ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь захлопнулась у нее перед носом так же неожиданно, как и распахнулась.

Ворвавшись в комнату Шона, Аня резко остановилась. На смятой кровати с предательски опухшими губами сидела растерянная Шерил. Парень без рубашки и в расстегнутых джинсах допивал из бутылки остатки виски.

Шон Монро был одной из звезд команды регбистов. Хотя ему было только семнадцать, широкими плечами и развитой мускулатурой он скорее походил на взрослого мужчину, но обиженное выражение, появившееся на его лице при виде Ани, лишь подтверждало, что ему еще взрослеть да взрослеть.

– Шерил, ты в порядке?

Второй раз за ночь Аня увидела облегчение в пристыженном взгляде разыскиваемой девушки.

– Он пытался заставить меня выпить с ним, но мне не понравилось, – произнесла она дрожащим голосом. Она боязливо взглянула на своего спутника, когда тот со стоном опрокинулся на спину. – Кажется, Шону не очень хорошо, мисс Адамс.

– С чего бы это? – с сарказмом поинтересовалась Аня.

Она перевела взгляд на пивную банку, служившую пепельницей, и зорче присмотрелась к тому, что приняла за относительно безобидную сигарету.

– Думаю, ему хотелось, чтобы и ты попробовала это, – произнесла она напряженным от гнева голосом, указывая на тлеющий окурок.

– Я только дважды затянулась, – оборонялась Шерил. – У меня закружилась голова, и меня затошнило.

Но как бы ей ни хотелось отругать девочку за безрассудство, первым делом нужно было как можно быстрее и незаметнее вернуть ее и Эмму в лагерь.

Она велела Шерил спускаться к машине. Девочка подхватила свои ботинки и сумку и мигом вылетела из комнаты. Ну, ничего, юная леди, мрачно подумала Аня, Кэти придет в ярость, когда узнает все. И она уж отчитает Шерил как следует!

Она повернулась к лежащему на кровати парню, собираясь излить на него с трудом сдерживаемый гнев.

– Ты понимаешь, чем рискуешь? Девочка несовершеннолетняя... – запальчиво начала она.

Шон смачно выругался и, неожиданно вскочив на ноги, метнулся к ванной. Там его вырвало.

Аня почувствовала к парню легкое сострадание и налила ему стакан воды. Но когда он отпил пару глотков из предложенного стакана, его снова стошнило, и Аня оказалась не настолько проворной, чтобы защитить свои блузку и брюки.

Тихо ругаясь, она схватила полотенце. Невозможно будет сидеть в маленькой кабинке в этой тошнотворной вони, приставшей к ее одежде, – пожалуй, и ее, и пассажиров самих вырвет!

Убедившись, что Шон вновь упал на кровать, Аня заперлась в ванной и торопливо разделась. Она застирала испачканную одежду и только собиралась выжать ее, как услышала грохот и приглушенные стоны за дверью. Опасаясь, что Шона опять стошнило и он подавился, она схватила первую попавшуюся сухую рубашку, брошенную на корзину для белья, и метнулась в спальню.

Она с отвращением увидела, что Шон шарит руками по смятым простыням, пытаясь дотянутся до тлеющего окурка, упавшего на пол.

– Ага! – победно произнес он, высоко подняв с трудом добытый трофей.

Аня подскочила к нему и ловко выхватила тлеющий окурок из его неловких пальцев.

– Это я забираю, – строгим тоном произнесла она, намереваясь выбросить его в унитаз.

– Эй, не вздумай, стерва!

Он страшно разозлился и попытался выхватить окурок. Аня резко отвела руку в сторону – он ринулся вперед, она увернулась – и они в странной позе сцепились на краю кровати.

Неожиданно раздался низкий, звенящий от ярости голос:

– Черт возьми, Шон, кажется, мы договорились, что не будет никаких вечеринок, пока я... Что здесь происходит?

Аня резко обернулась. Увидев ее лицо, стоящий в дверях мужчина чуть ли не закричал:

– Вы?!

В его возгласе было столько осуждения, что Аня похолодела. Она схватилась за полы распахивающейся рубашки и в ужасе уставилась на дядюшку Шона. Монро, якобы уехавшего на все выходные.

Не может быть! Скотт Тайлер. Ее злой гений. Человек, упорно выступавший против приема Ани на работу в Гунуанскую школу.

