ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я хочу сказать, что это должно подействовать на всякого, верно? – сказала Лори, вытирая слезы. – А такой пуританин, как мой папочка, захочет, чтобы у ребенка был отец.

Человек, с которым Мэгги провела полчаса в ювелирном сейфе, не был очень строгим пуританином. Прошло десять дней, а она все еще плохо спит по ночам с того самого дня, как тайком приобрела красные шелковые простыни для своей широкой кровати. Она знала, что покупает пытку для себя, но не могла противиться импульсу. Если ей недоступен Ник Фортуна живой, она может владеть им в мечтах. Она даже позволяла себе фантазировать о замысловатых путах ко всеобщему примирению, но теперь эти мечты обратились в пыль.

– Как ты собираешься сказать ему?

– Кому? Финну… или папе?

– Обоим.

– Не знаю. Потому и пришла к тебе. Я понимаю, что ты не очень хорошо знаешь папу, но по крайней мере можешь посоветовать, как начать с Финном.

Мэгги поспешила согласиться, надеясь, что Лори не заметила ее жаркого румянца. Ей самой впору спрашивать у Лори совета: «Как бы мне соблазнить твоего отца? Как заставить влюбиться в меня, пожертвовав своими принципами?»

Она понимала, что, участвуя в заговоре Финна и Лори, теряет всякие шансы на счастье с этим человеком, которого, кажется, полюбила роковой любовью, но что оставалось делать? Слишком далеко все зашло, чтобы правда могла помочь.

Они вместе ждали прихода Финна. Как показывал опыт Мэгги, смелые поступки лучше совершать с ходу, не оставляя времени на взвешивание опасных последствий.

Вопреки ожиданиям Финн принял новость спокойно… мертвецки спокойно.

Загорелая кожа приобрела цвет снятого молока, и он грациозно опустился в поспешно подставленный стул от Василия (хром и натуральная кожа). Сэму пришлось влить в него изрядную дозу бренди, чтобы вернуть к жизни.

– В обморок положено падать беременной женщине, а не будущему отцу, Финн, – сказала Мэгги, когда он пришел в себя настолько, чтобы сесть прямо и уставиться на Лори так, будто видел ее впервые.

– Финн? – Лори смотрела на него с тревогой и любовью.

– Боже мой. Лори, – произнес он дрожащим шепотом, лаская взглядом ее плоский живот. – Ребенок? Наш? Как это так?

Мэгги заметила, что Сэм ухмыльнулся и уже открыл было рот для объяснений, и поспешила вытолкать его из комнаты, пока он не испортил своими шуточками торжественный момент.

Вернувшись, Мэгги застала Финна и Лори в полнейшей эйфории и не смогла отыскать ни капли пессимизма. Причин для волнения нет, сказали ей, – впереди еще масса времени. Лори только на третьем месяце, и по крайней мере еще четыре недели ничего не будет заметно. А уж потом можно будет паниковать.

Пока же нужно довериться Томасу Ричи, отыскивающему кратчайший путь к разводу. Финну и Лори нужно только пережить период ожидания и надеяться, что они успеют пожениться до рождения ребенка. Мэгги показалось, что они просто не видят всей серьезности ситуации, и она высказала свою мысль.

– Отношение к незаконнорожденным давным-давно изменилось, – успокоил ее Финн, – и, что бы ни случилось, я буду записан отцом в свидетельстве о рождении. Сложности могут возникнуть только при наследовании, но, если Фортуна выполнит свою угрозу, на этот счет можно будет не беспокоиться.

Малышу просто нечего будет наследовать!

– Я как-то не могу представить ваш рай в шалаше, – едко заметила Мэгги. Вы оба всю жизнь провели в роскоши. Как же вы справитесь?

– Но ведь можно переехать к деду, пока я не смогу снова встать на ноги, ответил Финн.

Беременность Лори, по-видимому, сильно повлияла на его мыслительные способности.

– При том условии, что и он не откажется от тебя, – фыркнула Мэгги. Может быть, он поддастся уговорам и проглотит развод, но еще одна беременная невеста… при нерасторгнутом браке со мной? Не говоря уж о том, что, уничтожая тебя, Ник растопчет и всех нас, включая и Маркхама. Нам всем придется цепляться за жизнь. Ты должен подумать хотя бы о нас, если не о себе. – Нехорошо было так говорить, но она должна встряхнуть его и заставить посмотреть на вещи трезво.

