ЛитМир - Электронная Библиотека

Нора Робертс

Танцы с огнем

Брюсу –

за то, что понимает меня и любит несмотря ни на что.

Nora Roberts

CHASING FIRE

Copyright © 2011 by Nora Roberts

This edition published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency

© Файнштейн И., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Первый удар

Что, словно хворост,

вспыхнут и сгорят…

Уильям Шекспир. Генрих IV. Перевод Е. Бируковой

Глава 1

Ураганный ветер как игрушку швырял маленький самолет, тщетно пытавшийся найти в безумном вихре устойчивый воздушный поток. Длинные языки пламени прорывались сквозь густой дым, окутавший горную гряду Биттеррут, и тянулись к наглецу, чтобы нанести решающий удар.

За ослепительным представлением Мамаши Природы следила, развернувшись к иллюминатору, голубоглазая, коротко стриженная блондинка. Через несколько минут она окажется там, внизу, в свихнувшемся мире нестерпимого жара, коварного пламени и удушающего дыма, вооруженная лопатой и пилой, упорством и хитростью. И это будет уже не спектакль, а война, в которой одна цель – победа.

Роуан Трипп привыкла не обращать внимания на тошнотворный холодок в животе, пульсирующий в такт дрожанию самолета. Она летала на самолетах всю свою жизнь, а с восемнадцати лет каждый сезон сражалась с лесными пожарами, и половину последних восьми лет прыгала в пламя с парашютом. Добиться этого было непросто. Чтобы стать Зули, пожарным-парашютистом Мизулы, пришлось упорно учиться и тренироваться, теряя счет кровавым ранам и ожогам, превозмогая боль и изнеможение.

Роуан вытянула длинные ноги – удобнее не устроиться в заставленном контейнерами салоне, – покрутила плечами, занемевшими под тяжелым ранцем. Сидевший рядом напарник напряженно смотрел в иллюминатор, выстукивая пальцами на бедре быстрый ритм.

– Ну и разозлилась же эта огненная стерва.

– Мы злее, – откликнулась Ро.

Джим ослепительно улыбнулся.

– Кто спорит?

Нервничает. Ро физически ощущала, как он нервничает. Джим Брейнер заканчивал свой первый сезон, но до сих пор подначивал себя перед каждым прыжком. Некоторые так никогда и не избавлялись от нервозности, другие спокойно засыпали в самолете, пытаясь выспаться впрок.

В этот раз Роуан прыгала первой, Джим – сразу за ней. Если ему требуется дружеский пинок для рывка, пожалуйста, никаких проблем.

– Надерем задницу огненной ведьме. Первая настоящая схватка за всю неделю. – Ро слегка ткнула напарника локтем. – Не ты ли говорил, что сезон закончен?

Джим все отбивал пальцами какой-то внутренний ритм.

– Не-а, то был Мэтт, – перевел он стрелки на брата и снова широко улыбнулся.

– В Небраске все сельские парни такие находчивые? Кажется, у тебя завтра свидание с горячей девчонкой.

– У меня все девчонки горячие.

Кто бы сомневался. Роуан своими глазами видела, как женщины липли к нему в те вечера, когда отряд вырывался в город. Джим пытался приударить и за ней секунды через две после того, как прибыл на базу, правда, получив от ворот поворот, совсем не обиделся. У Ро было твердое правило: не крутить романов в команде.

Если бы не это правило, возможно, она и не устояла бы перед искушением. У Джима было такое открытое, простодушное лицо, такая неожиданно вспыхивающая улыбка и озорные искры в голубых глазах… Просто ради забавы, чтобы безобидно выпустить пар, можно было бы и попробовать. Для серьезных отношений – даже если бы она искала серьезных отношений – Джим совершенно не годился. Хотя они были одногодками, Джим словно не успел повзрослеть и, как ни старался казаться крутым, сохранил наивность, лишь прибавлявшую ему очарования.

– Кто из девчонок отправится спать в печали и одиночестве, если танцы с ведьмой тебя задержат? – спросила Ро.

– Лусилл.

– А, та смешливая крошка.

Его пальцы все барабанили и барабанили, теперь по колену.

