ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В том же доме, в других постелях ворочались Макс Хэкл, Джимми Лав и Маленькая Целия. Девочка вскоре заснула. Ей приснился сон про Эдди Ирвелла и их выигрыш главного приза. Профессор Хэкл не мог успокоиться так быстро. Он знал, что в это время по городу бродил Костлявый Джокер, искавший жертву лотереи. Была ли в том его вина? И что он мог предпринять? Ему вдруг вспомнилось, как он солгал Дейзи Лав. В принципе, Хэкл рассказал ей правду, но один важный факт остался скрытым. Пока еще скрытым. А почему он должен брать это бремя на себя? Пусть Джимми сам разбирается. Тот самый Джимми, который тоже лежал без сна и гадал о том, как много Макс рассказал его дочери. Он пытался представить себе, что чувствовала Дейзи, узнав о его соучастии в убийстве человека. Наверное, она ненавидела его. Какой же будет ее ненависть, когда она услышит настоящую правду? Он должен взять это бремя на себя. Его вина… Его расплата…

Еще один дом и другая постель. Диджей Доупджек, дрейфовавший из яви в сон и обратно, возбужденный своим открытием, воображавший реакцию Хэкла после прочтения его письма. Он находился на пороге тайны, он был так близко от безумных возможностей. Все закончится завтра. Немного работы, раскроются связи, и он…

В маленькой комнате над рестораном примерно в центре Расхолм-виллидж расстроенная Дейзи Лав не находила места на своей постели. Как она могла заснуть? Столько мыслей в голове! Столько чувств в растревоженном сердце! Она ожидала тихого стука в дверь. Она расскажет Джазиру обо всем, и он придумает, что делать дальше. А внизу в ресторане Джаз торопливо наводил порядок в зале, чтобы затем подняться наверх и узнать, что случилось с Дейзи.

Сладкий Бенни по-прежнему не спал. Он все еще ездил по Манчестеру в машине Джо. Где он теперь? Бенни не замечал домов и адресов, только свет светофоров на перекрестках. Столько кругов он сделал? Нужно ли вернуться? А зачем? После того, как Джо и профессор… О господи! Бессильная злость. Может быть, пришла пора сойти с корабля? Стать снова одиноким и потихоньку пережить трагедию? Пусть Джо трахает себя, когда их интрижка с Хэклом закончится! Забыть о них. Забыть навсегда…

Другая машина направлялась в Манчестер. Ею управлял человек, получивший наихудший приз лотереи. Мы все еще не знаем его имени, пока еще нет. Да, он остановился и подобрал попутчика на торфяных болотах. Парень ожидал сильной боли, и она действительно была, но небольшая — маленький укус. Теперь подача мяча перешла к нему. Эти уроды не подозревали, что приз, каким бы плохим он ни казался, вовлечет его в передачу боли. Парень чувствовал себя отлично, настоящим победителем. Чертовски сильным и полным знания. Прежде он считал себя экспертом в тактике регби и в медицинских процедурах, естественно, при выпитом пиве и съеденном кэрри. Но теперь его разрывало от новой информации. Он знал всю механику игры и, естественно, знал, кто был Мистером Миллионом. Приятный сюрприз! Лично он не догадался бы… Хотя какая к черту разница? Главное, что выигрыш дубль-пусто не стал чудовищным проигрышем. Наоборот, лучшим призом из всех! Он проголодался так сильно, что даже не мог думать о степени голода. Там, внутри лабиринта Манчестера, находился сундучок с сокровищами. На его плече сидела подаренная скелетом рекламка, которая давала ему направления. Ее звали Рогатый Жоржик.

Отныне он мог сделать неудачником любого жителя города. Он мог наблюдать за людьми, за их снами, танцами, пока они праздновали свои проигрыши. Он мог видеть обладателей призовых половинок, боявшихся спать этой ночью. Их пугали слухи о кошмарах со скелетом. Успокойтесь, невинные смерды. Приз заявлен и получен. Костлявый Джокер находился в теле другого человека, на плече которого сидела мерзкая рогатая бабочка. Сейчас он ехал в украденной машин по мокрым улицам игровой столицы Англии, Соединенного Королевства на планете Земля.

В это время Джазир забирался в кровать Дейзи Лав.

— Люби меня, — прошептала она.

— А для чего, по-твоему, я пришел сюда? — спросил он.

— Люби меня. По-настоящему.

— По-настоящему? Вот так нормально?

— Да. Всю ночь.

