ЛитМир - Электронная Библиотека

«Но мой десятый фрагмент головоломки находится у Исполнительных Гадов!» — добавила реальная алиса. — «Они хранят его, как вещественное доказательство в Ратуше.»

«Значит, вы должны отправляться в Ратушу!» — прокаркала Воронюха, взбудораженно хлопая крыльями. — «Но сейчас вам придётся спрятаться в ящике для экспериментов.»

«Туда я не полезу!» — заявила Алиса раздражённо. Но шум, производимый Гадами на лестнице, заставил Селию добавить к этому (также раздражённо): «Но, Алиса, это наш единственный шанс спастись!» Селия откинула крышку ящика и забралась внутрь.

«Но, профессор» — колебалась Алиса, — «Вы ещё не рассказали нам про хронокулы.»

«На это нет времени» — ответила Воронюха.

И Алиса (довольно нервно) последовала за Селией и скрылась в ящике.

Автоматическая Алиса - img4.png

Глава X — Змейки на линейке

Внутри ящика было очень темно и ничего нельзя было различить, так что Алиса не могла даже видеть собственного носа перед собой! Но зато её невидимый нос мог унюхать тошнотворный запах талька. «Капитан Развалина!» — прокричала Алиса в темноту, учуяв этот знакомый ей пыльный аромат, — «это Вы пытались выбраться отсюда?»

«Так точно, я самый как раз и пытался выбраться» — ответил упакованный в ящик Барсучник из темноты.

«Но что Вы делаете здесь, внутри?» — спросила Алиса.

«Я надеялся последовать примеру кота Кварка» — последовал жалкий, невидимый ответ.

«Чтобы сделать себя невидимым для Исполнительных Гадов…?»

«Именно так!» — признался Развалина. — «Я надеялся, что профессору Воронюхе удастся превратить меня в хамелесука! Имею ли я основания подозревать, что эксперимент не удался?»

«Я подозреваю, Капитан Развалина» — сказала Алиса, — «что Вы не более невидимы, чем я! А это совсем не так уж невидимо! Даже с учётом того, что в этом небезопасном ящике совершенно темно!»

«Что там творится снаружи?» — прошептал Развалина испуганно.

«Исполнительные Гады пришли за нами» — хрипло прошептала в ответ Селия.

«Кто это?!» — вскричал Развалина. — «Тут что, две Алисы в этом ящике?»

«Это моя Автоматическая Сестра, Капитан» — представила Алиса. — «Её зовут Селия.»

«Алиса разделилась надвое?»

«Ну да» — ответила Алиса, — «полагаю, что так.»

«Какое это восхитительно шальное явление!» — воскликнул Барсучник, в некоторой степени возвращая себе свою былую браваду. — «Не пора ли нам уже выглянуть наружу, как вы думаете?»

«Нет, не пора!» — вскрикнула Алиса, ибо что-то тяжёлое замолотило по крышке ящика. — «Нет ли возможности запереть этот ящик изнутри?»

«Конечно, есть…» — откликнулся Барсучник, потянувшись кверху, чтобы повернуть маленькую задвижку на потолке их убежища.

Шум снаружи, как им показалось, стал удаляться. Алиса почувствовала себя в достаточной безопасности, чтобы задать несколько вопросов: «Что Вам известно о Редисках Времени, Капитан Развалина?» — таким был её первый вопрос.

«Профессор Воронюха рассказала мне почти всё, что сама знала. Редиски Времени — это среда жизни и разведения для хронокул.

«А что есть хронокула?» — задала свой второй вопрос Алиса.

«Хронокула — это ещё одна открытая Воронюхой частица; элементарная единица времени собственной персоной! Моя дорогая Алиса… Ты, должно быть, съела некоторое количество прямонаправленных хронокул в прошлом; вот почему ты перенеслась в 1998! Чтобы вернуться в 1860, тебе необходимо проглотить немного обратнонаправленных хронокул.»

«Я должна проглотить редиску, в обратном направлении?» — запротестовала Алиса своим третьим вопросом.

«Верно, и притом ты должна проглотить их в том самом месте, где ты отправилась в путь.»

«Иными словами, Алиса» — пришла на помощь Селия, — «мы должны добраться до дома твоей пратётушки в Дидсбери. Очутившись там, мы должны съесть немного редисок с овощной грядки твоего прадядюшки, и всё это нам нужно проделать точно в два часа.»

«Твоя Автоматическая Сестра очень мудра» — заметил Развалина. — «Весь этот процесс, согласно Воронюхе, известен как Хроноворонотранспроводимология; иначе говоря — временное путешествие.»