– Я знаю, что папа бывает круг, но я также знаю почему. – Лори положила руку на свой живот. – Не сомневаюсь, что Финн и я… мы будем так же стараться защитить нашего ребенка. Папа не хочет, чтобы я повторяла его ошибки. Возможно, потребуется время, но, когда родится ребенок, я уверена, он примет неизбежность нашего с Финном союза.

– Став отцом, смотришь на вещи под другим углом, – согласился Финн. Делаешься более терпимым к безумствам, совершаемым другими отцами.

Мэгги смотрела на них обоих и не верила своим глазам. Финн еще и получаса не провел в своем будущем отцовстве, его ребенок представляет собой крошечный зародыш, а он уже говорит так, будто сбежал из семейного телесериала!

И тут ей стало ясно, что она – единственный достаточно здравомыслящий участник этого фарса, чтобы как-то направлять ситуацию. Пусть Финн и Лори купаются в предвкушении своего родительского счастья. Она, Мэгги, постарается создать основу для их оптимизма.

Первым делом она позвонила Томасу Ричи, чтобы выяснить состояние дел. Его новости были неутешительными.

– Я проверил все известные мне варианты, – сказал он, – но, если вы по-прежнему не хотите аннулирования брака, двухгодичный срок обойти невозможно.

– Для простого развода, которого мы оба хотим?

– Сегодня нет понятия «простой развод», Мэгги. Это даже не называется больше разводом. Это называется «расторжение брака», и единственное основание для него – раздельная жизнь. То есть вы и Финн должны разъехаться и прожить отдельно два года. Мне очень жаль, Мэгги, но я проверил все самым дотошным образом, но не нашел никакой лазейки. Никакой при тихом разводе, которого вы хотите.

– Два года, – убито повторила Мэгги.

– Я говорил все это Финну на прошлой неделе. Он не обсуждал с вами? Он наказал мне приготовить документы. Сейчас осталось только поставить ваши подписи.

– У него было столько проблем! – Она на самом деле почти не видела Финна последние недели. А он, бедный милый Финн, готов был принести эту жертву, потому что она не желала расстраивать Патти и Маркхама. Они с Лори готовы были еще два года жить в грехе только для того, чтобы удовлетворить эгоистичное желание Мэгги сохранить благопристойность. Неудивительно, что Финн потерял сознание, услышав о своем грядущем отцовстве. Вот почему оба храбро и самоотверженно лепечут о современных взглядах на незаконнорожденных! Решимость Мэгги окрепла.

– Что, если мы изменим мнение относительно аннулирования брака?

– Но Финн сказал…

– Томас, вы и мой юрист тоже, – жестко напомнила она.

– Если намечается конфликт интересов…

– Лори беременна, – прямо заявила Мэгги, после чего на другом конце провода наступила короткая, красноречивая пауза.

– Гм… понимаю… Что ж, решение об аннулировании ввиду отсутствия брачных отношений можно получить практически немедленно.

У Мэгги отлегло от сердца.

– Насколько немедленно означает «практически»?

– Только время, необходимое для подачи документов и их прохождения в палате. Скажем, два или три месяца.

Мэгги прикусила губу.

– Не годится. – К тому времени беременность Лори станет уже заметной. Надо дать хоть немного забыть первый скандал, чтобы представлять миру второй… под миром она понимала Ника. – А в Штатах быстрее?

– В некоторых южных штатах все, что от вас обоих требуется, – это заявление о желании жить врозь и раздельно. Стоит вам объявить перед гражданским судьей о совместном решении прекратить семейную жизнь – и получите развод. Таким образом… да, это может быть делом одного-двух дней.

– Финн знает об этом?

Казалось, она видит, как Томас пожимает плечами.

– Мы не обсуждали такой вариант, потому что я допускал только академический интерес. Вы говорили, что хотите оркестровать все как естественный развод, исключив кривотолки о фиктивности брака. Вы наложили вето на идею быстрого развода еще в первый раз, в моем офисе, помните?

28
{"b":"20996","o":1}