ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Линда лишилась дара речи, настолько ее поразили слова сестры. Значит, Джеймс с ее сестрой никогда не были…

Энн хотела, чтобы он стал первым мужчиной в ее жизни. Несколько месяцев она уделяла ему очень много внимания. Но потом стало очевидно – Джеймсу она совершенно не интересна.

Между Джеймсом и Линдой также ничего не было с того самого вечера. Тогда он доказывал, что они вполне могут наслаждаться физической близостью друг друга. Не то чтобы она хотела его объятий, не то чтобы очень… Боже! Ведь сейчас она себе лгала. Как она была взволнована тогда! Как удалось ее взволновать человеку, которого она ненавидела! Это пугало…

– Можешь не трудиться отвечать, я знаю, это так, – хихикнула Энн, поднимаясь. – Мне пора одеваться, сегодня вечером мы с Мейсоном кое-куда идем. Позволь мне дать один совет, – добавила она, – расскажи поскорее о своей помолвке матери, иначе от неожиданности она может упасть в обморок.

И Энн поспешила из комнаты.

Дверь клетки захлопнулась, щелкнула задвижка, и уже не будет никакой возможности выбраться.

– А что такое помолвка, мама?

Невинный голосок прервал размышления Линды. Значит, Мэнди все же услышала их разговор. А ведь казалось, она полностью поглощена своими делами. О чем еще они говорили с сестрой?… Ох, нет!

– Почему дядя Джеймс хочет тебе что-то подарить? Он хочет что-то подарить тебе на Рождество?

Линда облегченно рассмеялась, радуясь, что только это заинтересовало ее дочь. Могло быть намного хуже.

– Да, дорогая. – Она обняла девочку. – Это именно так!

Вскоре появилась мать. Слава богу, она, судя по всему, ничего не знала о возможной помолвке. Сестра, видимо, проявила немного такта, решив не волновать мать. А может быть, она ничего не сказала, потому что Джеймс был начальником Мейсона. О боже, она становилась такой же циничной, как Джеймс. Надо радоваться, что пока никто еще в полной мере не осознал, насколько будущее их семьи зависит от Джеймса…

Хорошо, что Энн промолчала – Линда вела с матерью спокойную беседу о пустяках. По-настоящему озабочена была только Мэнди, которая со всевозрастающим волнением ждала Деда Мороза.

Однако мать не удержалась и попыталась перед их уходом выяснить, почему все-таки они не хотят остаться у нее на Рождество, а предпочитают встретить праздник одни.

Совершенно бесполезно в который раз объяснять, что если она останется здесь, то будет вспоминать прошлое Рождество, когда и Стив, и ее отец были живы. Какой прекрасный был тогда праздник…

Линде совсем не хотелось видеть сейчас Джеймса, но он уже ждал ее. Она ставила сою машину на одно и то же место, поэтому всегда можно было определить, дома она или нет. «Ведь он знал, что мы не вернулись, тем не менее вышел из машины и позвонил в дверь», – раздраженно подумала она. А Кэрол, не задумываясь, впустила его. Она уже привыкла к его посещениям.

Они с Мэнди, открыв дверь своим ключом, вошли в дом. Из гостиной доносились голоса – Кэрол разговаривала с Джеймсом.

– Дядя Джеймс! – побежала к нему через комнату Мэнди.

На столе стоял поднос с чашкой и дымящимся чайником. Значит, Джеймс приехал недавно.

– Я принесу вторую чашку и молоко для Мэнди. – Кэрол улыбнулась и, выходя, взъерошила волосы Мэнди.

Линда напоила дочь чаем еще до того, как они поехали к матери, зная, что, когда они вернутся, скорее всего она будет возбуждена и у нее пропадет аппетит.

– А вот и я! – Кэрол быстро вошла в комнату, неся еще одну чашку и стакан молока. И то и другое, наверное, уже давно дожидалось на кухне.

Линда благодарно улыбнулась ей и собралась заговорить, но ее перебила Мэнди.

– Дядя Джеймс, а какую вещицу ты собираешься подарить маме на Рождество?

Услышав вопрос, Линда судорожно глотнула воздух.

Итак, у матери она напрасно теряла время, пытаясь отвлечь Мэнди от этой темы. У нее ровным счетом ничего не вышло. Просто Мэнди решила подождать встречи с Джеймсом и попросить объяснения у него, раз мать не могла или не хотела ничего рассказывать.

Мэнди вопросительно глядела на Джеймса, устроившись у него на коленях.

