ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

13в. Согласно правилу 4г., личность нового управляющего шансов останется анонимной.

13г. Выигравший игрок не может отказаться от приза.

13д. Игра неприкосновенна.

Играй и выигрывай

Джаз помог Хэклу выйти к внешнему периметру Дома Шансов. Лампы на потолке безумно мигали, и из сотен динамиков раздавался вой сирены. Служащие и рекламки сходили с ума. Везде царил хаос большого выигрыша.

— О черт! — сказал Джазир. — Целия убьет меня. Оставайтесь здесь, профессор. Я кое-что забыл.

Он вернулся в круглый зал и побежал к яме, вокруг которой собрались Крол, Томми Тумблер, Пышка Шанс и несколько других ответственных работников компании. Некоторые из них смотрели вниз, другие не смели!

— Зачем ты вернулся? — спросил Крол. — Разве тебе мало того, что ты сделал?

— Я ненадолго.

Джаз спрыгнул вниз. Головы мисс Сейер и Мэлторпа лежали в запутанном клубке из плоти на их общем бездыханном теле. Похоже, он действительно потрудился на славу. Хотела ли смерти его наставница? Была ли она теперь свободной?

Будем надеяться, что да.

Джазир занялся мертвым зверем. Раздвинув губы влагалища, он просунул руку в чрево. Ему пришлось орудовать по плечо в густой смазке, но он в конце концов нашел то, что искал. Мощным рывком юноша вытащил лепечущие останки несчастной Масалы.

— Счастья тебе, малышка, — сказал Джазир и выдернул из зубов умиравшей рекламки мокрое перо, сочащееся смазкой. — Такого не должно случаться с правоверными.

В центральном зале здания большие двери-домино были распахнуты настежь. На них застыл узор шесть-шесть, и лучи прожекторов проецировали этот результат в ночное небо. Такого финала никто не ожидал. Полный доступ во все запретные комнаты. Да здравствует новый Мистер Миллион! Исполнительный директор Крол последовал за Максом и Джазиром на лужайку перед главными воротами. Прямо в центре лежало безжизненное тело Фрэнка Сценарио, сброшенное с большой высоты. Но Крол не интересовался трупом. Как и все жители Манчестера, он с изумлением смотрел на небо.

Джазир улыбнулся.

— Кто бы мог подумать, что костяшки домино были яйцами рекламок, — сказал он ошеломленному исполнительному директору.

Эти яйца, устилавшие улицы и площади Манчестера, разламывались надвое, их скорлупа раскалывалась, и на свет появлялись их маленькие детки…

Из каждой раскрывшейся костяшки домино вылетела новая рекламка. Все небо было заполнено их кружащимися стаями. Миграция слоганов, уносившая мечту о счастье куда-то за пределы Манчестера. Еще несколько недель после последней игры эти V-образные существа оглашали город своими сообщениями.

Играйте и мечтайте! Мечтайте и выигрывайте!

Теперь я могу продолжить рассказ от себя лично.

Когда я притащил Макса в его старый дом, Джо и Целия танцевали в гостиной, перебрасывая друг другу призовую косточку.

— Что скажешь, Джаз? — спросила Целия. — Мы заберем наши деньги завтра? Или пойдем за ними прямо сейчас?

— Не так быстро, малышка.

— А когда? Когда?

— Да. Когда, Джазир? — спросил Джо.

У меня не хватило сил и духа, чтобы рассказать им правду. Да и как я мог? Пусть они сами узнают.

— Смотри, Целия. Я принес твое перо.

— Ура! Оно принесло тебе удачу?

— Еще бы!

— Фу! Оно все липкое. Джаз! Что за дрянь на нем? Куда ты его засовывал?

— Я бросил его в бочку с соком удачи.

— С соком удачи! А что это такое?

— Просто не теряй его, детка. Ладна?

— Да! Сок удачи! Ты неплохо потрудился, Козодой!

На свете имеются вещи, о которых восьмилетней девочке лучше не знать. Разве я не прав?

— С ним все в порядке? — указав на Хэкла, спросил Джо.

— Он молодец. Вы в норме, Макс?

Профессор кивнул.

Я оставил Целию и Джо в их бессмысленной радости и отвел Макса Хэкла в библиотеку. Это было нелегко. Меня трясло, как лист на ветру. Азарт приключений ушел вместе с силой, и тело стало походить на ржавый агрегат с застывшей смазкой. Мы немного поговорили о том, что случилось с нами в Доме Шансов, а затем я прояснил свою позицию.

