ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Как купить или продать бизнес
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Ледяной укус
Воскресное утро. Решающий выбор
Опасное увлечение
Эра Водолея
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
После
A
A

Она чокнулась со мной.

– Хрусталь баккара! Ты бы видела весь комплект. Это один из подарков Роана на нашу помолвку. А какую он закатил нам свадьбу!

Этой весной Роан приходил ко мне в больницу, но не мог остаться. Он должен был быть на их выпускном вечере и на свадьбе. Старался и для меня, и для них. Две стороны очень сложной ситуации.

* * *

– Ты расстроилась, – вздохнула Твит. – Это я виновата. Извини. С животными у меня получается лучше, чем с людьми.

– Нет, нет. Продолжай. Расскажи мне про свадьбу.

– Роан за все заплатил. Триста гостей. Оркестр. Всякие важные знакомые Роана. Я ведь из другой среды. Для меня это было как в сказке. – Она приложила руку к глазам.

Свет от камина танцевал на ее золотых волосах.

Один из попугаев перелетел через комнату, сел ей на плечо и стал клювом перебирать светлые пряди.

– Мэттью попросил Роана быть его шафером, и Роану это было приятно. Я знаю. Но во время венчания он выглядел совершенно несчастным. Он ненавидит когда его выставляют напоказ. Так он это и называет – напоказ. Он был каким-то странным всю весну, теперь-то мы знаем почему – он очень о тебе беспокоился.

Ни Твит, ни Мэттью не могли понять его, потому что не знали, как вырос сам Роан. Его слишком часто выставляли напоказ, и никогда это не обходилось без оскорблений. Поэтому он предпочитал стоять за сценой.

– Он не хотел испортить ваш праздник, – объяснила я ей. – Понимаешь? Он сделал так, чтобы было лучше для Мэттью и для тебя. Ему важно только это. Ради благополучия Мэттью он помирится с семьей.

– По-моему, он не создан для всех этих семейных церемоний, традиций. Его это не интересует. Он не в силах понять, что Мэттью как раз очень сентиментален. Его волнует все, что относится к родине, которую он никогда не видел.

Я задумалась. Роан и я потеряли друг друга на двадцать лет, потому что он посвятил себя созданию семьи для Мэттью. Хотел доказать, что и сам заслуживает настоящую семью. Будь я проклята, если позволю кому-нибудь или чему-нибудь отобрать у нас еще хоть немного времени. Я хотела сказать это Твит, но это прозвучало бы неоправданно горько.

– Теперь ты еще больше расстроилась, – сказала Твит. – Извини. Трещу без остановки, как попугай.

– Но ты хотя бы не гадишь в это время. – О, я, кажется, хватила через край и была очень благодарна Твит, когда она усмехнулась. Я вздохнула и отпила большой глоток вина. – Я просто стараюсь во всем разобраться. Пойми – Роан рассказал мне о Мэттью всего два дня назад. Я – единственная в семье, кто об этом знает.

Твит наклонилась ко мне.

– Скажи мне правду. – Ее круглое миловидное лицо стало жестоким. Голос дрожал от волнения. – Я не хочу, чтобы Мэттью встретился с твоей семьей, если она может отречься от него.

– Это и его семья, – поправила я. – Семья не отречется.

– Хмм. Мэттью может понять точку зрения Роана. В конце концов, его мать была не слишком почтенной женщиной, и она умерла, когда он был маленьким. Очевидно, что его… твой дядя…

– Тоже умер. Несчастный случай на охоте.

– А твоя семья? Она так же открыта и сердечна, как ты? Они будут рады Мэттью?

– Да. Безусловно. И ты окажешь ему большую услугу, если убедишь его встретиться с ней.

– Он не поедет, если Роан не согласится.

– Согласится. Вы с Мэттью не знаете Роана так, как я. Он вас не предаст.

– Мы, конечно, знаем, что он был беден. Он кое-что рассказывал Мэттью, но он так мало говорит о своем детстве.

– Ты знаешь, как моя семья поступила с Роаном? – спросила я осторожно.

– Он всегда говорил Мэттью, что твои родители были добры к нему, но у него не сложились отношения с некоторыми родственниками. И потому, в конце концов было решено, что ему будет лучше в приюте. С моей точки зрения, Клер, это звучит уж как-то слишком… ммм. равнодушно.

– Мои родители никогда не могли себе простить, что отправили его в приют, – сказала я, взвешивая каждое слово. – Это трудно понять. Нужно знать все обстоятельства. Мы все изменились. Он изменил нас.

