ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Домино раскололось на две половинки вдоль центральной полосы — шесть и шесть вращались рядом друг с другом…

— А сколько людей мечтало взломать домино! — произнес Джазир.

…затем из них вырвался рой крохотных иконок, с крылышками и пиксельными крапинками. Слишком много, чтобы сосчитать. Они набросились на соус и начали пожирать его. Через минуту две иконки подрались из-за сочного кусочка. Еще через несколько секунд две бабочки объединились, чтобы отогнать третью. Несколько иконок обследовали территорию.

— Здесь сто шестьдесят восемь бабочек, — сказал Джазир. — Ты знаешь это число?

— Конечно, — ответила Дейзи. — Полная сумма очков в наборе домино.

— И что тебе напоминает этот экран?

— Игру жизни.

— Точно. Одну из первых систем искусственного интеллекта — клеточную автоматизацию. Исследователи разрабатывали карты и определенную среду на жестком диске. В искусственном мире создавалось несколько существ, которым давались базовые правила. Затем вносился элемент случайности, и программу запускали в действие. Эволюция внутри компьютера. Если ты читала документы Хэкла, то, наверное, поняла, что он создал аналогичный проект, хотя и назвал процесс развития сексуальным знанием — нимфомацией. Смотри. Две из них уже спарились.

Действительно, две крохотные бабочки слились на экране в брачном союзе.

— Ладно, ребята. Вам пора в постельку.

Джаз деактивировал Окно. Оно уменьшилось до маленького домино, которое делило экран с семью другими костяшками. Джазир кликнул по первому из них.

— Эту папку я создал раньше.

Экран стал смолисто черным. На нем пульсировал конгломерат информации.

— Что тут происходит? — спросила Дейзи.

— Они репродуцируются. Этому миру только пять дней. Эволюция идет очень быстро. Подожди, я прокручу экран, чтобы найти конец.

Пощелкав по клавише Page Down, он пролистал несколько страниц. Край инфомассы тянулся вниз десятками спиральных щупальцев. Время от времени крохотный образ отделялся от конгломерата и исследовал ближайшее пространство.

— Это фрактал!

— Новый фрактал. Он дает рождение следующей ветви комбинаций. Дейзи, поверь мне на слово. АнноДомино совершила чудо. Они взяли труд Макса и раз вили его до невероятных пределов. Я нашел в этой массе три вида существ. Иногда они сражаются, как боевые корабли. Бабочки крадут припасы у соседнего роя, поедают друг друга, трахаются, рождают новые поколения. И цикл продолжается. Это только демонстрация процесса. А представь, как они ведут себя в реальной жизни! Бесконечный процесс развития!

— Как твое открытие поможет нам взломать программу лотереи?

— Хороший вопрос, любимая. Я отдал копию этого диска Джо Крокусу. А Бенни получил от меня пробирку с вазом Джаза.

— Ты решил остановиться на вазе?

— Да. Это окончательное название. Кстати, Бенни уже провел анализ ДНК.

— И что?

— Он чешет репу. Сказал, что вещество имеет неизвестную науке генетическую структуру. Мы показали результаты Хэклу. Профессор очумел и начал лепетать о лабиринте Хэкла во плоти. Вся фишка в том, что гены не делятся на два вида, как у мужчин и женщин. В этом веществе имеется множество различных комбинаций — так называемых генетических полос. В результате воспроизводство получается более случайным. А значит, больше шансов для эволюционного развития. Объем информации настолько велик, что Бенни не может создать обобщенную схему. И Хэкл говорит, что это вообще невозможно.

— А что с диском? Чем занимается Джо?

— Он отдал диск Доупджеку. Похоже, мой труд оказался напрасным.

— Так уж и напрасным! Могу поспорить, что Диджей уже вышел на следующий уровень защиты.

— Конечно, вышел. Вот проблема-то! Используя мои находки, это мог бы сделать любой. Я сам взломал бы ту программу. Легко.

— Так и взломал бы.

— У Доупджека оборудование лучше.

Дейзи улыбнулась.

— Что ты лыбишься?

— Ничего.

— Давай, говори. Ты смеешься надо мной?

— Нет, не смеюсь.

— Смеешься!

— Нет.

— Ты улыбалась!

— Отстань. Это все щекотка…

— Сейчас я проучу тебя.

