ЛитМир - Электронная Библиотека

«Запутано? Великолепно!» — вскричал Капитан, не отвлекаясь от своего дела.

«Это вовсе не великолепно. Это крайне запутано.»

«Запутанное и есть великолепно.»

«Вы собираете головоломку?» — спросила Алиса, наконец осмелившись заглянуть через плечо барсука.

«Ничего подобного!» — вскипел Капитан. — «Это головозавр.»

«А какая разница?»

«Головоломка — это современное создание, которое в итоге оказывается осмысленным, а головозавр — это первобытное создание, которое в итоге оказывается бессмысленным.»

«Кажется, кусочки не совпадают» — сказала Алиса. — «Тут нет никакой картинки.»

«Вот именно. Каждый кусочек добавляется никчему. Понимаешь ли, я шальнолог: я полагаю, что весь мир создан из хаоса. Я изучаю странные связи, заставляющие мир вращаться. Известно ли тебе, что колебание крылышек чюрвя в Южной Америке может вызвать конекрушение в Англии?»

«Нет, я не знала этого» — сказала Алиса, — «на самом деле я даже не знаю, что такое конекрушение, но я твёрдо знаю, что у червя нет крыльев.»

«Значит, нет?» — спросил Развалина. — «В таком случае, как он летает?»

«Червь не летает. Червь извивается.»

«Вот как? Отлично! Это даже ещё лучше. Извивательство червя в Южной Америке вызывает конекрушение в Англии. О, бардак, бардак! Восхитительный бардак! А что это делает здесь?» — Развалина подцепил своим пинцетом фрагмент головоломки со стола. — «Этот кусочек, кажется, идеально подходит!» — закричал он во весь голос. — «Этого нельзя допустить. Никогда!» Он сунул фрагмент под свой микроскоп. «Похоже на часть головы барсука.»

«Это из моей головоломки» — сказала Алиса.

«Лучше некуда! А я так боялся, что мой головозавр начал осмысливаться, ну его к лешему.» Алиса взяла у Развалины нарушивший гармонию кусочек и положила в карман своего передничка. «Знаешь, я подумал, что ты была чюрвём, Алиса» — продолжил Капитан, — «когда впервые увидел тебя вышагивающей из бугра.»

«Я не червь» — ответила Алиса.

«Я и не говорил, что ты была червём, Алиса. Я сказал, что ты была чюрвём.»

«Почему Вы всё время произносите это через Ю?»

«Потому что это означает Чрезвычайно-Юркое-Разрушительное-Воздействие. Разве не ясно? Слово совершенно шальное, и все Исполнительные Гады, пытающиеся найти в нём смысл, лишь толкут воду в ступе.»

Для Алисы настал черёд спросить, что такое Исполнительный Гад.

«Ох уж эти изворотливые фигляры!» — проворчал Барсучник в ответ. — «Исполнительные Гады — это те подколодные змеюки, что пресмыкаются весь день в Ратуше, творя все эти мелочные законы супротив природы. Природа, конечно, следует своим собственным законам, и это — законы шальнологии, как ты сама верно догадалась. Исполнительные Гады видят во мне смутьяна, как будто это я навожу смуту! Нет уж, нет; это сама Вселенная наводит смуту; я просто наблюдаю за этой смутой. Вот поэтому-то они и приписывают доброму Капитану Развалине Головоломное Убийство.

«Неужели кто-нибудь убил головоломку?»

«Глупая, глупая, глупая девочка! Головоломное Убийство — это убийство посредством ломания головы. Заметь, головозавры тут ни при чём. Сама понимаешь, что мне за дело до головоломок? Этих совершенно логических, складывающиеся картинок? Нет уж, головоломки смертельно скучны. О, эти скользкие глупцы! Исполнительные! Я покажу этим гадам исполнительность! И они утверждают, что я убил Паучонку! Пауцид? Я? Как я вообще мог бы… я же люблю пауков!» В это мгновение Капитан Развалина бросил взгляд на довольно жутких размеров чучело паукообразного насекомого, покоящееся среди его различных вещей. «Не обращай внимания на всякую ерунду, Алиса. Достаточно сказать, что я, Капитан Развалин, совершенно неспособен на такое преступление. О, я чувствую, меня подвергнут такой острастке!»

