ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
ANTI-AGE на каждый день: управление красотой
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Мой первый встречный босс
Я тебя рисую
Красношейка
Чёрт из табакерки
Лучше. Книга-мотиватор для тех, кто ждал волшебного пинка от Вселенной
Легкая уборка по методу Флай-леди: свобода от хаоса
Как создать онлайн-школу

– Александра, как ты там?

– Все хорошо, миссис Таттл. Просто мне не спится. Надеюсь, я не мешаю вам?

– Нет, не волнуйся, – сонно ответила экономка.

Заскрипели половицы – миссис Таттл вернулась в постель. Трентон и Александра подождали еще несколько минут.

– Он уехал вчера, – прошептала Александра.

– Он не появился в Ньюкасле. – Трентон отошел к окну и выглянул на улицу. – Несколько дней назад исчез Рэт. Он наверняка предал нас герцогу.

Александра вскрикнула. Она вспомнила, как разгневался Натаниэль, когда этот грязный человечек напал на нее, и как его потом посадили под арест на хлеб и воду.

Трентон оглянулся на нее.

– Я думаю, герцог схватил Натаниэля.

– Почему Натаниэль не остался с вами? – сТфосйла Александра. – Вы давным-давно были бы в море.

Трентон промолчал, но Александре почудилось осуждение в его глазах.

– Он вернулся, чтобы увидеться со мной, – ответила она сама на свой вопрос. – А когда пришел, меня здесь не было. – Александра поежилась, представив, что могло быть с ней, если бы Натаниэль не вернулся. Но часы, что он потратил на ее поиски, стоили ему жизни!

– Надо идти на Боу-стрит, – воскликнула она. – Надо заставить констебля встретиться с герцогом...

Она начала подниматься, но ее остановил горький смех Трентона.

– Кто нам поверит? Не имея веских доказательств, они никогда не станут допрашивать герцога Грейстоуна. Наша единственная надежда – ружья, но ими надо распорядиться очень умно, иначе они решат, что мы украли их в другом месте и теперь обвиняем честного человека. – Он сунул руки в карманы. – Натаниэль собирался писать лорд-адмиралу в Доктор-Коммонс. Я так и сделаю.

– Но это займет много времени!

– Да. К сожалению, мы не знаем, где герцог держит Натаниэля, а то можно было хотя бы предпринять попытку освободить его. – Трентон не стал добавлять: «если он жив», но эти слова витали в воздухе.

– Мы скоро узнаем, – прошептала Александра. – Герцог мог душить невинного младенца или подстроить крушение кареты, но даже он не может убить взрослого человека и остаться безнаказанным.

Трентон пожал плечами.

– Важно не то, чтобы он не остался безнаказанным. Важно то, чтобы он это знал.

Натаниэль глядел в суровое лицо друга и соратника своего отца, сэра Джона Балларда. Герцог поднял судью с постели, и сейчас, несмотря на поздний час, Натаниэль, Грейстоун, Клифтон и двое слуг его отца стояли в кабинете Балларда. Сам сэр Джон тер заспанные глаза.

– Каковы обвинения? – спросил сэр Джон чуть шепеляво – в спешке он, очевидно, не успел надеть вставную челюсть.

– Пиратство.

Брови судьи взлетели вверх.

– Серьезное обвинение, – прокомментировал он и принялся листать какие-то бумаги. – Есть ли у вас доказательства?

– Хватит волынки, Джон, – резко сказал Грейстоун. – Детали не важны.

– Я должен помнить о своей репутации, – неуверенно возразил судья.

– Тогда придумай сам, что нужно. Подпиши ордер на арест, и покончим с этим.

Сэр Джон нахмурился.

– Я подумаю о деталях утром, – сдался он наконец. – Так что ты хочешь сделать с мистером Кентом? Сомневаюсь, что нам удастся приговорить его к казни, основываясь только на моей подписи, если ты надеешься на это.

– Почему? – спросил герцог.

– Потому что это вызовет интерес...

– Его нельзя убивать, – вмешался маркиз Клифтон. – Он захватил наш груз стоимостью в несколько тысяч фунтов. Сошлите его в плавучую тюрьму. Там он станет послушным.

Перед мысленным взором Натаниэля всплыли старые корабли, которые стояли на приколе в Вулвиче. Их превратили в тюрьму, и это место часто называли адом на земле.

– Там он будет в безопасности, – с улыбкой добавил Грейстоун.

Сэр Джон прищелкнул языком.

– Отличная мысль! Никто еще не сбегал из Вулвича. – Он принялся быстро писать что-то на бумаге. – Там сидят осужденные, ждущие отправки в заморские колонии. Куда мы пошлем мистера Кента? В Австралию? Тасманию?

