ЛитМир - Электронная Библиотека

Стук в дверь заставил ее подпрыгнуть от неожиданности. Швырнув миниатюру обратно в сундук, Александра поспешно кинула туда ткань и остальные предметы, включая томик стихов.

– Кто там? – спросила она как можно спокойнее.

– Миледи? Не пугайтесь, это я, Тини.

Александра с облегчением вздохнула. Из всех пиратов Тини казался ей самым приятным.

– Я принес вам поесть, – сказал Тини.

Александра открыла дверь.

– Я умираю от голода. Спасибо.

Тини, наклонившись, вошел в каюту. Его огромный рост не позволял стоять выпрямившись.

– Меня прислал капитан.

– Понятно. Все равно спасибо. – Александра взяла из рук Тини поднос с едой.

– Может быть, вы хотите еще чего-нибудь?

Александра покачала головой, но тут же окликнула Тини, который уже повернулся, чтобы уйти.

– Тини, как ты думаешь, мне опасно подниматься на палубу?

Вопрос, казалось, удивил моряка.

– Конечно, нет, миледи. Любой здесь предпочтет умереть, нежели рассердить капитана. Если они только попробуют вести себя неприлично, я первый задам им хорошую трепку.

Александра не удержалась от улыбки:

– Спасибо, Тини. Ты очень добр.

– Всегда готов услужить вам.

После ухода Тини Александра набросилась на обед, который состоял из вареной телятины с рисом и овощами и сливового пудинга. Очевидно, Натаниэль не стеснен в средствах, подумала она, вспомнив дорогую одежду и шпагу, – не говоря уже о книгах, которые стоили немалых денег.

Отставив тарелки, Александра достала из сундука томик Байрона и начала читать, но вскоре заскучала и отложила его в сторону. Она никогда не была в море, но слышала много о его красоте от некоторых собутыльников Вилли.

Надеясь, что Тини прав и никто из команды не осмелится рассердить своего капитана, Александра вышла из каюты и поднялась на палубу. В лицо ей сразу же ударил порыв сильного ветра, и она схватилась за один из канатов. Вообще корабль показался ей бесконечным миром канатов, тканей и дерева. Белые паруса да флаг Великобритании на мачте были единственными яркими пятнами на коричневом фоне дерева.

Воздух был прохладнее, чем ожидала Александра, но она была слишком захвачена открывшимся перед ней видом, чтобы вернуться назад в тепло капитанской каюты.

– Миледи, вы должны накинуть шаль, – с озабоченным видом сказал подошедший к ней Тини. – Э... возьмите мою куртку.

Александра с благодарностью приняла огромную поношенную куртку. Ей хотелось подольше побыть наверху.

– Спасибо. – Она повысила голос, стараясь перекричать ветер. – Как красиво вокруг.

Тини оглянулся. Затем его взгляд упал на что-то или кого-то в стороне и он отвернулся, пробормотав, что ему надо работать.

Александра остановила его.

– Твой портной не так хорош, как твой капитан. – Она указала на прореху в рубашке, которая была грубо зашита, вероятнее всего, самим Тини. – Может быть, сегодня вечером ты принесешь мне рубашку и я займусь ее починкой? Я очень хорошо шью.

Тини вспыхнул от смущения:

– Я не хочу причинять вам беспокойство.

– Это займет всего несколько минут. Ваш капитан наверняка не станет возражать против такой благородной работы.

Александра оглянулась по сторонам в поисках Натаниэля. Найти его было несложно. Он стоял у штурвала, чуть расставив ноги, чтобы удержать равновесие, а ветер играл его длинными волосами. Он кинул, в сторону Тини резкий взгляд, и тот, извинившись, торопливо ушел.

Александра улыбнулась. Она говорила Натаниэлю, что по профессии швея, но ведь и все высокородные леди в Великобритании умели шить. Починка рубашки Тини ничем не выдаст ее. А ей пригодятся друзья.

Александра шагнула к борту, но прежде чем она дошла туда, ее перехватил Рэт.

– Какая вы свеженькая и хорошенькая, миледи. И даже раскраснелись чуток. – Его зловонное дыхание обдало Александру, и она брезгливо отшатнулась. – Похоже, эта ночь пошла вам на пользу.

