ЛитМир - Электронная Библиотека

Вряд ли, подумала Аня. Она не стала вдаваться в детали унизительной стычки со Скоттом Тайлером. Лишь сказала, что он приехал после того, как она отправила девочек в машину, и был зол и груб. И не стала рассказывать о вспыхнувшей ссоре, тем более что имя ее противника было подруге знакомо.

– Скотт Тайлер? Адвокат? Я видела его в выпуске новостей по телевизору. В газетах писали, он камня на камне не оставил от верного дела. Не хотелось бы оказаться его противником в споре!

Как будто я не знаю! – подумала Аня. Когда они, наконец, легли спать, она всю ночь проворочалась без сна, вновь и вновь мысленно прокручивая происшедшее и придумывая меткие ответы на его выпады, которые, увы, не нашлись сразу.

К утру она почти убедила себя, что они оба всего лишь погорячились. Как только Скотт Тайлер остынет, он придет к такому же выводу. Ведь опытный юрист должен понять, что презрительные слова Шона – всего лишь пьяная попытка спасти собственную шкуру.

Наверное, он предпочтет сделать вид, будто этого неприятного инцидента не было. Аня уж точно так поступит. Несмотря на сказанные на прощание дерзкие слова, ей бы не хотелось снова возвращаться к этому.

Будет неловко смотреть Скотту Тайлеру в глаза при встрече. Ведь он видел ее в нижнем белье. Боже милостивый! В последний раз такое случилось в день ее совершеннолетия, и тот мужчина впоследствии разбил ей сердце. Не очень удачный жизненный опыт!

От тревожных мыслей последние часы в лагере тянулись бесконечно, и она обрадовалась, когда смогла, наконец, запрыгнуть в свою маленькую машину.

Головная боль немного утихла, когда Аня подъехала к дому.

Она купила дом с тремя комнатами вскоре после заключения контракта со школой в Гунуа. Подарила его себе на Рождество. Взяла кредит в банке и выплачивала его частями каждый месяц. Родственники убеждали ее, что покупка дома в провинциальном городке – не самое лучшее вложение капитала, однако они, похоже, не поняли, что для нее это был не просто дом, а место, где можно пустить корни. Даже спустя несколько месяцев после переезда, когда она возвращалась домой, ее охватывала радость при мысли, что она счастливая обладательница четверти акра рая.

– Привет, Джордж. Пришел со мной поздороваться?

Она нагнулась, чтобы погладить поджарого рыжего кота. На самом деле кот был бродячим, считавшим все окрестности собственными владениями и дарившим свою любовь каждому, кто готов был угостить его каким-нибудь лакомым кусочком.

Аня почесала у него за ухом и улыбнулась, услышав в ответ уютное мурлыканье.

Теперь, когда Аня наконец-то устроилась, она всерьез подумывала о том, не завести ли себе кошку. Или даже собаку. Из-за астмы в детстве и ужаса ее мамы, оперной певицы, перед всем тем, что могло бы представлять угрозу ее горлу, а стало быть, и голосу, ей не позволяли заводить животных. При частых гастролях не могло быть и речи даже о рыбках, и только во время столь дорогих ее сердцу поездок на каникулы на ферму тети и дяди Аня могла удовлетворить свой интерес к животным – и без всяких чихов и хрипов!

– Посмотрим, найдется ли у меня банка с тунцом, чтобы угостить тебя, – сказала Аня, идя вслед за Джорджем по недавно выложенной ею узкой кирпичной дорожке. Было необычно тепло для середины апреля, но над горами Гунуа собирались тучи, и в душном воздухе чувствовалось приближение дождя.

Войдя в дом, она со вздохом облегчения скинула туфли и прошлась по комнатам, распахивая окна. Время ужина еще не наступило, но Джордж наверняка проголодался. Аня аккуратно разделила содержимое банки на части: одну часть положила в блюдце для кота, вторую добавила в салат, который купила по пути домой, и, поставив его в холодильник, решила сначала принять ванну.

Ей хотелось погрузиться в восхитительную, пахнущую лавандой горячую воду, чтобы не осталось и следа от усталости и тревожных мыслей. А потом она съест свой салат с бокалом белого вина и расслабится за чтением, слушая музыку Баха. О, какое счастье освободиться от всех правил и норм! И не отчитываться ни перед кем, что и когда она сделала. Хочу – работаю, хочу – валяюсь без единой мысли в голове!

