ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я сейчас пошлю кого-нибудь за ней. Мадам Ле Шантр все время у изголовья мужа. Если до отъезда у вас возникнет необходимость еще раз повидаться со мной, то я буду у себя в кабинете с двух часов.

Беседа с мадам Ле Шантр

Мадам Ле Шантр: Вы хотели меня видеть, инспектор?

Я: Да, мадам. Речь идет… о весьма незначительном деле… связанном с одним преступником в Марселе.

Мадам Ле Шантр: Так вы из Марселя?

Я: Да.

Мадам Ле Шантр: О! А я ведь там родилась. Там же и с мужем познакомилась.

Я: Так он там жил?

Мадам Ле Шантр: Да, почти пятнадцать лет. Он возглавлял филиал «Банк де Франс». А в Париж мы переехали всего несколько месяцев назад, когда супругу предложили пост в министерстве финансов.

Я: Вот как?

Мадам Ле Шантр: Так о чем вы хотели поговорить?..

Я: Э-э-э… Видите ли, мне понадобилось — и профессор предпочитает, чтобы по таким пустякам не беспокоили месье Ле Шантра в период его выздоровления — просмотреть некоторые досье вашего супруга, в которых мы надеемся обнаружить следы совершенных нашим подозреваемым махинаций… Едва ли стоит вам забивать голову подробностями дела…

Мадам Ле Шантр: Если я в чем-то могу оказаться полезной…

Я: Спасибо за ваше участие.

Мадам Ле Шантр: Я сейчас же позвоню нашей горничной. Вот связка ключей моего мужа. Все его досье классифицированы и находятся в столе… Может, желаете, чтобы я вас сопровождала?

Я: Нет, нет, это совсем ни к чему… Думаю, я задержусь ненадолго.

Мадам Ле Шантр: Тогда держите ключи, инспектор. Как только закончите, передайте их горничной.

Второй (телефонный) разговор с профессором Дероном, который в этот момент находился у себя дома

Я: Алло… Алло… Профессор Дерон?

Профессор: Да, слушаю вас.

Я: Говорит инспектор Лестрад.

Профессор: Что-нибудь новенькое?

Я: Да. По телефону объяснить это невозможно. Но совершенно необходимо, чтобы я смог встретиться с месье Ле Шантром. Минут пять, не более того…

Профессор: Так. Обнаружили неоспоримое доказательство, что именно он убил вашу Малу?

Я: Нет, но я нашел у него дома довольно странные, заставляющие серьезно задуматься вещи. Мне непременно нужно задать ему несколько вопросов. А потом я обо всем вам расскажу.

Профессор: Не утомляйте его. Не волнуйте. Не нервируйте. При соблюдении этих условий разрешаю вам встретиться с ним. Необходимые на этот счет указания сделаю. Помните, что он вернулся к жизни из такого далека…

Я: Очень прошу вас устроить так, чтобы на время нашего разговора мадам Ле Шантр куда-нибудь вышла. Мне нужно поговорить с ним с глазу на глаз.

Профессор: Договорились. Мадам Ле Шантр в этот час всегда отлучается из клиники, так что можете идти смело. Вас пропустят к нему. А потом — прямо ко мне… Жду вас.

Беседа с Робером Ле Шантром в клинике в 14 часов 30 минут

Я: Добрый день, месье. Не беспокойтесь, я не утомлю вас. Знаю, что вы еще слишком слабы.

ЛеШантр: Здравствуйте, инспектор. (Говорит еле-еле…) Видно, у вас действительно очень важное дело, раз профессор Дерон разрешил визит. За последний месяц вы первый человек, кроме моей жены и ученых мужей, которому позволили переступить этот порог… Наверное, мой случай в чем-то профессионально интересен!.. Слушаю вас.

Я: Прошу вас, месье Ле Шантр, отвечать на мои вопросы с полной откровенностью. Даю вам слово, что те доверительные сведения, которые вы, возможно, мне сообщите… останутся строго между нами.

ЛеШантр: Я постараюсь. Валяйте, спрашивайте.

Я: До последнего времени вы ведь жили в Марселе, не так ли?

ЛеШантр: Верно.

