ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Позвольте мне взглянуть на список, — сказала Дейзи.

Хэкл протянул ей лист бумаги. Она пробежала взглядом по именам: Адам Джаггер — шесть-пять. Кэролайн Келли — четыре-один. Уильям Лачки — три-два…

— Я полагаю, вы ищете отца?

— Вот он. Джеймс Лав — пять-четыре. Он все еще — хранит эту старую костяшку.

Хэкл с улыбкой открыл ящик стола и вытащил черный поцарапанный прямоугольник. Это была кость два-зеро.

— Мы никогда не забудем тот год, — прошептал профессор.

— Неудивительно, что я никогда не могла обыграть его в домино, — сказала Дейзи.

— Он был тихим парнем — все время сидел на зад ней парте и смотрел в окно. Мисс Сейер буквально изменила его. Ваш отец стал лучшим математиком в классе. Мне жаль, что теперь он влачит свои дни в ужасной бедности и в одиночестве. Изумительный талант. Я знаю, вы приписали его к мертвым, чтобы получить доплату к стипендии. Но ваш отец действительно растратил жизнь впустую.

Дейзи рассматривала список учеников. Она пыталась навести мосты с прошлым. Подключиться к детству отца. Наладить контакт между ними. Кем он стал и кем становилась она? Два математика…

— Хорошо. Какой у вас план?

— Значит, вы с нами? Отличная новость! Отчитаетесь о своих успехах в эту пятницу, в моем доме. Мы собираемся в шесть часов вечера. На прошлой неделе ребята провели предварительные исследования. Но в эту пятницу состоится первая полноценная встреча команды. Пока же прошу ознакомиться…

Хэкл снова сунул руку в ящик стола и вытащил зеленую картонную папку. На обложке красовалось имя Дейзи.

— Вы знали, что я соглашусь?

— Скажем так: я надеялся на это. Внутри вы найдете некоторые документы и мои статьи, относящиеся к Делу. Они объяснят взаимосвязи.

— Могу я узнать, с кем буду работать? Джо Крокус входит в команду?

— Конечно. Джо является лидером группы. Я собираюсь участвовать в проекте лишь косвенно, но он будет докладывать мне обо всем. Под его началом находятся студенты Доупджек и Бенни Фентон. Первый занимается поиском информации в Бургернете и взломом компьютерных программ. Второй исследует ДНК счастливчиков, выигравших призовые половинки Домино Удачи. Вы будете полезны в качестве эксперта по теории вероятности.

— И всё? Четверо студентов против АнноДомино?

— Я хотел бы пополнить команду другими одаренными людьми. Мы ищем их. Одним из кандидатов является Джазир. Недавно он показал нам…

— Джаз Малик? Вы уговорили Джазира! И где он?

— В приемной.

— С ним все в порядке? Я тревожилась… Я хотела сказать, что не видела его с тех пор…

— Он ключ, Дейзи. Ключ от двери в лабиринт.

Покинув университет, Джазир и Дейзи пошли по Оксфорд-роуд. Время приближалась к пяти часам вечера — час пик: транспортные пробки и толпы людей. Дейзи не хотелось разговаривать. Пока еще нет. Она пребывала в шоке от предложения профессора и своего согласия. Вне его офиса за стенами университета безумный план Хэкла казался паранойей, и она уже подумывала об упущенных возможностях, перечеркнутых ее вступлением в команду Крокуса.

— Значит, ты тоже получила картонную папку от Макса? — спросил Джазир.

— Что? Да, получила.

— Ты видела список его одноклассников? Какие у тебя соображения? Ты думаешь, мы должны заняться Полом Мэлторпом?

— Наверное, да.

— Твой папаша тоже в его списке, верно?

— И что? Он там вместе с профессором.

— Перестань. Макс Хэкл не может быть Мистером Миллионом.

— Мой отец тем более не тянет на эту роль. Ты понял?

— Понял. Не дурак.

Погода выдалась прекрасной. Рекламки роились и транслировали слоганы.

— Эй, Дейзи! Смотри, какой прикол!

Джазир вытянул руки в стороны и повернул ладони вверх. В тот же миг на его левую руку опустилась рекламная бабочка, на правую — другая.

— Джаз, что ты делаешь?

— Маленький фокус, которому я научился. Смотри и не делай резких движений.

