ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что случилось?

Это был преподобный Хартман.

– Отец, не поздновато ли для визитов? – осведомился Сэмпсон.

Натаниэль опять чуть было не упал, когда клерк толкнул его назад, за спины остальных, но он знал, что слишком выделяется своим ростом, чтобы остаться незамеченным. Сэмпсон, очевидно, рассчитывал на мягкий характер священника и, что более важно, на его страх.

Представители церкви пользовались уважением и имели большую власть на тюремных кораблях, занимая второе по рангу положение после главного надзирателя, но только не на «Ретрибьюшн». Здесь преподобному Хартману разрешалось спасать души, если только он этим не мешал Сэмпсону.

– Здесь есть умирающий, а я обещал посидеть с ним, – объяснил священник.

– Как редко встретишь человека, который так серьезно относится к своей работе, – с издевкой прогнусавил Сэмпсон.

– Однако вы похожи в этом на меня. Я смотрю, вы тоже решили позаботиться об одном из заключенных.

– Занимайся своими делами, – рявкнул Сэмпсон. – Пусть все остается как есть – для твоего же блага.

Натаниэль услышал звук удаляющихся шагов.

«Он мне не поможет», – в отчаянии подумал он.

Укол ножом в спину заставил его двинуться вперед, пока он не наткнулся на борт. Кто-то схватил его поперек туловища и, тяжело дыша, начал спускаться по трапу вниз. Через несколько минут он, однако, разжал пальцы, и Натаниэль упал в лодку. Он вскрикнул от боли, а клерк принялся осыпать ругательствами своего сообщника.

– Ты хочешь, чтобы нас схватили, идиот?

– Тяжелый, мерзавец, – проворчал, видимо, тот, кто его тащил.

Натаниэль с трудом сел.

– Сколько у нас времени? – спросил еще кто-то.

– До полуночи. Давайте быстрее убираться отсюда, пока врачи не подняли шум.

Наконец все расселись в лодке, и она поплыла. Натаниэль гадал, что происходит. По голосам он узнал в одном из похитителей Сэмпсона, а во втором – охранника, который лупил его в тот день, когда пришла Александра, а вот третий голос был ему незнаком.

Их было трое, а он еле шевелился от слабости.

Лодка ударилась о берег. Натаниэля вытащили и поставили на ноги. Он пытался увидеть что-нибудь сквозь мешковину, но ночь была слишком темной, и ему оставалось лишь беспомощно идти за своими похитителями.

В конце концов Сэмпсон и его сообщники остановились, раздался звук поворачиваемого в замке ключа. Натаниэлю показалось, что они находятся около здания, где заключенные днем щипали паклю.

Его подозрения подтвердились внутри, так как этот запах нельзя было спутать ни с чем, а он провел здесь достаточно времени, чтобы его запомнить.

– Закройте дверь. – Голос Сэмпсона эхом отозвался в прохладной сырой комнате. – Теперь будем ждать.

Кто-то зажег свечу.

– Кого мы ждем? – Охранник, которого, как вспомнил Натаниэль, звали Джеймс, задал вопрос, который он сам бы хотел задать.

– Герцога Грейстоуна. – Сэмпсон ударил Натаниэля ногой. – Это имя что-нибудь значит для тебя?

Не в состоянии удержать стон, Натаниэль выждал несколько минут, прежде чем ответить. У него нестерпимо болели раны, но он пытался игнорировать боль. Он должен думать о том, как убежать.

– А что случилось? – в конце концов спросил он как можно более равнодушно.

Сэмпсон сдернул с его головы мешок.

– Откуда мне знать? Его светлость щедро заплатил за право поговорить с тобой, а мы лишь выполняем его пожелание. Но если ты попытаешься выкинуть какие-нибудь штуки, все изменится.

– Он сильный, хоть у него и нет руки, – хмуро предупредил его Джеймс. – Чуть не убил меня.

– Я легко справлюсь с этой мразью. – Словно в доказательство, Сэмпсон приставил нож Натаниэлю к сердцу и издевательски ухмыльнулся ему в лицо: – Искушение слишком сильно.

– Я не хочу никаких мокрых дел, – захныкал третий человек.

Судя по одежде, он тоже был охранником, хотя Натаниэль не видел его прежде.

– Ты убивал заключенных своей палкой. Так в чем же разница? – фыркнул клерк. – Я просто пользуюсь ножом.

– Только коснись меня. – Натаниэль обращался к Сэмпсону, надеясь, что сможет спровоцировать клерка на драку.

Вообще сам факт этой встречи радовал Натаниэля. Он означал, что герцог еще не нашел ружья.

