ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дрожа, я провела рукой по его волосам, по его лицу, поднятому навстречу моей ласке. Интимность, нежность, разбитые надежды, взрыв эмоций, сексуальный голод – все это прорвалось сразу. Он встал, наклонился ко мне, и мы начали целоваться, задыхаясь и отрываясь лишь для того, чтобы глотнуть воздух.

– Пусть сегодня все будет просто, – прошептал он, протягивая ко мне руки. Но тут я вспомнила, сколько лет он заставлял меня страдать. Я оттолкнула его.

– Нет. Это нечестно. И ты это знаешь.

Роан посмотрел на меня сверху вниз, в голосе его была горечь.

– А что честно?

– Я люблю тебя! – закричала я. – Хотя не знаю, можно или нет любить человека, которого не видела двадцать лет. И если ты даже просто доказываешь всем что можешь владеть мной, я все равно люблю тебя. Но никогда больше не дотронусь до тебя, если ты не скажешь мне, почему ты исчез на двадцать лет.

Иначе все между нами – ложь. Ложь.

Он медленно выпрямился. Противостояние. Выжидание. Затем повернулся и ушел в спальню. Я пододвинулась к краю кресла и схватила свою трость, чтобы идти за ним, но он тут же вернулся с большой металлической, проржавевшей по углам коробкой. Он поставил ее передо мной на скамейку и набрал цифры на небольшом висячем кодовом замке.

Какое-то время он молча смотрел на меня. На его скулах ходили желваки.

– Ты, может быть, и правда никогда не захочешь дотронуться до меня, прочитав это.

Он открыл коробку, пролистал находящуюся в ней папку и вынул из нее несколько мятых листов, помеченных красным карандашом.

– Это письмо ты должна прочесть первым, – сказал он, положив его мне на колени. Руки у меня дрожали. Я посмотрела на пожелтевшие страницы. Косые торопливые строчки бежали по бумаге так, как будто писавшего их захлестывали эмоции.

Он чуть не умер на этой неделе, и теперь я знаю, что я должен делать, Клер.

Эта зима была особенно сырой и холодной. У меня было много работы. Я перестраивал несколько ранчо на продажу. Я всегда беру его с собой, когда он приходит из школы, и даю ему инструменты, чтобы он учился. Он хорошо соображает и много работает, но никогда не будет заниматься таким бизнесом. Собственность его не интересует. Похоже, родился фермером или кем-то вроде. Он обожает самых разных животных. У нас есть собака.

Он везде берет ее с собой. Это было бы почти смешно, если бы не напоминало так о…

На днях у него заболел живот. К вечеру появился жар, и я отвез его в пункт скорой помощи. Это был аппендицит. Они забрали его. О, я метался, как дикий зверь, когда он был в операционной. Я боялся, что он умрет. Я не смог бы опять остаться в этом мире совсем один.

Когда он очнулся от наркоза, он сразу схватил мою руку и держался за нее так, как когда был совсем маленький. Он сказал, что ему не страшно, потому что я здесь. Я качал его на руках и обещал, что всегда буду рядом.

Именно тогда я понял, что люблю его, а он любит меня. Я не могу допустить, чтобы у меня его отобрали. Увезли туда, что они называют домом. Черт, я знаю, кем кажусь. Помоечник с большими мечтами. Кроме того, недостаточно взрослый, чтобы самому воспитывать ребенка. Но я справлюсь.

Если я даже не сделаю больше ничего хорошего в жизни, я должен быть уверен, что он счастлив, образован и прочно стоит на ногах. Я могу стать ему кем-то вроде отца, которого у меня самого не было, и, может быть, таким образом я как-то возмещу то, что мой старик сделал с тобой. И смогу сделать для своего ребенка то, что ты старалась сделать для меня, Клер. Никогда не предать его.

Видишь, я не мог сказать тебе, где я. Я хотел сделать это. Думал об этом и хотел сделать это все время после того, как сбежал. Но если я дам тебе знать, то семья узнает рано или поздно, где я. Нельзя, чтобы это случилось. Во всяком случае, пока он не станет достаточно взрослым и не сможет сам о себе позаботиться.

Я скучаю по тебе сегодня ночью больше, чем обычно. Я весь разбит внутри. Я не знаю, захочешь ли ты меня когда-нибудь видеть. Я должен верить, что мы будем когда-нибудь вместе, и это будет прекрасно, совсем по-особенному. У некоторых людей есть сумасшедшие надежды и мечты. Вот и у меня тоже. Моя мечта – вырастить этого мальчика, потому что я люблю его и он помогает мне думать о тебе, потому что он как мостик между нами.