— Макс, вы должны довести это дело до конца. Вы должны уничтожить лабиринт и Джокера.

Он кивнул.

— Вам помочь?

Профессор покачал головой. Оставив Хэкла наедине с его финальной миссией, я пошел искать Дейзи. Она была в подвале — ругалась с отцом. Перебранка касалась их семейных проблем, поэтому я снова вернулся наверх. Когда Дейзи разберется с Джимми, то сама придет ко мне. И тут я подумал о собственном отце и своих семейных заморочках.

Какой сейчас день? Эти сдвиги времени сбили меня с толку.

Конечно, все еще пятница. Я посмотрел на часы. Руки дрожали и спазматически двигались вперед-назад. Я все еще не успокоился — и, возможно, уже никогда не успокоюсь. Так или иначе, но я позвонил отцу в ресторан и сказал, что скоро вернусь домой. Он кричал — и сердился, но я сохранял спокойствие, держал язык колечком и ждал первой возможности закончить разговор.

Затем назад в гостиную. Джо заявил, что хочет забрать приз прямо сейчас. Он потребовал отдать ему косточку. Целия ответила, что костяшка принадлежит не ему, что его кость она выбросила в начале недели.

— Не лги мне, маленькая сучка! — закричал Джо Крокус. — Я заплатил за эту кость большую цену! Лучше отдай мне ее по-хорошему.

— Отдай ему костяшку, Целия, — сказал я девочке. — Пусть он забирает ее.

— Нет! Она моя!

— Поверь мне, сестренка.

И она поверила. Она отдала кость, и это было здорово.

— Открыть все каналы! — выходя из комнаты, прокричал Джо Крокус. — Полный контакт со Вселенной!

Так оно и получилось. Мы видели его в последний раз.

Через несколько минут из подвала вышла Дейзи. Она была бледной, словно в ее голове поселились привидения. Я спросил, что с ней не так.

— Давай уйдем отсюда, — сказала она.

— Давай. Твой отец пойдет с нами?

— Нет.

Я собрал наши вещи и вместе с Целией и Дейзи покинул мрачный дом профессора. К тому времени все жители Манчестера вышли на улицы — миллионы людей, танцевавших от счастья. Чуть позже их радость превратилась в шок и ярость, затем в отчаяние и гнев и наконец в печальное смирение. Улицы, по которым мы шагали, покрывал густой ковер бесполезных призовых костяшек. На каждой из них сияло чудесное шесть-шесть.

— Ты поняла? — спросил я Целию. — Это значит, что никто уже не станет Мистером Миллионом.

— Нет-нет! — закричала девочка. — Это означает, что каждый стал им! Мы все теперь Мистеры Миллионы!

Возможно, она была права. У меня еще не сложилось собственного мнения.

Мы шли по Бартон-роуд, где люди сочли общий выигрыш хорошим поводом для праздника. Господь сыграл над ними шутку, и они решили вдоволь посмеяться над ней. Из брошенных костяшек вылуплялись рекламки. Они роились и готовились в полет. Мне очень хотелось присоединиться к ним, расправить крылья и улететь, возможно, в Лондон или куда-нибудь еще. С другой стороны, я обещал вернуться в отчий дом. В конце концов Целия убедила меня сесть в автобус. В салоне было пусто, как будто в этот пятничный вечер никто никуда не спешил.

Мы устроились на верхнем ярусе, и Дейзи поведала нам о ссоре с отцом.

— О Боже, — произнесла она сквозь слезы. — Я только теперь поняла, почему Бенни Фентон хотел получить мою ДНК. Это было задание Хэкла. Он намеревался протестировать меня.

— Я не понимаю.

— Мой отец. Он рассказал мне правду…

Люби и выигрывай

Мэриголд Грин была секретаршей в том банке, куда устроился работать Джимми Лав. В 1977 году они сыграли свадьбу и в течение трех лет без всякого успеха пытались завести ребенка. Позже они проверились в госпитале, и Джимми признали стерильным. Эта проблема его не тревожила. Они открыто обсуждали темы усыновления, суррогатного отцовства и искусственного оплодотворения. Затем Джимми предложил жене участие в эксперименте, который мог стать заменой всех вышеперечисленных методов зачатия.

68
{"b":"20988","o":1}