Оставив Джорджа лакомиться тунцом, Аня отправилась в ванную комнату и погрузилась в теплую воду.

Однако вопреки ожиданиям, это не помогло ей уйти от реальности, и мысли Ани невольно вернулись к раздражающему ее предмету – Скотту Тайлеру.

И как это только ему каждый раз удается сделать ее косноязычной?

А ведь когда их впервые представили друг другу, она надеялась, что между ними сложатся дружеские отношения.

Председатель совета, седой мужчина на седьмом десятке, пригласил ее в комнату дирекции на собеседование. Они обменялись рукопожатием, как вдруг лицо председателя озарилось радостью, и он воскликнул, глядя через ее плечо:

– О, прекрасно, вот и ты, Скотт! Я все думал, успеешь ли ты вернуться вовремя. Познакомься с мисс Адамс из Истбрука. Мы уже обсудили ее документы...

Церемония представления была прервана высокой, стройной брюнеткой, подхватившей Скотта под руку.

– Извини, папочка, – проговорила молодая женщина, задорно чмокнув председателя в щеку. – Я только что завершила дело в районном суде, а потом позвонила Скотту и вытащила его пообедать. Мы заговорились о делах и не заметили, как пролетело время.

– Хедер работает на крупную юридическую фирму, – пояснил с чувством отцовской гордости Ане Хью Морган. – Она была лучшей в юридической школе.

– Ах, папочка, это уже в прошлом, – жеманно махнула рукой Хедер.

Аня определила, что «девочке» уже чуть за тридцать. Похоже, это «прошлое» было лет десять назад, подумала она с несвойственной ей злобой.

– Ты же знаешь, я не люблю почивать на лаврах, – продолжила Хедер, игриво поглядывая своими миндалевидными глазами на стоявшего рядом импозантного мужчину. – Тем более, что Скотт не позволяет мне расслабляться.

Она снисходительно улыбнулась Ане, заметив, наконец, ее присутствие.

– Так вы учительница?

Судя по интонации, с которой был задан вопрос, по ее мнению, это самая неинтересная работа на свете.

Аня вежливо кивнула. Ее скорее позабавила, чем задела, высокомерность этой женщины. То, что она получила диплом с отличием и стипендию в Кембридже и отказалась от всего, чтобы учительствовать, не произвело бы на мисс Морган никакого впечатления. Она бы решила, что это глупо, ведь преподавание не приносит ни больших денег, ни славы, ни положения в обществе.

Аня молчала, пока остальные обменивались взаимными любезностями. Только услышав произнесенное вскользь название места, где живет Скотт Тайлер, она включилась в беседу.

– Вы живете в доме под названием «Сосны»? – спросила она. – Уж не в том ли, что стоит на выезде из Ривервью?

– Да, там, – настороженно ответил Скотт Тайлер.

– Случалось проезжать мимо? Прелестно, не так ли? Скотт купил его около... пяти лет назад, не так ли, дорогой? – Хедер Морган ловко дала понять, что их отношения носят не только профессиональный характер. – И заметьте, дом находился в весьма плачевном состоянии. Скотту пришлось полностью отделывать его и внутри, и снаружи.

– Если это случилось пять лет назад, то вы, должно быть, купили его у моей родственницы, – охотно поведала Аня Скотту Тайлеру, обрадовавшись общей теме для разговора. – Кейт Карлайл. Она приезжала из Лондона, чтобы обговорить условия продажи дома. Уверена, вы бы запомнили ее, если бы увидели. Она поразительная женщина – известная в Америке и Европе концертирующая пианистка...

Лицо его стало жестким. Уж не подозревает ли он ее в хвастовстве? Что ж, может, оно и так.

Но она искренне гордилась выдающимися достижениями Кейт.

– О, да, мне запомнилась Кейт Карлайл, – ответил он достаточно резко. Значит, можно не сомневаться, что встреча оказалась памятной. Это не удивительно, Кейт всегда производила большое впечатление на мужчин. – Нельзя ли уточнить, кем вы друг другу приходитесь?

– Она моя кузина по материнской линии.

6
{"b":"20998","o":1}