Юрисконсульт школьного совета, считавший, что у нее нет должной квалификации для подобной работы. Этот человек только и ждал ее ошибки, чтобы доказать свою правоту!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Музыка стихла, слышны были лишь оживленные голоса, хлопанье дверьми да звук заводящихся моторов.

Вечеринка закончилась, и тот, кто стал тому причиной, стоял перед ними.

Аня слышала, что сестра Скотта Тайлера попросила его приглядеть за своими детьми, пока она будет за границей с мужем, и догадывалась, что тридцатидвухлетнему холостяку-трудоголику пребывание с ними покажется грубым вмешательством в его налаженную жизнь.

Пятнадцатилетняя Саманта, учившаяся в Анином классе, была прилежной ученицей, прелестной, как картинка, и пользующейся невероятным успехом у мальчиков, что же касается Шона... ну, если ему запретить что-нибудь, то вполне естественно, что он просто из принципа сделает все наоборот!

Ане вовсе не хотелось превратиться в козла отпущения. Или заступаться за Шона, тупо уставившегося на гневное лицо своего дядюшки.

– Я могу объяснить... – начала она, сделав неопределенный жест в сторону развалившегося на кровати парня.

Пронзительный взгляд голубых глаз оторвался от лица Ани и последовал за коротким взмахом ее руки, и она с ужасом вспомнила, что держит тлеющий окурок с марихуаной. Она поспешно убрала руку за спину.

– Не трудитесь. Думаю, картина ясна, – произнес он. – Вам крупно не повезло, что я раньше завершил дела и попал на последний рейс из Веллингтона. Если бы я вернулся завтра, как планировал, вам все сошло бы с рук.

Скотт Тайлер с трудом сдерживал ярость.

Он казался невероятно высоким – крупный и мускулистый, в сером костюме, подчеркивающем его мощную фигуру. Развязанный галстук свисал с ворота его накрахмаленной рубашки. От одного его присутствия просторная комната в кремовых тонах вдруг показалась Ане очень маленькой. У него были густые непокорные темно-каштановые волосы, спадавшие на лоб, а лицо с высокими скулами, глубоко посаженными глазами и когда-то сломанным, но тем не менее красивым носом искажала гримаса гнева.

Скотт Тайлер действовал на нее устрашающе с самого начала. Аня впервые увидела его полгода назад, во время собеседования при приеме на работу в Гунуанскую школу. Когда она почувствовала, что производит благоприятное впечатление на большинство членов комиссии, он начал заваливать ее вопросами и намекать на нехватку опыта работы. Его резкие нападки застали ее врасплох, и Аня немного растерялась, но потом все-таки взяла себя в руки и отвечала спокойно и с чувством юмора, что позволило ей вернуть утраченные позиции. И все же на мгновение она почувствовала себя на скамье подсудимых, и ее не удивило, когда впоследствии она узнала, что Скотт Таилер – один из лучших адвокатов в Южном Окленде, известный умением выигрывать самые сложные дела.

Впоследствии она узнала, что хотя он и не имел права голоса в совете, но обладал внушительным влиянием на него благодаря своей репутации.

К счастью, директор школы, Марк Рэнсом, решительно поддержал Анину кандидатуру. Его мнение совпало с мнением большинства членов комиссии, и через несколько дней она получила работу.

К сожалению, умение признать свое поражение явно не входило в число достоинств Скотта Тайлера, и при каждой последующей встрече, хотя она из кожи вон лезла, стараясь быть учтивой, их отношения не складывались.

И тут такая нелепая ситуация!

– Понимаю, как это выглядит со стороны, мистер Тайлер, но вы неверно поняли... – начала она.

– Я провел чертовски трудные двадцать четыре часа с крайне строптивыми клиентами и не расположен выслушивать всякую чепуху. А потому советую вам одеться и убраться отсюда, – резко бросил он. – Мне нужно поговорить с племянником. С вами я разберусь позже!

Аня бы с радостью убралась с глаз долой, но нужно было прояснить ситуацию.

– Послушайте, я понимаю, что вы изрядно рассержены из-за того, что Шон устраивает вечеринки без вашего ведома...

3
{"b":"20998","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Когда она ушла
От планктона до акулы. Уроки офисной эволюции для амбициозных
Жнец-2. Испытание
Что и когда есть. Как найти золотую середину между голодом и перееданием
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Другая Вера
Вечная жизнь Смерти
Запрет на вмешательство