– Не смотри на меня так! – Линда поймала на себе его взгляд.

Кэрол поспешила извиниться и уйти под предлогом обеда. В дверях она остановилась, вопросительно посмотрела на Линду и наконец вышла, осторожно прикрыв за собой дверь.

– Мэнди услышала разговор тетушки Энн, – сказала Линда так, словно это все объясняло.

Действительно, судя по выражению лица, ему все стало ясно! Он с улыбкой глядел на прижавшуюся к нему Мэнди.

– Видишь ли, я хочу ей подарить… Эй! – Он, играя, нажал на ее курносый нос, как на кнопку. – Если я тебе сейчас все расскажу, то на Рождество не получится сюрприз для твоей мамы.

Мэнди вздохнула, плотно сжала губы и виновато посмотрела на Джеймса. Такая причина была вполне понятна.

Кажется, Джеймс знал, что Энн мне все расскажет, раздраженно подумала Линда. Почему ей так показалось? Нет, просто у нее сейчас путались мысли, она была не в состоянии трезво мыслить.

– Я не хотела, – виновато произнесла Мэнди, – не надо…

– А почему ты до сих пор не выпила свое молоко и мне приходится об этом напоминать? – сердито спросил Джеймс. – Давай-ка! А потом перед сном мы все вместе поиграем в «Мышеловку»: пока Кэрол будет готовить нам обед.

– Не хочу спать! – запротестовала Мэнди. – Я…

– Конечно, ты можешь попробовать сегодня не спать и увидеть Деда Мороза, который принесет тебе подарки.

Мэнди задумалась.

– Да? Можно попробовать?

Конечно, Линда надеялась, что этого не случится. Она не могла дождаться, пока Мэнди ляжет и уснет, чтобы заняться подарками для нее. Ей по-прежнему тяжело было смотреть на близость дочери и Джеймса. Можно подумать, Джеймс здесь уже жил и они близкие родственники.

– Я пойду поищу игру. – Линде было просто необходимо выйти из комнаты хотя бы на несколько минут.

Джеймс увидел ее растерянный взгляд и, как ей показалось, усмехнулся. Словно ему было известно, какое отчаяние она сейчас испытывает: все, даже время, против нее.

Выйдя в коридор, молодая женщина закрыла за собой дверь и обессиленно прислонилась к ней. Как все это вынести? Как?!

– Давай я просто отдам тебе свои акции? Десять процентов моего отца.

Мэнди уже была в постели, хотя, конечно, не спала – ждала Деда Мороза.

Джеймс сидел, расслабившись после обеда в кресле напротив Линды.

– Ведь это именно то, чего ты хочешь.

Интимная обстановка в вечерней гостиной около камина совершенно не соответствовала настроению Линды. Ее нервы были натянуты как струны.

– Я хочу также позаботиться о Мэнди, – ответил он. – Твои десять процентов будут свадебным подарком.

Она резко поднялась.

– А взамен я получу твое молчание, – презрительно произнесла она. – Похоже, этот обмен невыгоден для меня!

Его глаза зловеще сузились, хотя он по-прежнему расслабленно сидел в кресле.

– Ты получишь намного больше и прекрасно знаешь об этом.

У семьи останется финансовая независимость. Он обеспечит будущее Мэнди, чего она желала еще больше, чем он. Станет ли он хоть чуть-чуть добрей, если рассказать, как все было на самом деле? «Нет», – ответила она сама себе. Она уже слишком хорошо знала Джеймса и понимала, он даже не станет вникать в ее объяснения. В его представлении она просто какая-то злодейка. Непонятно почему, но ему очень хотелось видеть ее такой. Это был факт, с которым приходилось считаться.

– Я жду твоего ответа, черт возьми! – раздраженно произнес он. – Сейчас же! Я и так уже жду слишком долго!

Она опустила глаза, чувствуя, что загнана в угол. Хмуро спросила:

– Почему ты хочешь жениться на женщине, которая тебя не любит…

– Любовь! – с презрением повторил сидящий напротив нее Джеймс. – Однажды мне показалось, что я влюбился! Я быстро понял, что если даже любовь и существует, то это быстро проходящее чувство. Чувство…

– Ты ошибаешься. – Она покачала головой. – Ты очень ошибаешься! Любовь – это все! – Она всплеснула руками. – Любить и быть любимой, что может быть лучше! Тогда весь мир начинает сверкать новыми красками, наполняется смыслом, начинает радовать…

11
{"b":"20942","o":1}