И тут нос Алисы почувствовал дуновение пикантного газа, перекрывавшего собой запах талька, исходящий от Барсучника. «Капитан Развалина, vous n’ai pas perdu?» — прямо спросила она.

«Нет, я не пердю!» — простодушно признался Барсучник.

«Капитан Развалина!» — вскричала Алиса. — «Нельзя говорить такие вещи!»

«Ты сама первая сказала!»

«Неправда! Я сказала perdu! Это совсем другое; прежде всего, это по-французски! И затем, это гораздо более вежливо!» Алиса следовала правилам этикета, которым научила её пратётушка. (Прадядюшка Мортимер поглощал ужасное количество редисок, помните?) «В будущем, Алиса…» — взялась объяснить Селия, — «практически не осталось таких слов, которые нельзя произносить вслух. Ты даже можешь сказать…»

«Мне совсем не по душе будущее» — вклинилась Алиса. — «Оно сплошь непристойное, и я хочу домой.»

«Сёстры, сёстры! Это не запах из моих глубин» — сказал Развалина; — «это запах калекулярного газа, просачивающегося в наш ящик.»

Алиса завопила: «Я не хочу измениться! Я не хочу подхватить невмонию! Я хочу быть просто собой!» Она толчком открыла задвижку на потолке и принялась толкать крышку.

О Господи! Ящик не открывался!

Алиса толкала и толкала, но крышка не поддавалась. Она не пошевельнулась, не сдвинулась ни на сантиметр! «Исполнительные Гады заперли нас тут!» — заплакала она в то время как гнилостный запах калекул вливался в её ноздри. «Селия, быстрее! Нам нужно потянуть за ручку в твоём правом бедре ещё раз; возможно, твои телескопические ноги смогут оторвать крышку…»

«Боюсь, мне позволено использовать каждую дверку на бедре лишь раз» — ответила Селия на это предложение.

«Тогда нам необходимо открыть дверку на твоём левом бедре!»

«Но эту дверку пологается открывать лишь в случае чрезвычайно крайней необходимости.»

«Так это и есть чрезвычайная чрезвычайно крайняя необходимость!»

«Я не уверен, что это так, Алиса» — сказал Развалина. — «Может, если мы все втроём вместе поднатужимся, мы сумеем вырваться?»

И вот все трое вместе поднатужились, и — о чудо! Ящик вовсе не был заперт, просто Исполнительные Гады положили на его верх что-то очень тяжёлое. Это тяжёлое что-то брякнулось об пол с глухим стуком, когда трио приоткрыло крышку, чтобы выглянуть (исподтишка!) из ящика…

Казалось, лаборатория была пуста.

Алиса (а за ней Селия, заключённая в пару нервных скобок) ((а за ней Капитан Развалина, заключённый в две пары нервных скобок)) выкарабкалась из ящика для экспериментов. Все они казались вполне прежними после пережитого ими приключения. «Полагаю, калекулярному газу необходимо значительно больше времени, чтоб он подействовал» — объяснил Развалина.

«О Боже!» — прошептала Селия, увидев, что именно они спихнули с крышки ящика на пол…

То был труп профессора Глэдис Воронюхи! Её крылья теперь торчали безжизненно из её глаз. Чёрный как сажа хвост рос из её губ. Глаза безжизненно глядели с её колен.

«Профессора Головоломно Убили!» — вскричала Селия. — «Исполнительные Гады перестроили её!»

Оказалось, что лаборатория не была совсем пустой: Алиса увидела некий полупрозрачный клубочек шерсти, трущийся о перестроенное тело профессора. Алиса осторожно подняла его с пола и принялась гладить. (Доводилось ли вам когда-либо гладить невидимого кота? Могу вас уверить, это очень странное занятие; но оно каждому по плечу, и Алиса с ним справилась вполне успешно…) По какой-то почти неведомой причине Алиса была единственной в их компании, кто мог видеть хоть что-то от Кварка, невидимого кота. От столь доброго обращения кот замурлыкал. «Придётся тебе теперь самому пробиваться в жизни, невидимая киса» — сказала Алиса, опуская кота на пол. И обернулась к Капитану Развалине: «Скажите пожалуйста, который теперь час?» — спросила она. Развалина закатал левый рукав своей рубашки, чтобы обнаружить под ним маленькие часики. «Сейчас почти точно час дня» — был его ответ.

26
{"b":"20986","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Праздник Непослушания
Дневник взбалмошной собаки
Падение в небо
Игра престолов
Мой ребенок слишком много думает. Как поддержать детей в их сверхэффективности
Обитель
Юнг в комиксах. Биография, идеи труды
Халхин-Гол. Граница на крови
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех