ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как вы относитесь к цыплятам и ламам?

Она посмотрела на меня с недоумением.

– Я думаю лечить кошек, собак, из тех, что держат в доме, а Мэттью будет заниматься домашним скотом. Почему ты спросила?

– Так, из любопытства.

– Мы хотели бы поработать пару лет интернами у опытных ветеринаров. Может, в Орегоне или Вашингтоне. А здесь мы в группе добровольцев восстановления дикой природы.

– Спасаем, – добавил Мэттью, – орлов, заглотивших рыболовные крючки; волков, сбитых машинами.

Я посмотрела на Роана. Он был очень горд.

– Я скажу вам главную причину, почему мы выбрали это место для лета, – сказал Мэттью. – Роан говорил, что ему, наверно, придется рассказать обо мне вашей семье. Поэтому я хочу жить там, где ей будет нелегко найти меня, если я сам этого не захочу.

Повисла малоприятная пауза. Твит смотрела прямо перед собой, положив руку Мэттью на плечо. По тому, как напряглись ее пальцы, я поняла, что она пытается убедить его не горячиться.

– Это, знаешь ли, моя идея, – спокойно сказал мне Роан. – Но к тебе лично это не относится.

– Понятно, – я проглотила комок в горле и кивнула. – Разумеется, Мэтгью, у тебя есть право все решать самому. Не захочешь, чтобы вмешивались в твою жизнь, значит, так и будет. Просто, пожалуйста, не зацикливайся на этом.

– Увидим, – сдержанно согласился он. Твит повернулась и опять улыбнулась мне.

– Клер, мы слышали, что ты – репортер.

– Была, – ответила я и уставилась в окно.

– Я… хмм. Мы… Роан рассказывал нам обо всем. – Голос ее упал. Покраснев, она посмотрела на мои ноги и быстро отвернулась. – То, что ты сделала, настоящий подвиг. Я надеюсь… что ты поправляешься.

– В общем, да. Не могу пожаловаться.

Я не очень-то хорошо справлялась с подобными разговорами. Роан взял мою руку и баюкал ее в своих ладонях.

– Знаете, что мне хочется? – неожиданно сказал он. – Чтобы Клер немножко посмотрела город. Прокати нас, Мэтт. Просто повози немножко по городу.

– Просто? – мрачно спросил Мэттью, как будто с тех пор, как мы познакомились, уже ничего не могло быть просто. Он свернул на затененную деревьями улицу, которая поднималась вверх.

“Мэттью водит так же, как Эван”, – подумала я, когда он чуть не снес почтовый ящик. Водительские таланты Эвана отлично знала вся семья.

Мэттью вел машину по узкой улочке, ведущей к лесистым холмам. У меня кружилась голова. Мы с Роаном были в дороге уже несколько часов. Честно говоря, я просто изнемогала.

Я устало сбросила туфли. Роан положил мои ноги себе на колени и, сунув руку под мою длинную юбку, стал массировать мне лодыжку и колено. Его темные волосы спутались, губы были плотно сжаты.

– Мы приготовили для вас комнату. Больший, – сказал Мэттью, посмотрев на нас в зеркало и начав спуск с холма, к которому отчаянно лепились крошечные цветники во дворах с неизбежными террасами.

– Ничего особенного, Клер, но там есть ванная и большая… – Твит вдруг замолчала.

– Большая что? – пробормотала я. – И что такое Больший?

Твит заерзала на своем сиденье и опять покраснела.

– Кровать. Достаточно большая для вас обоих, – закончила она с полыхающим лицом. – А Больший – это прозвище Роана.

Я взглянула на Роана.

– Бог мой. Эр Эс, сколько же у тебя прозвищ?

– Когда Мэттью пошел в школу, он считал, что я недостаточно взрослый, чтобы звать меня папой при других детях, – пояснил Роан. – Брат тоже было бы не совсем правильно. Поэтому он решил называть меня Больший. Так и прилипло.

– Больший, – мягко повторила я. – Как хорошо. Звучит забавно, но тебе подходит.

– Я не считал, что это звучит забавно, когда был ребенком и мне надо было смотреть на кого-то снизу вверх, – неожиданно резко сказал Мэттью. В глазах его отражавшихся в зеркале машины, была откровенная злость. Ничего удивительного. – Для меня он всегда будет самым большим в мире человеком.

Роан наклонился вперед, на скулах его ходили желваки.

– Уймись, – приказал он спокойно. – Клер здесь не для того, чтобы…

– Поверь мне, Мэттью, – прервала я. – Он действительно самый большой человек из всех, кого я знаю.