– Я спала очень хорошо, – ответила Александра, негодуя на его намеки. – Жаль, что ваш капитан не может сказать того же. Пол каюты едва ли подходящая кровать для любого человека.

Рэт сплюнул на палубу.

– Если он провел ночь на полу, тогда он еще больший дурак, чем другие мужчины.

– Или чем ты? – Александра выпрямилась. – Независимо от наших отношений с мистером Кентом мы с ним родственники. На твоем месте я бы помнила, насколько остра шпага у твоего капитана.

– Что? Ты думаешь, он станет беспокоиться по таким пустякам? – фыркнул Рэт. – В нем нет ни капли любви к другим людям. А ты запомни: когда он покончит с тобой, за дело возьмусь я...

Не в силах больше слушать этого негодяя, Александра развернулась и быстро отошла к борту корабля. Внизу виднелись барашки волн, но она почти не замечала их. Ее сотрясала дрожь. Как ей защититься от таких людей, как Рэт? Если... когда, поправила себя Александра, пираты обнаружат, что она не леди Анна, Натаниэлю она больше не будет нужна.

Внезапно раздавшийся за ее спиной голос Натаниэля заставил ее подпрыгнуть.

– Что случилось? Запах простого матроса слишком отвратителен для твоего тонкого обоняния?

Александра одарила его самым своим презрительным взглядом.

– Да. И похоже, эта вонь здесь надолго. Я спущусь вниз. – С этими словами она повернулась и ушла, чувствуя, что ей сейчас лучше побыть в одиночестве.

Натаниэль смотрел, как его пленница шла, и гадал, чем ее расстроил Рэт. Она выглядела довольной, почти счастливой, но через мгновение все изменилось.

Правда, он был не в том настроении, чтобы разбираться в порывах души избалованной молодой женщины. Пока она ничем не помогла ему в борьбе с герцогом, и он боялся за жизнь Ричарда. Достаточно ли удерживать у себя эту особу, чтобы обеспечить безопасность друга?

Его сводная сестра в конце концов перестала отрицать, что она дочь герцога, и все же Натаниэля терзали сомнения. Откуда взялись такие мозоли на ее руках? Хотя Трентон не сомневался в ее происхождении, если Анна – не Анна, а Александра-швея, тогда Ричард считай что мертв. Герцог безжалостно творил свое собственное правосудие, и Натаниэль сомневался, что Грейстоун обеспокоится такой мелочью, как судебное разбирательство.

– Капитан?

Натаниэль поднял глаза. Рядом с ним стоял Трентон.

– Как наша маленькая пленница?

– Что-то она не похожа на благородную леди.

Трентон хихикнул:

– Это точно. Герцог, возможно, счастлив, что мы избавили его от этой мегеры. Кстати, ты расскажешь мне, почему мы плывем в Крым?

– Рэт сказал, что из Бристоля в среду выйдут три судна. Два идут в Китай, без сомнения, за опиумом, но «Восточный горизонт» плывет в Россию.

Трентон потер рукой подбородок.

– Мне кажется, мы уже однажды захватывали это судно. Но почему Россия?

– Это я сам хотел бы знать. Может быть, это ловушка, и мой отец просто пытается защитить остальные два корабля. Или он надеется, что нас там убьют. – Натаниэль невесело засмеялся. – А может, что-нибудь еще.

– Например?

Он покачал головой:

– Не знаю. Но очень странно, что корабль отца плывет по новому маршруту. По крайней мере, – поправился Натаниэль, – ни один из его кораблей не плавал туда за последние несколько лет. Ты же слышал об ультиматуме, который предъявила Англия России. Если они до тринадцатого апреля не покинут балтийские страны, мы объявим войну. Русский царь никогда не согласится на это. Война неотвратима.

– Но правительство обещает свести к минимуму последствия военных действий. Может быть, герцог решил, что ему ничего не угрожает?

– Вряд ли. Мой отец всегда возил только опиум, ткани, сахар и табак и торговал лишь с Америкой и Китаем. Все это выглядит слишком странным.

– Значит, мы собираемся перехватить «Восточный горизонт», чтобы посмотреть, что там происходит?

– Точно.

Трентон покачал головой.

– Капитан «Восточного горизонта» вряд ли одобрит повторное нападение. Вспомни, как он кипел от ярости в тот раз.

16
{"b":"20961","o":1}