ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы заказывали только кофе! – раздраженно произнес Альберт.

– Вода, – пояснил официант, – бесплатно. – Он откровенно издевался. – А мороженое? К кофе обязательно полагается мороженое. Пломбир, ананасовое, «кокосовый аромат»? А может быть, фирменное – «Рио де Оро»?

– Два «Рио де Оро», – сказала Женя.

Официант унесся прочь, но тут же вновь появился. На подносе стояли две цветные вазочки, наполненные разноцветной смесью. Он щелкнул зажигалкой, и в каждой вазочке зажегся крохотный огонек.

– На здоровье. А к мороженому хорошо сухой баккарди.

– Давайте баккарди, – откликнулась Женя.

– Послушай, друг! – остановил Альберт. – Ты, часом, не видел Леонардо?

– Кого? – подобрался официант.

– Леонардо. Дружок мой. Часто здесь бывает.

– Такого не знаю, – холодно промолвил официант. – Значит, два баккарди?

Парень в пестром одеянии подошел к бармену и что-то тихо ему сказал, указывая на Женю и Альберта. Теперь все трое, включая и атлетического парня, смотрели на их столик. Бармен пожал плечами. Официант подскочил к столику и поставил два запотевших бокала, в которых позвякивал лед.

– Ваш баккарди.

– А Леонардо?

– Я же сказал: такого не знаю!

– А он? – Альберт кивнул на бармена.

– Сами и спросите!

– Спросим.

Официант хмыкнул.

– Ребята… – он, видно, хотел продолжить фразу, но передумал.

Женя попробовала кофе. Действительно отличный. Она зацепила ложечкой мороженое и отправила в рот. Высший класс!

Атлетический отделился от стойки и бесцеремонно уселся за их столик.

– Про Юрку спрашивал?

– Про Леонардо?

– Именно. Зачем тебе он?

– Долг хочу отдать.

– Сколько?

– А тебе какое дело?!

– Фу, как грубо! – Парень презрительно оглядел Альберта. – Кофе допил?

– А что?

– Допьешь и сваливай.

– Почему это?

– Чтобы здоровью не повредить.

– Ребята!.. – укоризненно сказала Женя.

– Ты не встревай! – Атлетический бросил цепкий взгляд на Женю.

– Привет, мальчики! – раздалось с порога. Голос был полузнакомый.

Женя обернулась. Горшкова, она же Ангел.

– Тихо у вас, – продолжала Ангел, – народу… – Она заметила Альберта и Женю. – А, мусорня!

Атлетического словно подбросило. Он поспешно ретировался к стойке.

– Вы, ребята, здесь по делу или кайфуете? – спросила Горшкова, поравнявшись со столиком.

– Леонардо ищем, – сообщил Альберт.

– Леонардо? Это кто же такой? Как бы вспомнить… Юрка! Не видать что-то хлопца. А на кой он вам?

– Алла, иди-ка сюда! – позвал бармен.

– Пардон. Удаляюсь на рандеву. – Она подошла к стойке и стала перешептываться с барменом и атлетическим. Женя тем временем доела мороженое и глотнула баккарди. Напиток был довольно приятным, однако отдавал ацетоном.

Детина призывно махнул рукой, приглашая следовать Альберта и Женю за собой.

– Что это все значит? – недоуменно спросила Женя.

– Ничего особенного. Эти козлы дадут мне адрес Леонардо. Делов-то…

– Как это понять: то чуть не драку затевали – и вдруг?..

– Ты же видела – пришла Ангел. Я так понимаю, им приказано оказывать нам содействие.

– Но почему?

– Видно, убийство Вержбицкой по каким-то причинам очень задевает их интересы. Вчера я побывал у Марфы. Это, естественно, стало известно. Дошло, очевидно, до командиров. Те, видать, и дали «добро». Из всего этого вытекает, что сами они не замешаны в убийстве и хотят, чтобы побыстрее нашли виновника. Можно допустить и другое. Возможно, в этой истории завязаны их конкуренты, вот и пытаются навести тень на плетень. Разберемся.

Прошли помещение бара, потом какие-то коридоры, подсобки. Атлетический толкнул неприметную дверь. Довольно просторная комната была обставлена с вызывающей роскошью. Затянутые ярким шелком стены, громадный телевизор, хрустальные бра по стенам.

– Садитесь, – кивнул он на длинный стол. За ним уже сидели бармен и Ангел.

– Закусить? – спросил бармен.

