ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вспомните, что говорилось в последнем сообщении Доупджека! — вмешалась Дейзи. — Он писал, что должен укусить кого-то.

— Вот именно! Знание Джокера передается через укус.

— Я могу подтвердить эту истину, — сказал Джазир, потирая запястье и ощущая невидимые крылья, трепетавшие за его лопатками.

— Так кого же укусил Диджей? — спросил Крокус. — Кто стал Костлявым Джокером?

Никто не знал ответа. Затем Джо догадался сам. «Никаких новых укусов…»

Доупджек оставил скрытое сообщение. Что если и Бенни поступил подобным образом? Джо вытащил из кармана сложенный листок. «Закрываю все каналы, связываюсь с Зеро».

— Я думаю, Бенни, — печально произнес он.

— Что Бенни? — спросил Джазир.

— Доупджек укусил Сладкого Бенни. Тот стал Костлявым Джокером. Чтобы как-то остановить нимфомацию, он совершил самоубийство.

Объясняя догадку, Джо вдруг вспомнил, что видел в госпитале Хэкла, Хэкла и Крола — администратора АнноДомино.

— Проклятье!

— Что?

— Хэкл. Макс Хэкл. Я уверен!

— Что там происходит? — указав на экран, спросила Целия.

Восстановление удаленных файлов продолжалось. Когда пять Темных фракталов собрались полукругом перед монитором, Доупджек из прошлой пятницы — ныне, к сожалению, покойный — заставил открыться еще одно окно.

— Он прошел через защиту и обнаружил упоминание о «Танцующем Мастере», — сказала Дейзи.

Джазир уже все понял. Он отступил от стола и обиженно сел на кровать, не в силах принять горькую правду.

— Джаз, — закричала Дейзи. — Здесь говорится, что танец Джокера был придуман Фрэнком Сценарио. Разве не странно? Вот почему Диджей сравнивал его с хранителем экрана. Джаз?

Юноша молчал.

— Джаз, что с тобой?

Это его герой, — прошептала Целия. — Ты что, не понимаешь?

— Герой с большой дырой, — засмеявшись, добавил Джо.

— Все нормально, — сказала Дейзи. — Это ничего не значит… Мистер Миллион мог скопировать танец Фрэнка Сценарио. Зачем Фрэнку связываться с АнноДомино? Он и без того крутой. Он самый крутой парень во Вселенной. Джаз…

Джазир печально покачал головой.

— Пожалуйста, — тихо попросил он Дейзи, — не защищай его ради меня.

— Кажется, я понял, — сказал Джимми Лав. — Когда Доупджека укусили, он получил все знание, которым владел Костлявый Джокер. Эта информация включала в себя секреты АнноДомино. Он узнал реальное имя Мистера Миллиона.

— Мы тоже знаем его, — вмешалась Дейзи. — Диджей написал в последнем сообщении, что это Адам Джаггер. Один из твоих одноклассников, верно?

— Адам Джаггер? — произнес ее отец. — Пытаюсь вспомнить его. Никаких ярких сцен. Никакого авторитета. Он не был основным игроком.

— Зато теперь все по-другому, — сказал Джо. — Не удивительно, что Фрэнк всегда носит эту глупую шляпу и темные очки.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Дейзи.

— Он не так крут, как кажется. Фрэнк маскируется. Джаз, я прав?

Дейзи вдруг осознала, что смотрит на возлюбленного и ищет повод, чтобы поддержать его, даже если эта помощь не даст им ничего хорошего. К счастью, Джазир рассмеялся.

— Мистер Миллион — это Адам Джаггер. Он не Фрэнк Сценарио. Мне всегда хотелось узнать его настоящее имя.

Внезапно на экране монитора снова появилась молодая мисс Сейер. Она посмотрела на Джазира, и тот зачарованно подошел к столу. Ее глаза переполняла боль. «Выпусти меня отсюда!» Могла ли строка из трех слов быть криком? Джазир не сомневался в этом. Но что он мог предпринять? Крылья не держали вес. Они были невидимыми.

Отец Дейзи знал, что делать. Он упал на колени и вытащил из-под воротника поцарапанное домино.

— Мисс Сейер… Мисс Сейер…

— А-а! Это ты, Пять-четыре. Ну что? Начнем урок?

Играй и выигрывай

Джокер укусил Нигеля, Нигель укусил Доупджека, Доупджек укусил Бенни, и Бенни укусил Хэкла. Пятеро фракталов разработали план. Джо Крокус лично позвонил в дом профессора.

— Макс слушает.

— О, простите. Это Джо. Не узнал ваш голос.

— Что ты хочешь?

— Макс, я знаю, что случилось.

— Ничего не случилось.