Роан, нахмурившись, откинулся назад.

– Извини, Клер, – Мэттью поостыл. – Я просто пока не знаю, как говорить с тобой. Я понимаю, что тебя привели сюда добрые намерения. Я ценю это. Но Больший и я неплохо жили все эти годы без посторонней помощи.

– Ты сказал мне “привет”, – спокойно ответила я. – Я поняла, что меня здесь ждали. Это все, что мне сейчас нужно.

– Ей нужно отдохнуть, – сказал Роан.

Он беспокоился обо мне, но не хотел спорить и объясняться. В воздухе повисло напряжение. Я набрала в легкие побольше кислорода.

– Я прыгаю на одной ноге, как утка. А несколько недель назад вообще была какой-то корзинкой. Я почти все время проводила в кровати. Роан положил всему этому конец. Я еще не сказать чтобы в лучшей форме, но, если вы накормите меня обедом и найдете место, где можно удобно пристроить ноги, я отвечу на все твои вопросы о нашей семье, Мэттью.

– О твоей, – возразил он.

– И твоей, нравится тебе это или нет.

– Да у меня, собственно, и нет вопросов. Они меня не хотели. И Роана тоже не хотели. Он – вот моя семья. Он и Твит. Поэтому зачем мне что-то знать о Делани? Извини, Клер. Мы рады тебе, потому что Роан любит тебя. Я все про тебя знаю. Он мне рассказывал. Но если ты приехала спасать меня, то ты напрасно проделала этот длинный путь.

– Посмотрим, – сказала я, наблюдая, как Мэттью провел рукой по волосам, а потом подергал себя за мочки ушей так, как будто хотел покрепче прижать голову к плечам.

“Так делают мои братья, когда нервничают, – подумала я. – Так делает мама. Так делаю я. Он безусловно унаследовал эту привычку от Делани”.

Я почувствовала уверенность, что, когда я уговорю его съездить домой в Дандерри, он будет сидеть на веранде дома и улыбаться улыбкой Делани.

– Знаете, – сказала я со всем обаянием, на которое была способна, – сейчас мне хочется слышать только про вас двоих.

– Как мило, – воскликнула Твит, вновь повернувшись ко мне и положив мою руку себе на плечо. Твит, видно, была очень слезлива. Каждый раз, когда она смотрела на меня, на ее глазах появлялись слезы. – Я так рада, что ты здесь! Ты – кузина Мэттью! Не думай, это много значит для нас, и мы тоже хотим знать о тебе побольше. Хотим. И Мэттью хочет, я знаю.

– То, что я тебе несимпатична, Мэттью, это нормально. Я понимаю, кто я в твоих глазах.

– Ты ошибаешься, – сказал Мэттью, вновь потянув себя за уши. – Я тоже рад встрече с тобой. Мы всегда будем рады видеть тебя в нашем доме.

– Спасибо, – сказала я, поймав себя на том же фамильном жесте Делани.

Роан пристально наблюдал за мной прищуренными глазами. Я невинно улыбнулась. Он поднял руку и дотронулся сначала до моей правой, а потом левой мочки уха. Он заметил. Он вспомнил. Я решила подлизываться к его мальчику. Он это понял.

Дом представлял собой деревянное бунгало в добрых ста футах от улицы вверх по холму. Деревянная лестница шла зигзагом в три длинных пролета мимо высокого густого кустарника. К столбам входного крыльца, обвитого разными вьюнками, была подвешена по меньшей мере дюжина кормушек.

Я оперлась на свою палку, посмотрела на три пролета почти вертикальной лестницы и почувствовала, что Мэттью наблюдает за мной, пытаясь определить силу моего характера.

– Мы с Ровном сложим руки крест-накрест и отнесем тебя.

– О! Я справлюсь сама. Но все равно спасибо.

Никто, в том числе я сама, не верил, что я смогу подняться по этой лестнице. Мэттью и Твит обменялись тревожными взглядами. Роан взял меня за руку.

– Может, ты немного отдохнешь перед тем, как совершать чудеса альпинизма? – Он усмехнулся. – Хотя я уверен, что ты справишься.

Он подвел меня к деревянному подъемнику площадью примерно в три квадратных фута с основанием из стальных труб, который мог двигаться вверх по канатам.

– Ты можешь подняться на ней, – сказал Роан. – Мы так поднимаем продукты и мебель…

57
{"b":"21","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Обжигающий след. Потерянные
Спецназ Великого князя
Побег без права пересдачи
Отдел продаж по захвату рынка
Треть жизни мы спим
Награда