– Уже, – отозвался Альберт.

– Да что вы там такое ели? – Он засмеялся. – Сейчас по первому разряду вас обслужим.

– Получи адрес. Ну и кое-какую информацию об этом Леонардо, – сказала Ангел.

– Художник х…в, – презрительно произнес атлетический. – Урод!

– Вчера ты мне не особенно много выложила. – Альберт в упор смотрел на девицу.

– Нам приказали, – сказал вернувшийся бармен, услышав последнюю реплику. – Сам понимаешь, командир, не приказали – ничего бы не вякнули.

– Кто?

– Люди. Мы, понимаешь, переживаем. Света была в авторитете, и, когда ее замочили, народ возмутился. Стали искать. Сам понимаешь! Никто ни духом… – Бармен развел руками. – Темнуха. Поэтому наверху, – он ткнул пальцем в потолок, – рассудили следующим образом: пусть менты ищут, а мы им поможем.

– Конечно, – засмеялся Альберт, – так я и поверил. Новое дело – уголовники помогают милиции!

– Твое дело. Мы как на исповеди. – Бармен разлил в бокалы напиток густого чайного цвета из бутылки с черным ярлыком. – Света была не нашего круга, и поэтому мы вправе помочь.

– Не понимаю.

– Она не своя. Будь она из команды – это наше дело. Но поскольку она ни к кому не примыкала… И ее все любили.

– Довод!

– Вот-вот. Мы грешим на этого пидора… – Он что, «голубой» был?

– Да не был он «голубым»! – закричала Ангел. – Что вы им мозги пудрите! Нормальный чувак.

– Пидор! – сказал доселе молчавший атлетический. – Уж я-то знаю. Все повадки пидорские…

– Погодите, – прервал перебранку бармен. – Я расскажу. Меня всегда удивляло, чего она с ним связалась. Такая баба! И это шибздо.

– Он здоровый был, – вмешалась Ангел.

– Дай сказать. Действительно, с виду он был орел. Но замашки… Не знаю, был ли он гомиком, может, и нет, но вел себя как гей. На художника учился… Манерный, заносчивый. Не знаю, какой он уж там художник…

– Светка говорила, настоящий, – вновь вмешалась Ангел.

– Художник, от слова х… – насмешливо произнес атлетический.

– Все бы ничего, но он взял над ней власть, – продолжал бармен. – Такая баба! Шакалу отказала, а этот махнет рукой, и она за ним… Занимал опять же у всех подряд. Били его за долги. Разве такой парень ей был под стать? Словом, дешевка! Звать его Юрий Давыдов, лет тридцать, высокий, что называется, накачанный. Кончил какой-то институт или училище художественное, но не в Тихореченске. Подторговывал антиквариатом, иконки реставрировал.

– Фуфлыжник! – презрительно заметил атлетический.

– Ну хорошо, – сказал Альберт, – объясните, почему он все-таки имел на нее такое влияние?

– Мы не знаем, – в один голос произнесла троица.

– Но он точно был ее сутенером? – не отставал Альберт.

– Скорее не сутенером, а альфонсом. Она его содержала, – ответил бармен.

– Погань! – промолвил атлетический. – Кто бы его замочил?!

УБЕЖИЩЕ ОТ БУРЬ

– Красочно, – сказала Женя, когда они покинули гостеприимный кров «Гавана мун». – Просто какие-то мексиканские страсти!

– Одни эмоции и никакой информации, – добавил Альберт.

– Разве? По-моему, они достаточно сказали.

– Предвзятые оценки. Ее любили, его не любили… Она баба во! Он – шибздо! Ну и что? Любовь зла…

– А где он живет?

– У черта на куличках. «Семь сестер» знаешь? Часа два пилить. Была бы тачка…

В этот миг возле них остановилась потрепанная «копейка».

– Залезайте, – сказал Пашка.

– Волшебство! – удивленно произнес Альберт, уставившись на веснушчатое лицо. – Какими судьбами, молодой человек?

– Ехал мимо, увидел вас…

– Кстати, кому принадлежит «Гавана мун»? – поинтересовалась Женя, усаживаясь на переднее сиденье.

– Она находится под покровительством Брата. То есть не относится ни к одной из двух самых могущественных группировок.

– И что из этого следует?

– Вообще странно получается. Если Вержбицкая замешана в убийстве Кудрявого, то почему бы им так для нее стараться? Вовсе непонятно.

13
{"b":"2096","o":1}