— Всю ночь? А что если отец…

— Забудь об отце. Останься со мной.

Следуя ее настойчивым инструкциям, он старался показать себя с лучшей стороны, обильно смазав кое-что надежным вазом. Чуть позже они обсуждали совместный побег.

— И ты готова выйти из игры? — спросил Джазир.

— Конечно.

— А как же учеба? И взлом домино? Профессор Хэкл…

— Забудь о них.

Однако Дейзи не могла забыть об откровениях в подвале. Не так-то это было просто. В теплой и уютной темноте она рассказала Джазиру все-все о том, как создатели «Числовой ханки», включая ее отца, убили Джорджа Хорна. Она не знала, что конкретно там случилось. Однако Дейзи понимала: преступление совершил не только Мэлторп.

В окно стучалась рекламка. Наверное, она чувство-присутствие Джазира и пыталась пробраться в комнату.

Тревожный стук в окно? Конечно, его слышала не только Дейзи. Диджей Доупджек был выдернут из сна непрерывным постукиванием по стеклу. Перевернувшись на другой бок, он накрыл голову покрывалом и сонно проворчал, чтобы его оставили в покое. Но рекламные бабочки не унимались. Наконец он встал сердито подошел к окну и посмотрел сквозь щель между шторами…

Сине-кремовая майка регбиста? Нигель Зуз? Черт бы его побрал! Что он здесь делает? Разве ему мало бумажника? Тупоголовый фашист с рогатой рекламкой. А ситуация дерьмовая… Диджей испугался. Он не хотел новых шишек и синяков. Нигель Зуз вышел на дорогу и осмотрелся по сторонам. Что случилось с этим куском мяса? Боже, как жутко он выглядел! Он выглядел, как…

Внезапно Зуз поднял голову и посмотрел прямо в окно! Доупджек отпрыгнул назад и опрокинул стул. Нужно позвонить в полицию. В парадную дверь постучали, точнее, заколотили по ней, будто двумя кувалдами. Диджей сражался с телефоном, сражался с одеждой, искал оружие.

Дверь распахнулась! О господи! Этот звук на лестнице… Пожалуйста! Нет…

А Дейзи и Джазиру было тепло и уютно в постели. Пение рекламок за окном. Играйте и проигрывайте. Играйте до проигрыша! Дейзи рассказала Джазу о мисс Сейер, то, что услышала от Хэкла. О том, что Мэлторп имел с ней любовную связь. Как все запутано! Как все опасно! И что им теперь делать?

— Я знал, что мисс Сейер вовлечена в авантюру АнноДомино.

Тихая беседа в темноте.

— Хэкл и тебе рассказал об этом?

— Нет. Она навещает меня.

Ленивое поглаживание ее обнаженного бедра. Дейзи перекатилась на живот и посмотрела ему в лицо.

— Что ты сказал?

— Мисс Сейер…— спокойно повторил Джазир. — Она навещает меня.

— Как это навещает?

— Каждый раз, когда я включаю компьютер.

— Джаз!

— Я говорю тебе правду. Она появляется на экране и говорит со мной. Мисс Сейер, я знаю.

— Почему все вокруг меня сходят с ума?

— Это началось еще до проекта. Мне нравились видеоигры, особенно аркады. Однажды она пришла ко мне, и с тех пор мы начали общаться друг с другом. Позже…

Дейзи села на постели.

— Ты смеешься надо мной?

— Позже… она стала появляться в моих снах.

— С тобой все ясно.

— Послушай меня! Она просит о помощи. Что-то пошло не так. Она запретила мне рассказывать о ней даже близким друзьям. Наверное, боится и не доверяет никому. Только мне.

— Почему тебе? Джазир пожал плечами.

— Не знаю. Просто со мной что-то происходит. Разве я виноват? Затем…

Дейзи прижалась к нему плотнее.

— Затем я начал видеть всякие картины.

— Какие картины?

Образы из жизни города.

Образы из жизни города? Джазир кое-что пропустил. Хотя бы то, как Диджей Доупджек вернулся к своему компьютеру. Его окровавленные пальцы мелькали над клавиатурой быстрыми всполохами, печатая строки из запутанных слов.

— Да, образы, — повторил Джазир. — Такое впечатление, как будто я сам… Только не смейся, ладно?

— Я не буду.

— Это продолжается с тех пор, как меня укусила бабочка. Я как будто наблюдаю за городом глазами рекламок.

51
{"b":"20988","o":1}