– Она умеет не только смеяться.

– Ты просто кобель, Ромео.

Джим откинул назад голову и отрывисто залаял с самым серьезным выражением лица.

– Смотри, чтобы Долли не прослышала о твоих похождениях, – рассмеялась Ро.

Роуан, как и вся база, знала, что Джим с начала сезона усердно трахает одну из поварих.

– С Долли я могу справиться. – Его пальцы забарабанили быстрее. – Я с ней справлюсь.

Роуан почувствовала неладное. Вот почему умные люди не трахаются там, где работают.

Она снова подтолкнула Джима локтем. Эта беспокойная дробь ее раздражала.

– Все в порядке, Фермер?

Джим посмотрел ей в глаза и тут же отвел взгляд. Его нога дернулась под нервно барабанящими пальцами.

– Никаких проблем. Мягкое приземление, как обычно. Я просто должен преподать урок огненной суке.

Роуан накрыла ладонью отбивающие нервный ритм пальцы.

– Джим, ты только не отвлекайся.

– Разумеется. – Он снова посмотрел вниз. – Ишь ты, разбушевалась. Мы заставим ее поджать хвост. И завтрашний вечер я проведу с Лусилл.

Ну, это вряд ли. Судя по тому, что Роуан видела в иллюминаторе, потеть им придется не меньше двух суток. И то если все пойдет, как задумано.

– Только не горячись, Фермер.

– Я холоден, как лед.

Крепко сбитый ветеран, Картежник, прозванный так за то, что никогда не расставался с колодой карт, протиснулся в заднюю часть самолета между грудами снаряжения десятка парашютистов. Роуан кивнула ему.

– Порядок.

Картежник прицепил вытяжной фал подвесной системы своего парашюта к металлическому тросу и выкрикнул:

– Берегите шмотки.

Роуан и без предупреждения уже обхватила рукой свой груз. В распахнутую дверцу люка ворвался шквальный ветер, принеся с собой дым и запах гари. Картежник потянулся за пристрелками. Роуан надела шлем, застегнула ремешок, поправила защитную маску и стала следить за причудливым танцем разноцветных пристрелок на фоне дымного неба. Длинные ленты, подхваченные турбулентным потоком, завились спиралями к юго-западу, дернулись вверх, затем вниз и исчезли в густых кронах.

– Правее! – крикнул Картежник в шлемофон, и пилот повернул самолет.

Ветер играючи подхватил вторую партию пристрелок. Ленты скрутились, раскрутились и упали на крохотную поляну среди деревьев – площадку приземления.

– Джим, створ ветра проходит через ручей к деревьям и пересекает площадку, – пояснила Роуан.

Картежник и пилот еще чуть подправили курс, и воздушный поток подхватил очередную партию пристрелок.

– Хаотическая турбулентность, – добавила Ро.

– Да вижу я. – Джим вытер губы тыльной стороной ладони, надел шлем, опустил маску.

– Выходи на три тысячи футов, – громко скомандовал пилоту Картежник.

Высота выброски. Роуан встала, поскольку была ведущей в первой связке, оглянулась.

– Снос около трехсот ярдов, – крикнула она Джиму. – Держись против ветра.

– Я не новичок.

Он улыбнулся уверенно, даже нетерпеливо. И что-то промелькнуло в его глазах, но так быстро, что Ро не успела понять, а разбираться не было времени. Картежник уже занял место выпускающего справа от дверцы.

– Готовы?

– Готовы, – подтвердила Ро. – Цепляйся. – Роуан защелкнула карабин вытяжной стропы парашюта. – Исходное положение!

Плюхнувшись на пол, Ро свесила ноги в коварный воздушный поток, отклонилась назад. Все вокруг ревело. Под ее ногами дрожало золотисто-кровавое зарево.

Она осталась наедине с ветром и пламенем. Приятное возбуждение и страх не заставили себя ждать. Эта гремучая смесь чувств каждый раз охватывала ее перед прыжком, но так и не перестала удивлять.

– Следила за пристрелками?

– Да.

– Площадку видишь?

Ро кивнула, мысленно повторяя полет разноцветных пристрелок.

1
{"b":"209583","o":1}