да, большое несчастье, очень большое. – Он не пытался убрать свое оружие. Оно напоминало ручной станнер, но кое-какие особенности в его устройство говорили, что это гораздо более смертоносное оружие.

– И что же мне с вами делать? – Человек сделал один-два шага в сторону Дарда.

Дард нервно облизал губы. Он не подумал о том, что без Ларса загадочное подполье может не пожелать обременять себе подростком и маленькой девочкой. В жизни людей, объявленных вне закона, царствует мрачная целесообразность, и никому не нужны лишние рты. У него надежда только на одно…

Ларе так внимательно отнесся к его рисунку и словам, так настойчиво просил запомнить. Наверно, в этих рисунках и цифрах зашифровано какое-то важное открытие. И он должен добиться, чтобы незнакомец поверил в важность его сообщения. Возможно, это их пропуск в подполье.

– Ларе закончил свою работу. – Дард заставлял себя говорить небрежно. – Я думаю, вас интересуют результаты…

Голова человека дернулась. На этот раз он убрал свое странной формы оружие.

– Ты знаешь формулу?

Дард воспользовался возможностью и коснулся своего лба.

– Вот здесь. Я сообщу, когда меня отведут к нужным людям.

Посыльный пнул комок снега.

– Путь долгий – назад в горы. Припасы у тебя есть?

– Немного. Я буду говорить, когда мы окажемся в безопасности.., когда Десси будет в безопасности…

– Не знаю.., ребенок.., дорога очень трудная…

– Мы выдержим, – пообещал Дард, хотя сам уверенности не испытывал. – Но лучше выступать немедленно; возможно, за нами будет погоня.

Человек пожал плечами.

– Ну, хорошо. Идемте, вы двое.

Дард протянул ему рюкзак с припасами и взял Десси за руку. Ни слова не добавив, человек повернулся и пошел назад тем же путем, каким пришел; Дард и Десси пошли за ним, стараясь держаться прежнего следа.

Шли они всю ночь. Вначале Дард вел Десси, потом понес ее, пока после очередной остановки проводник не сделал ему знак и не поднял Десси на сове плечо, предоставив Дарду брести сзади без груза. Они изредка отдыхали, но всякий раз Дард не успевал восстановить силы и постепенно приходил в отчаяние. Посыльный казался ему неутомимой машиной, он шагал, как робот, шел по местности, следуя каким-то только ему ведомым ориентирам.

На рассвете они оказались у вершины подъема. Дард с трудом, тяжело дыша, поднимался по крутому склону; поднявшись, он увидел, что проводник и Десси ждут его там. Мужчина пальцем показал на седловину между вершинами.

– Пещера.., лагерь… – он лаконично произнес эти два слова и опустил Десси. – Сможешь идти сама? – спросил он у нее.

– Да. – Она взяла его за руку. – Я хорошо поднимаюсь. Он слегка улыбнулся; казалось, мышцы этого плотно сжатого рта давно отвыкли улыбаться.

– Конечно, сестренка.

Пещера оказалась очень глубокой. Узкий вход не позволял догадываться об обширности помещения, которое открывалось, когда протиснешься внутрь. Проводник достал с карниза у входа переносной ящик, а оттуда фонарик. Луч осветил помещение, и Дард понял, что это место часто используется подпольщиками в качестве лагеря. Он опустился на постель из листьев и смотрел, как их проводник поворачивает шкалу на черном ящичке. Через несколько секунд юноша ощутил исходящее от ящичка тепло. Это оборудование свободных ученых – и потому самая страшная контрабанда. У Дарда сохранились смутные воспоминания о таких средствах комфорта, которые существовали до чистки.

Десси довольно вздохнула и свернулась поближе к этому чуду. Она сонными глазами смотрела, как владелец чуда раскрыл банку с супом и налил ее полузамерзшее содержимое в кастрюлю. Кастрюлю он поставил на крышку нагревательного устройства. Порылся в мешке с припасами Дарда и хмыкнул при виде жалкого набора.

– У нас не было времени на сборы, – сказал Дард, раздраженный невысказанным презрением незнакомца.

– А что их привело к вам? – спросил этот человек, сидя на корточках. Он снял свое странное оружие, проверил заряд и заглянул в ствол.

– Кто знает? Там был лендсмен, он давно хотел получить нашу ферму. Это он застрелил Ларса.

6
{"b":"20941","o":1}