Рекламки роем полетели к Джазиру. Бабочки кружились вокруг него, заполняя пространство призывным пением — сообщениями о том, что он лучший из всех игроков, что он достоин немыслимых богатств и самого большого приза. Играйте и выигрывайте! Покупайте тысячи костяшек! Играйте до победы! Рекламки кружились, словно пылевое облако на орбите планеты. Дейзи никогда не видела ничего подобного.

— Джаз, на нас смотрят люди.

— Они просто завидуют.

Он повернулся к зрителям.

— Я дудочник, уводящий из города детей и бабочек. Быстрее! Забирайте у меня эти чертовы рекламки!

— Джазир!

Несколько приблудных бабочек опустились на голову Дейзи.

— Фу! Сними их с меня!

Она растрепала пальцами волосы. Ее приятель рассмеялся.

— Ах, милая! Они подумали, что ты моя партнерша. Ну, понимаешь, любовница! Самка!

— Это не смешно. Дейзи сердито отмахивалась от бабочек.

— Ты права.

Джазир похлопал в ладоши.

— Рекламки, улетайте!

Они тут же взлетели и рассеялись вдоль улицы в своем обычном стиле блурпс.

— Что с тобой, Джаз? Ты стал другим.

— Мне по фиг. Что бы со мной ни происходило, это очень возбуждает. Ладно, пошли отсюда.

Джазир отказался от поездки на автобусе. Он хотел попасть домой после того, как его отец уйдет в ресторан. Мать с сестрой не стали бы возражать против визита Дейзи. О чистоте отношений и расовой принадлежности беспокоился только Сайд Малик. И все же Джаз нервничал, вводя подругу в дом. Дейзи тоже смущалась сверх меры. Она никогда не бывала в гостях у Джазира. Он никогда не приглашал ее к себе и Даже не говорил ей адрес. Но влияние Хэкла изменило все. Оказалось, что Джазир ожидал Дейзи в приемной офиса, болтая с секретаршей. Он жутко гордился, тем, что Хэкл оценил его работу. И он теперь собирался открыть Дейзи какой-то важный секрет.

Первой странностью был запах. Когда Джазир вел ее по лестнице в свою спальную комнату, девушка почувствовала резкий и густой аромат ультрачеснока.

— И твоя семья не возражает против этого? — спросила она.

На двери спальной висела табличка с надписью: «Спецспецлаборатория: ограниченный доступ!»

— Они не спорят со мной. Боятся, что я уйду из дома.

Джазир открыл дверной замок.

Второй странностью был свет. При задернутых шторах комнату освещали только небольшие ультрафиолетовые лампы, сиявшие над рассадой чеснока. Пока Джазир закрывал дверь, Дейзи подошла к искусственной оранжерее.

— Это серьезное нарушение закона. Что, если копы узнают о твоем огороде?

— А кто им расскажет?

Он включил верхний свет.

— Ты же не станешь доносить на меня, верно?

— Что я, чокнутая?

Она повернулась и осмотрела комнату. Пол устилали обертки бургеров, компьютерные диски, аркадные журналы «Игровой кот» (хит месяца — «Коварное жулье» — новая стрелялка Анинтендо), использованные костяшки домино (кремового цвета), пустые пакеты из-под кукурузных хлопьев, засохшие остатки кэрри, книги о гарантированном выигрыше в лотерее, книги о курьезных проигрышах, брошюры о лечении игровой зависимости, о том, как можно обмануть в игре и как стать настоящим игроком. А поверх этого валялись трусы и старые носки (быстро спрятанные под подушку), кассеты с песнями Фрэнка Сценарио (включая редкий винил «Как круто можешь ты уйти?»), мануалы по программированию, карта Манчестера (с какими-то пометками и вычерченными маршрутами), тюбики зубной пасты, коробка шоколада, зеленая папка с именем Джаза и выпавшие листы с уравнениями и диаграммами.

— У тебя тут супер!

— Да? Тебе понравилось?

— Ты когда-нибудь здесь убираешь?

— Я? Это обязанность мамы.

— А почему она не убирает?

— Потому что не может попасть сюда. Я держу лабораторию закрытой. Фактически…

— Что?

— Ты первая… Я хочу сказать, что ты первая женщина, вошедшая сюда за… последние два года.

— Ого!

Обстановку комнаты завершали тахта и офисное кресло, стоявшее перед компьютером. Стол у боковой стены служил рабочим верстаком. Свободного места почти не оставалось. Над верстаком под большим плакатом «Наш крутой Фрэнк» висел штатив с инструментами и колбами.

25
{"b":"20988","o":1}