– Никуда, – холодно ответил герцог. – Он может вернуться, а это меня не устраивает. Надо запретить ему ступать на английскую землю без конвоя.

Натаниэль попытался вырваться из рук держащих его слуг. Провести несколько лет на тюремных кораблях... это хуже, чем пожизненное заключение в Ньюгейте.

Сэр Джон встал.

– Отведите его в тюрьму. Я немного знаю тамошнего надзирателя. Он едва ли станет задавать нескромные вопросы.

– Отлично, – улыбнулся герцог. – Я не забуду этой маленькой услуги.

– Для чего же тогда существуют друзья? – Сэр Джон похлопал Грейстоуна по спине, и люди герцога вытащили Натаниэля из комнаты.

В холле Натаниэль закричал. Он надеялся разбудить кого-нибудь из домашних, но тут ему на затылок вновь опустилась дубинка, и он потерял сознание.

Александра подошла к железным воротам Грейстоун-Хауса на рассвете. В руках у нее была небольшая корзинка, в которой лежал ее небогатый скарб.

Собравшись с духом, Александра открыла калитку и прошла внутрь. Она не знала, отнесется ли к ней маркиз с дружеским участием или нет, и очень нервничала. Джейк знал, что она попала в плен против своей воли. Заметил ли он, как смягчилось ее сердце к капитану пиратов?

У черного хода стояли тележки двух лавочников. Торговцы о чем-то спорили с женщиной, которая, судя по одежде и поведению, работала здесь экономкой. В разговоре булочник назвал ее «миссис Уайт».

Александра подождала, пока они закончат разговор, и выступила вперед.

– Кто ты? – Экономка была крупной женщиной с широкими, почти мужскими плечами и мозолистыми руками. Александру она разглядывала с явным одобрением.

– Я пришла к леди Анне, – сказала Александра. – Она вернулась из Шотландии?

Экономка приподняла бровь, оглядывая простенькое платье Александры.

– Да, она вернулась. Но какое дело может быть у нее с такими, как ты?

Александра прокашлялась:

– Это личное. – Она испугалась, что экономка ее выгонит, и быстро добавила: – Я пришла отдать долг. Скажите вашей госпоже, что пришла швея, которая должна была зашить ей порванное платье. Мы встретились в Манчестере. Я буду ждать здесь, пока она не проснется. – Александра села на стоящий у дверей ящик.

Миссис Уайт чуть прищурилась и сказала:

– Леди Анна уже проснулась.

Она ушла в дом, оставив Александру в состоянии крайнего волнения. Как ее примет сводная сестра Натаниэля? Учитывая все, что произошло в их единственную встречу, леди Анна имеет полное право засадить ее в тюрьму. Но это был единственный способ выяснить, где Натаниэль или что с ним случилось. Александра взмолилась, чтобы их с Трентоном план сработал.

Мгновение спустя из-за двери высунулась голова миссис Уайт.

– Заходи. Леди Анна будет ждать тебя«в гостиной.

Александра проследовала за экономкой через кухню в коридор, а потом они прошли комнату для рисования, малые гостиные, комнату для занятий музыкой, библиотеку.

На всем лежала печать роскоши. Стены покрывали шелк и кашемир, ковры на полу были привезены явно из Смирны и Мадраса. Наконец, по широкой лестнице они поднялись на второй этаж.

Миссис Уайт постучала в одну из дверей и дала знак Александре следовать за ней.

Леди Анна сидела за столом, на котором лежала только Библия. Подняв глаза на Александру, она нахмурилась.

– Вот ты кто, – недовольно сказала она. – Где мое платье?

Александра уставилась в пол.

– Прошу прощения, мэм, но платье испорчено.

– Испорчено! Я могла бы сразу догадаться. Ты пришла сюда только за тем, чтобы сказать, что испортила платье, которое мне подарила мама?

– Нет. – Александра посмотрела ей в лицо. – Я пришла, чтобы попытаться чем-то отплатить за его потерю. Понимаете, я не хотела воровать его...

Лицо леди Анны смягчилось.

– Сам факт, что ты здесь, говорит об этом. Я стала свидетелем скандала, который устроил твой отчим, и не могу винить тебя за твой побег. Иногда я сожалею, что не имею такой силы воли. – Несколько минут она смотрела в огонь, затем на ее губах появилась слабая улыбка. – Разразился такой переполох. Мистер Калверт чуть не упал в обморок и буквально рвал на себе волосы. Честно говоря, я получила столько удовольствия от одного его вида, не говоря уже о твоем отчиме, что почти простила тебе эту кражу.

38
{"b":"20961","o":1}