Я: Вам знаком ночной клуб под названием «Магали»?

ЛеШантр (после длительной паузы): Почему вы меня об этом спрашиваете?

Я: Ответьте пожалуйста. Знаком ли он вам?

ЛеШантр: Да.

Я: Вы бывали там?

ЛеШантр: Да.

Я: Часто?

ЛеШантр: Но…

Я: Прошу вас, отвечайте, как мы условились.

ЛеШантр: Иногда…

Я: Случалось ли вам встречать там… девицу по имени Малу?

ЛеШантр: Нет.

Я: Вы говорите правду?

ЛеШантр: То есть… я ее видел… но никогда с ней не разговаривал.

Я: Никогда?

ЛеШантр (уверенно): Никогда. Но с какой стати вы задаете мне этот вопрос?

Я: Малу убили.

ЛеШантр: Убили?! И вы, значит, ведете расследование?

Я: Да. Вы не устали?

ЛеШантр: Но откуда вам стало известно, что я порой захаживал в «Магали»?

Я: О, вас там видели.

ЛеШантр: Видели? И вы подумали…

Я: Я подумал, что, быть может, вы сумеете…

ЛеШантр: Увы! Я ничего о ней не знаю.

Я: Была ли она красивой женщиной?

ЛеШантр: Да.

Я: Пользовалась ли она успехом?

ЛеШантр: Несомненно.

Я: Она… произвела на вас определенное впечатление?

ЛеШантр: Да… я… я должен признать это. И даже…

Я: Что «даже»?

ЛеШантр: Это немного смешно, но…

Я: Ничего… говорите… говорите.

ЛеШантр: Был момент, когда я повел себя как мальчишка из колледжа… Она выступала с неким подобием танцевального номера… и бармен продавал ее фото…

Я: И вы купили его?

ЛеШантр: Да.

Я: И этот снимок был… весьма малопристойным?

ЛеШантр: Да, должен признаться…

Я: Почему вы так и не познакомились с Малу?

ЛеШантр: Я был очень известным человеком в Марселе. Занимал высокое положение… женат… в конце концов…

Я: То есть вы не могли привлекать к себе внимания?

ЛеШантр: Вот именно.

Я: Как вы впервые очутились в «Магали»?

ЛеШантр: Вместе с одним крупным клиентом из Парижа, который пожелал посетить места несколько… ну…

Я: Понимаю.

ЛеШантр: Я никак не мог ему в этом отказать. Знаете, как это бывает?

Я: Конечно. И тогда вы впервые увидели Малу?

ЛеШантр: Да.

Я: И с тех пор вас охватило желание вновь взглянуть на нее?

ЛеШантр: Да… Она меня… волновала как женщина… Послушайте, раз уж у нас мужской разговор и… я изливаю вам душу, то буду откровенным до конца. Малу представляет… точнее, теперь уже представляла, поскольку несчастная покинула этот мир… Так вот, Малу для меня — некое тайное и неосуществленное желание моей жизни. Бывало, что мысль о ней преследовала меня буквально неотступно. Меня влекло к ней, я чувствовал плотское устремление и одновременно был полон отвращения к самому себе за то, что не мог побороть этого влечения…

Я: Понимаю…

ЛеШантр: Дело доходило до абсурда. Когда месяц назад я лежал на операционном столе, то в горячечном бреду — думаю, это происходило в момент анестезии — все мои мысли были устремлены не к жене и детям, не к делам, не к собственному тяжелому состоянию. Мне все время представлялась Малу, сидящая на высоком табурете за стойкой бара…

Я: Понимаю вас…

Третья беседа с профессором Дероном у него дома в 16 часов

Я: На все, что Ле Шантр мне говорил, я, как недоумок какой-то, уныло отвечал: «Понимаю вас… понимаю…» Но на самом деле, профессор, я ничего не понимаю. Чем дальше заходит дело, тем все меньше я в нем разбираюсь. Я действительно понимаю, какие чувства он испытывал, но все это не имеет ни малейшего отношения к делу об убийстве Малу, поскольку в тот момент, когда ее душили, Ле Шантр — ив этом у меня нет никаких сомнений! — был мертв.

5
{"b":"20985","o":1}