– Я нарежу из тебя ремни. – Глаза Сэмпсона злобно заблестели.

– Пустая болтовня! – Натаниэль глянул на остальных. – Пусть ваш начальник докажет это на деле.

– Думаешь, я дурак?

Клерк сделал быстрый выпад и полоснул Натаниэля по груди. Натаниэль от боли стиснул зубы, и клерк удовлетворенно засмеялся.

– Что? Не хочешь кричать? – Сэмпсон поднес нож к пламени свечи. – Ох, я забыл. Ты предпочитаешь не выказывать слабости. Возможно, сейчас мы узнаем, как ты поведешь себя под пытками.

Несмотря на дьявольский огонек в глазах Сэмпсона и боль в груди и спине, Натаниэль пытался не терять хладнокровия. Ему нужно выиграть время. Он отчаянно дергал рукой. Узел веревки уже ослаб, но он сомневался, что тот скоро поддастся.

– Сколько вам платит герцог? Пару гиней? Я стою гораздо больше. – Длинные пальцы Натаниэля продолжали свою работу.

– Герцог даст нам все, что мы попросим, – осклабился Сэмпсон. – Ему хочется поскорее разделаться с тобой. Похоже, на прошлой неделе кто-то приставил нож к его груди и потребовал сообщить, где ты.

Натаниэля молнией пронзила тревога. Он должен Как можно быстрее увезти Александру из дома на Беркли-стрит. В письме она обещала помочь ему, но если герцог заподозрит связь между ними, за ее жизнь нельзя будет дать и фартинга.

– Зачем тебе его деньги, когда ты уже загреб тысячи фунтов, обворовывая несчастных заключенных? – спросил Натаниэль. – Скажи, сколько ты отдаешь главному надзирателю, когда на деньги правительства покупаешь тухлое мясо и прогнившую одежду, а разницу забираешь себе? Сэмпсон даже подавился от удивления.

– Ты думаешь, я не понял, как ты завоевал сердце начальника? – Натаниэль насмешливо приподнял бровь. – Ты набил его карманы золотом, и теперь он позволяет тебе делать все, что ты хочешь.

– Держите его. – Клерк поднял нож из пламени. – Я готов.

Охранники неуверенно переглянулись, и их замешательство дало Натаниэлю необходимую передышку. Он еще раз дернул рукой, и веревки наконец поддались. Он мгновенно бросился вперед, ударил Сэмпсона ногой в пах и сбил Джеймса с ног.

Джеймс упал на спину. Сэмпсон согнулся пополам. Третий охранник получил от Натаниэля кулаком в живот и повалился на пол.

Натаниэль подскочил к двери, но оказалось, что она заперта. Наконец, подняв изнутри щеколду, он распахнул ее. Эти несколько лишних секунд стоили ему многого. Прежде чем он успел выбежать, Джеймс схватил его за воротник и втянул назад.

Отчаяние придавало Натаниэлю силы, ему удалось отшвырнуть охранника прямо на Сэмпсона, однако через несколько мгновений он как-то вдруг почувствовал бесконечную усталость. Нет, расслабляться нельзя ни в коем случае! Ему надо бежать.

Нанеся последний удар, Натаниэль повернулся к двери, и тут его перехватил Сэмпсон. Клерк ударил его ножом в спину. Натаниэль упал.

«Все кончено», – подумал он, глядя, как Сэмпсон вновь заносит нож.

– Ты мертвец! – прогнусавил клерк, замахиваясь для последнего удара.

– Довольно! Если ты хочешь жить, то пощадишь его. У входа стоял преподобный Хартман. В руке он держал пистолет.

Сэмпсон на мгновение нахмурился, но тут же его лицо расплылось в ухмылке.

– Он не посмеет, парни. – Он махнул рукой, делая знак, чтобы его сообщники отняли пистолет у священника. – Человек его положения никогда не совершит умышленного убийства.

Хартман не пошевелился, а его рука все так же твердо сжимала оружие.

– Я буду считать это актом гуманности. Я никогда не убивал людей, но тебя я не считаю человеком. Сейчас же прикажи им отойти и дай этому заключенному встать.

– Ты не знаешь, что делаешь, – настаивал Сэмпсон.

– Брось нож.

Окровавленный нож полетел на пол, и Натаниэль попытался встать. Люди вокруг виделись ему словно в тумане, в ушах стоял какой-то гул, но ему удалось подняться. Он стоял, покачиваясь, изо всех сил пытаясь удержаться на ногах.

46
{"b":"20961","o":1}