* * *

Она покусала губу.

– Роан, наверно, был сложным мальчиком.

– Роан не заслужил того, что с ним сделали, если ты это хочешь сказать.

– Нет-нет. Мне просто кажется, что я понимаю, почему они могли его бояться.

– Что?!

– Тихо, тихо. Он был очень добр ко мне и к Мэттью. Просто я сама его сначала боялась, пока не узнала лучше. Когда Мэттью нас познакомил, все, что я видела – это большой, серьезный, сам себя сделавший бизнесмен. Он казался мне таким старым – психологически. Таким переутомленным. – Твит вздохнула. – Я все время ждала, вот сейчас он скажет, что я не подхожу Мэттью или что мы слишком молоды для брака. Мне казалось, что он непременно спросит, может, меня интересуют деньги Мэттью. Но он этого не сделал. Он прекрасно со мной обращался.

– Да-да. Но то, что случилось между ним и моей семьей, – не его вина. И поверь мне, никто не хотел потерять след Мэттью. Там тогда так все запуталось. Роан полагался на меня, когда мы были детьми, и поэтому пострадал. А в этом году еще кое-кто пострадал, потому что тоже полагался на меня…

Она нахмурилась.

– Ты говоришь так похоже на Роана. Вы оба очень остро чувствуете вину и ответственность. И все-таки я не понимаю.

– Ты и Мэттью наверняка хорошо знаете историю Роана, чтобы понять, как трудно ему доверять людям. Вы знаете, конечно, обо мне и о том, что случилось с отцом Роана.

– Да, – кивнула она печально. – Ты была единственным другом Роана. Он был беден, ты старалась помочь ему, его мать умерла, когда он был маленьким – видишь, как много общего у него с Мэттью – о, конечно, у его отца была… ну, дурная репутация, он умер молодым, а Роана отправили в приют.

“Дурная репутация? Умер молодым?” Мягко говоря, это не совсем соответствовало действительности. А если проще – это была ложь.

Я смотрела на нее с возрастающим страхом.

– Отец Роана умер, когда Роану было пятнадцать лет, – неуверенно продолжала я. – Он умер внезапно… Но ты это знаешь.

– Конечно, мы с Мэттью знаем все о прошлом Роана. Он ничего не скрывал от нас. – Она нетерпеливо посмотрела на меня и снова затрещала. – Отец Ровна был инвалидом корейской войны. Он слишком много пил. Он был мрачным человеком, никого не слушал. Роан в основном рос сам по себе. – Она перевела дыхание. – А потом он умер от сердечного приступа.

Боже мой! Мэттью и Твит не имели ни малейшего представления, каким чудовищем был Большой Роан и что перенес Рони. Они не знали, что он убил его. Убил, чтобы спасти меня.

– Ну ладно, давай о чем-нибудь повеселее, – неожиданно воскликнула Твит. – Все будет отлично. – Она снова чокнулась со мной. – Мы уже так много узнали о тебе, а ты так много узнала о нас! Мне кажется, что ты здесь уже сто лет. Я так рада, что ты приехала. – Она обняла меня.

Меня как льдом сковало. Наконец-то я все поняла. Если мы привезем Мэттью в Дандерри, Роан уже не сумеет скрыть, как далеко он зашел в свое время и что сделал, чтобы выжить.

* * *

Мы засиделись за полночь, болтая с Мэттью и Твит. Я реализовывала свой план, задавая Мэттью всякие безобидные вопросы, и он подобрел ко мне. Роан наблюдал за нами с осторожной слабой улыбкой, будучи уверенным, что мне нет равных в умении совать нос в чужие дела. Ведь я профессионал в этом деле.

Все сработало. Когда мы уже пожелали друг другу спокойной ночи, Мэттью вполне искренне обнял меня. Твит тоже. Мне нравилось смотреть на них. Им было хорошо Друг с другом. Мама бы цвела, глядя на их романтические отношения. Да и кто бы не цвел? Меня мутило от предстоящего разговора. Я взяла Роана за руку, и мы пошли в комнату для гостей. Он закрыл дверь, и я бросилась на кровать и растянулась на ней. Роан сидел на стуле у окна; свет мы не включали. Спальня была маленькой, заставленной коробками в одном углу, всякой ветеринарной литературой в другом и еще чем-то в третьем. Зато кровать была, как обещано, широкой, покрытой белым покрывалом, и я умирала от желания лечь с ним и ни о чем не разговаривать.

59
{"b":"21","o":1}