В следующую секунду они уже барахтались на полу, перекатываясь друг через друга. Иногда сверху был Джаз, иногда Дейзи. Любое из этих положений казалось им настолько забавным, что смех и визг разносились по всему дому. Иногда побеждала Дейзи, а Джазир поддавался. Иногда Дейзи проигрывала, и эти поражения приносили ей не меньшее удовольствие.

— У вас там все в порядке?

Стук в дверь. Голос мамы Джазира.

— Дейзи, вы хотите что-нибудь перекусить?

— У нас все нормально, мама, — поднимаясь, прокричал Джазир. — Мы делаем уроки.

Незапертая дверь открылась.

— Ах, мальчик мой! Какой тут беспорядок!

— Да, мама.

Он уже стоял на ногах.

— Я как раз занимаюсь уборкой.

— А я помогаю ему, миссис Малик, — добавила лежащая на полу Дейзи.

Она схватила обертку от бургера и смущенно помахала ею.

— Вот. Видите?

Девушка поднялась на ноги.

— Вы очень добры, мисс Лав. Мы скоро будем ужинать.

— Дейзи собирается уходить. Я провожу ее домой.

— Правильно, сын мой. На улицах теперь так много хулиганов.

Она ушла. Джаз запер дверь.

— Мама все понимает. Четыре ребенка. Мы взрослеем. Это просто…

— Ты действительно хочешь проводить меня домой? — спросила Дейзи.

— Конечно, провожу, но позже. Разве я еще не сказал тебе о наших дальнейших планах?

Он сделал плавное па, копируя движения Фрэнка Сценарио. Раз-два, раз-два и легкое скольжение… Лирика танца. Они были так близко.

На экране компьютера маленькая бабочка из массы темного роя нашла другую бабочку из светлого роя. Потанцевав друг с другом несколько секунд, они слились в любовном единении.

К тому времени Джазир и Дейзи уже лежали в постели.

Играй и выигрывай

Чуть позже она поцеловала рану на его руке. Опухоль казалась живым существом и мягко двигалась под губами Дейзи. Ей не хотелось говорить, а Джазир уже спал.

Затем он выполнил обещание и проводил ее домой. По пути к ресторану они не сказали друг другу и пары слов. Дейзи смущалась. Ее удивляла мысль, что она отдалась ему так легко и внезапно после долгих лет одиночества и длительных отказов. И снова законы вероятностей оказались неприменимыми к жизни. Неужели на нее повлияло роение бабочек на экране компьютера? Впрочем, она держалась достаточно стойко, а Джаз был ее лучшим другом. Как этот факт изменит их жизни? Станет ли он началом чего-то нового или окончанием прежних отношений? Что будет с их дружбой? Как много мыслей!

Джазир мучился тем же — в основном чувством вины. Он знал, что поступил нехорошо. В принципе, он радовался тому, что случилось. Но почему он не успел предохраниться? Да и сам акт прошел как-то очень быстро. Наверное, помешала мысль о матери и сестре внизу. И вездесущий отец ворчал в голове, оставаясь в его спальной, в его теле. Неужели он никогда не избавится от влияния родителей?

— Ты тоже делал это в первый раз? — спросила Дейзи.

Джазир не ответил.

— Все нормально. Я думаю, мы неплохо справились.

Юноша пожал плечами. Дейзи взяла его за руку. Она никогда не видела друга таким притихшим. Но ситуация была необратимой. Это уравнение не подлежало сокращению — даже теперь, при переводе в бесстрастные числа.

— Джаз, — сказала она, — ничего не изменилось…

— Мы остались прежними, правда? Я имею в виду, что в эти дни всех нас можно считать непорочными девственниками.

— Не нужно так…

— Да, мы чисты. Каждый. Даже Джо Крокус, в каком-то смысле. Мы все ждем перемен. Такие времена.

— Наверное, ты прав.

На плечо Джазира опустилась рекламка. Он неосознанно погладил ее, и она зашептала ему что-то на ухо. Какое-то секретное сообщение.

— Ты знаешь, что это напоминает мне? — спросила Дейзи.

Джазир покачал головой.

— Их тянет к тебе, как к твоему особому рецепту. Похоже, тут действует реальная версия соуса. Скажи, я угадала? Ты создал приманку для бабочек?

27
{"b":"20988","o":1}