Я думаю, что мне обязательно надо поступить так.

И ты поняла бы меня, если бы все знала. Твоя семья никогда не захочет знать всего.

А ты, может быть, захочешь, чтобы я никогда не возвращался.

Я не могла дышать. Я подняла глаза и встретила испытующий взгляд Роана.

– У тебя есть сын? – Он, поколебавшись, кивнул.

Мое сердце сжалось. – Ты мог бы мне сказать об этом.

Он выдержал мой взгляд.

– Я усыновил его.

– Значит, ты знал его мать. Наверно, ты ее любил. Кто она?

– Я не любил ее, – сказал он решительно. – Я жил с ней и ее мальчиком несколько лет. После того, как убежал. Потом она умерла. Мальчику было всего семь.

– Почему ты не сказал мне? Почему ты не хотел, чтобы семья знала, что ты растишь ребенка? Ты правда думал, что я откажусь от тебя, потому что ты…

– Клер, послушай меня. – Лицо Роана в тени казалось жестким. – Его зовут Мэттью. Я моргнула.

– Мэттью?

Роан положил свою руку на мою и крепко сжал ее.

– Его матерью была Сэлли Макклендон.

Я не могла прийти в себя от изумления. До меня с трудом доходила суть.

– Мэттью, – прошептала я. – Мой кузен, сын дяди Пита.

Роан вырастил Мэттью Делани.

Глава 11

Луна – белая монета в ночном небе – была высоко, свет ее серебром мерцал на темном зеркале озера. Хор лягушек высокими голосами праздновал начало нового сезона, приглашая разделить их радость. Мягкий душистый ветер шелестел в ивах. Обманчивая безмятежность.

Я сидела на новом крыльце. Роан стоял во дворе на толстом ковре дерна, руки в карманах брюк, плечи сгорблены. Мы уже облекли факты в бессмысленные гроздья слов. Нужно было спокойно посидеть и попытаться выбраться из созданного нами лабиринта.

Бывает ревность, слишком примитивная для того, чтобы объяснить ее причины. Я так хорошо помнила Сэлли – женщину-подростка – пышногрудую, с жестким взглядом. Мы с ней обе когда-то почувствовали незаурядность Роана. Она заслуживала симпатии.

Я сидела и представляла себе ее, сначала с Большим Ровном, потом с его сыном. Было это?

Когда Сэлли уехала, только он знал куда. Он нашел ее в крошечной квартирке. Она работала стриптизершей в клубе. Где – он не сказал.

Она впустила его, укрыла, и он оставался с ней несколько лет.

– Я рада, что Сэлли помогла тебе. Слава богу, – сказала я.

Роан подошел и сел рядом на ступеньки.

– Я не святой, – пробормотал он, – но я не спал с ней. Комната и еда. Это было все. Она знала, что я всегда помню про нее и моего старика. Я был нужен ей как друг и нянька для малыша.

Я с облегчением кивнула. Сэлли нашла ему работу, единственную, где не задавали вопросов. Он работал в гараже, быстро разбирал на части ворованные машины. У него это очень хорошо получалось. Обладая врожденным даром механика, он мог заработать кучу денег.

– Я как-то выезжала с полицейскими, когда они накрыли такую вот подпольную мастерскую. Писала статью. – Неуклюжая попытка продемонстрировать сопричастность. – Мне плевать, если ты резал краденые машины. Сейчас это уже не важно.

– Я стал другим, – ответил он с холодным сарказмом.

Я покраснела.

– Что случилось с Сэлли?

– Ее убили.

– Как?

– Наркотики, алкоголь. Она изрядно набралась однажды ночью и пошла в мотель с мерзавцем, который забил ее насмерть.

– Сколько тебе тогда было? Сколько ты прожил с ней?

– Мне было девятнадцать, я жил с ней и Мэтью, наверно, года четыре. Мэттью всегда зависел от меня, столько, сколько он себя помнит. Я менял ему пеленки, кормил, учил его играм, читал ему на ночь. Сэлли любила его, правда, любила, она старалась как могла, но однажды она исчезла. С тех пор я полностью взял на себя заботу о нем.

53
{"b":"21","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скажи маркизу «да»
Последнее дело молодого киллера
Лишь шаг до тебя
Три дня до небытия
Расколотый разум
7 способов соврать
Взвод «пиджаков»
Бессмертники
Столп огненный