«То есть из Вас сделают страуса?» — спросила Алиса.

«Ничего подобного!» — рявкнул Развалина. — «Наоборот, это Гады закопали свои головы в песок. Ведь ты должна понимать, Алиса, что я никак не мог убить паука?»

Алиса согласилась довольно легко, встретившись с ощетинившимся негодованием Барсучника из первых рук, не говоря уж о новом облаке талька, взбучившемся от его шерсти. (О Боже, я только что пообещал не говорить об облаке талька, как обнаружил, что уже сказал о нём. Я, должно быть, стал изрядно уставать в свои преклонные лета, Алиса. Я даже полагаю, что мне пора отправляться в постель, потому что уже довольно поздно, и для одного дня я написал вполне достаточно. Увидимся утром, милая ненаглядная девочка…) Хрррррррррррррррррррррррррр (Ну вот, так уже лучше. Итак, о чём бишь я?) Ну конечно; Алиса как могла пыталась успокоить Капитана Развалину, попутно прося его объяснить, что именно было чюрвём (с Ю).

«Наука шальнологии» — начал Капитан, испытывая очевидное облегчение от смены темы, — «гласит, что чюрвь — это паразит, любящий незаконно селиться в компьютермитном бугре. Обосновавшись, чюрвь лезет из кожи, чтоб заставить термитов давать неправильные ответы. Исполнительные Гады, конечно, думают, что чюрви — чума налаженной системы; они пытаются убивать чюрвей. Но я, Капитан Развалина, первооткрыватель шальнологии, предпочёл бы пригласить чюрвей в мой бугор. И знаешь что, Алиса…?» — Тут Капитан нервно оглянулся по сторонам, пригнул голову к уху Алисы, чтоб прошептать, «Некоторые люди даже едят чюрвей.»

«Едят червей!» — воскликнула Алиса, забыв даже про неправильное написание.

«Чюрвей, Алиса. Ч…ю…р…в…е…й! Некоторые едят их!»

«Но это же… это… это мерзко! Для чего?!»

«Это заставляет тебя сойти с ума, разумеется.»

«Но почему кто-то должен хотеть сойти с ума? Это же… это безумие! »

«Именно, Алиса! Знание, чтоб подкосило. Это мой девиз. Я приветствую неверные ответы. Не хочешь ли послушать песню, написанную мною об этом? Она называется „Брючный бюджет“.»

«Вы имеете в виду брючный манжет?»

«Что такое брючный манжет?»

«Разве это не такой брючный обшлаг?»

«Брючный кишлак!» — проревел капитан. — «Нету такого населённого пункта.»

«Но ведь никакого брючного бюджета тоже нет» — возразила Алиса.

«Точно подмечено!» — ликующе вскричал Капитан, начиная при этом исполнять маленький забавный танец и петь очень неопрятным голосом:

«Корову ложками увешай
И пусть они в весь рост хохочут;
А мне лишь то и интересно,
Что смысла здесь весьма не очень.
Сорочки пусть слагают песни,
Косноязычные для пряников;
А мне б хотелось развернуть
Историю и мироздание»

Тут Капитан Развалина врезал по куче своих различных вещей (оной из которых случилось быть крикетным молотом, упавшим на индийского омара и расплющившим его. «Выглядит совершенно безобразным» — заключила Алиса.

«Ну, на самом-то деле этот омар — ракообразный.» — ответил Барсучник, прежде чем продолжить песню:

«Ты лучше смысла не ищи
Ведь в мире его нет.
А кто-то возразит,
Он, значит, глуп и слеп.
Собаки в мыло перейдут,
Дрожащее во тьме;
Всё, что мне нужно доказать —
Что в этом смысла нет.
Пусть рыба вырастит в земле
Бюджетный рой штанов;
Я лишь вниманье обращу,
На то, что мир таков.
Сложенье суммы не даёт,
Жизнь суммы не даёт.
А если кто-то возразит —
Он точно идиот.

Капитан оборвал песню и вернулся к компьютермитному бугру.

6
{"b":"20986","o":1}