— Не поддавайтесь, Макс. Не передавайте его никому.

— Держись подальше от этого, Джо.

— Макс! Мы можем оказать вам помощь…

— Мне не требуется помощь. Я справлюсь с ним сам. Не мешай мне, Джо. И не приближайся к моему дому. Я считаю это личным делом.

— Макс!

Костлявый Джокер бросил трубку, хотя Хэкл сопротивлялся ему изо всех сил. Профессор провел в подвале еще час, вводя в программу лабиринта неопробованное уравнение Тезея. Каждая попытка заканчивалась неудачей. Джокер мешал ему — проникал в систему, путал коды, защищал свой дом. В конце концов Макс сдался. Его голова трещала от чрезмерной информации противника. У него остался последний вариант. Реальный способ покончить с игрой. Ему следовало проникнуть в редко посещаемое ответвление, затем перейти на ручное управление… и убить врага.

После полуночи, в первые минуты пятницы, профессор Хэкл прошел через ворота на территорию АнноДомино. Бабочки отлетели в стороны, позволив ему пройти к Дому Шансов. Они создали две боевые фаланги, жужжащие слоган:

— Играй и выигрывай! Играй и выигрывай! Играй и выигрывай!

Хэкл без страха прошествовал через темный парящий тоннель. На гигантских дверях со створками-домино его ожидал исполнительный директор по связям с общественностью. Крол приветствовал его:

— Добро пожаловать, профессор. Вам сюда. Мистер Миллион хочет встретиться с вами.

Хэкл с улыбкой прошел в огромный зал.

Последний шанс.

ИГРА № 46

Наступил девятый час, и гнусные орды понтеров застучали костяшками, настраиваясь на волну азарта. Все место игры было усеяно точками, и телеящик страстно умолял: «Берегись неправильных чисел, моя дочь Доминошка. Этих очковых злодеев, питающихся маленькими шансами! Берегись заходить в Дом Костей и избегай Мистера Миллипеда!» Но непослушная девочка давно уже искала Пышку Шанс. Она усадила на плечо свою рекламку и принялась играть в единички и двоечки, троечки и четверочки, пятерочки, шестерочки и нолики. И когда в глазах у Доминошки зарябило от точек, из Дома Костей пришел Танцор, чтобы загипнотизировать новую жертву. «Раз, два! Три, четыре!» Бабочка заметалась туда-сюда, выкрикивая объявления. «Пять, шесть и нолик!» — продолжил Танцор. К счастью, все закончилось хорошо. Девочка зарезала злодея и убежала к маме с призом. Вот и ты, моя умница, однажды выиграешь дубль-шесть. Ах ты славный везучий малыш! О день точек! Пусть косточки будут всегда! И пусть ты тоже когда-нибудь станешь Миллипедиком!

Шел девятый час, и очарованные точками люди готовились вымаливать или вымалчивать призы. Их телеэкраны уже горели огнями, а в заочкованных умах мелькали сказочные домисуммы. Игра номер сорок шесть. Отцы пели дочерям лотерейные колыбельные; матери покачивали на руках сыновей, подсовывая им игрушки-домино с механическими голосами; бабушки и дедушки баюкали внучат, чтобы побыстрее уложить их спать.

Люди славного Лабиринтчестера, тонувшие в азарте и мечтах, с дикими глазами и дрожащими руками! Пусть себе играют!

Бабочки, наводнившие город в ожидании новых рекламных слоганов! Пусть звучат их сообщения!

Бургеркопы, жаждущие улик и легкой жизни! Пусть себе играют! Дом Шансов, Мистер Миллион, миньоны и миллионы! Пусть себе играют! Бездомные и бесцельные! Пусть себе играют! Томми Тумблер и великолепная Пышка Шанс! Пусть себе играют!

Темные фракталы: Джазир Малик, Дейзи, ее отец, Целия и Джо! Пусть себе играют!

Мигель Зуз, Диджей Доупджек, Сладкий Бенни, Джордж Хорн, Большой Эдди и все остальные мертвецы? Костлявый Джокер и профессор Хэкл? Их мы тоже пропустим и лучше займемся… Пусть себе играют! Пусть бродят, как привидения!

Все простые и безликие, отчаянные и дикие; дачники, неудачники, сердитые собачники; королевы уборных и короли гардеробных; мастера-наладчики и трубоукладчики; моты и обормоты, мечтатели и шпагоглотатели; профессора и видные чиновники, растлители умов и бед виновники; пьяницы, вонючки и уличные сучки; гробовщики, математики, денщики и лунатики; богатые и бедные, мордастые и бледные; нищие, грабители, побежденные, победители…

60
{"b":"20988","o":1}